ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Как зарабатывать в Instagram
Научные забавы. Интересные опыты, самоделки, развлечения
Спартанцы XXI века
Поймать молнию
Радикальное Прощение. Духовная технология для исцеления взаимоотношений, избавления от гнева и чувства вины, нахождения взаимопонимания в любой ситуации
Силуэт в тени
Замок над Морем. Сила рода
Худеем с умом! Методика доктора Ковалькова
Тобол. Много званых
Содержание  
A
A

При изготовлении аритаборских куполов взаимодействовали операторы и песчаная стихия; при организации процесса под названием «эх, бытие мое…» физическая природа выступает как одна глобальная фекта по отношению к оркариуму, а стеклянная прослойка между ними, грубо говоря, является результатом и одновременно границей этого взаимодействия. Некоторые грамотеи видят конкретное воплощение этого результата в уровне вскрытия мозга, но это не более чем попытка искусственно упростить проблему: земляне, к примеру, 7 % — жесткий и толстый купол, ЧЛФ — 80 % — мягкий и гибкий. Все это не так. Даже у самых предвзятых фактурологов качество фактуры уровнем вскрытия мозга не определяется, а влияние оркариума на нашу глобальную фекту куда более разнообразно.

Во-первых, сразу бросается в глаза тот факт, что орка в нашей схеме стоит на порядок выше ЕИП, хотя, казалось бы, какая здесь может быть субординация? Оказывается, самая непосредственная, по степени влияния. Чем выше фигура, тем она, если так можно выразиться, дальнобойнее. В частности, влияние оркариума распространяется глубже, чем влияние предшествующего ему ЕИП.

Во-вторых, сразу надо иметь в виду, ни одна из фигур не порождает из себя следующую фигуру. Схема составлена по этапам восприятия мироздания, с точки зрения существа, находящегося внутри него.

В-третьих, может возникнуть иллюзия присутствия нашего понимания мира в этой шкале: скажем, человечество зависло в своем понимании где-то между 1-й и 2-й фигурой и только гипотетически предполагает третью; в среднем же Ареал прочно застрял где-то на подступах к пятой… Ничего похожего на теорию познания в схеме не присутствует, присутствуют лишь попытки осмысления. И те в большей степени касаются почему-то рактариума, чем всего остального. А в своем праве осмысливать что-либо самый бестолковый землянин и самый умный кальтиат абсолютно равны.

Однако раз уж мы взялись разбираться в принципах влияния оркариума, не стоит далеко уходить от темы. Сразу надо признаться, что в этом мы сильно погорячились, поскольку принципы этого влияния никому до сих пор не ясны. Существует мнение, что, если цивилизация Ареала когда-нибудь сумеет до конца разобраться в работе оркариума, она перестанет быть цивилизацией. Хотя на вопрос, во что же она воплотится, тоже пока никто не ответил, поскольку от одного абстрактного понимания разрыв между 7-й и 8-й ступенью не сократится. Нам же, рассматривая работу оркариума, удобнее будет обратиться к разрыву между 0-й и 1-й ступенью, по той же системе Дуйля; а также между стерильным состоянием природы и первой, самой дремучей ступенью биологического Естества. Но о том, чьими молитвами мировой океан завонял аммиаком, мы еще серьезно поговорим. А теперь, раз уж мы следуем астарианской логикой по аритаборским наукам, попробуем воспроизвести классический метод разъяснения процесса. И, так как выбор формы у нас небогат, возьмем за основу материально-физическую картину мира, изредка сбиваясь на идеалистически-метафизическую. Взявшись за эту основу, приступим к построению первого полезного понятия, по сравнению с которым все остальные понятия, наполняющие собой всевозможные языки, кажутся бессмысленными и второстепенными. Речь идет о понятии пустоты, абсолютной и относительной.

С относительной пустотой все более-менее ясно: пустой бывает комната, если в ней нет приличного шкафа; голова, если в ней нет конструктивной мысли; пустым может быть космос, если в нем не обнаружено ни одной молекулы. А если как следует напрячь воображение, вполне можно представить себе пустоту, в которой нет ни пространства, ни времени, ни материи, ни свойств, присущих всем этим отсутствующим вещам. И все же эта пустота не будет абсолютной по одной банальной причине, — мы смогли представить себе ее существование. А значит, где-то за пределами этой пустоты присутствует нечто, т. е. наше представление о ней со всей вытекающей отсюда материалистической подоплекой. Соответственно, пустота ограничена, а это уже не есть абсолют.

Посредники в таких случаях говорят: «Не пытайся представить себе пустоту, чтобы не спугнуть ее», — и они правы, абсолютную пустоту представить невозможно: на этом кончаются все гипотезы о соприкосновении, дискретности развития и пластах познания с их зыбкими переходами с одного на другой. На этом кончается традиционное аритаборское моделирование и начинается то, что в предыдущей тетради упоминалось как «прошибание стен», увязывание неувязываемого, в котором посредники превзошли себя. А также то, что я упоминаю в каждой тетради по десять раз, но объяснять не берусь — «логика мадисты». Логика, не имеющая ничего общего со всеми, вместе взятыми, логиками Ареала по той простой причине, что исходный материал для таких логических построений отсутствует в той субстанции, которую мы называем абсолютной пустотой и которую представить себе не можем. Она не имеет ни форм, ни сути, ни свойств, ни импульсов. И так, чего ни хватись, ничего не имеет. Она не подлежит даже самой специфической логической «обработке», поскольку вообще осмыслению не подлежит, так что даже не стоит тратить время на попытки ее осмыслить.

Что же сделали посредники, прежде чем додуматься до пятой фигуры? Откуда они вытащили логику абсолютной пустоты, не спугнув ее? Это может понять только физик, обкурившись марихуаной. Всем остальным придется мобилизовать чувство юмора. Лично моего хватило лишь на два первых хода. Оба хода упираются одним концом в традиционное аритаборское моделирование, а вторым — ни во что не упираются. Посредники не стали представлять себе ничего, похожего на пустоту, а взяли гипотетическую формулу парадокса — «ничто» и вычислили «разность потенциалов» между бесконечным и безначальным, — эта формула стала моделью несуществующего пространства. То же самое они проделали с отсутствующей категорией времени и все последующие этапы построили исключительно на парадоксах расчета. Никогда я в этих расчетах не разберусь, даже не буду пытаться. То, что парадоксы — есть основа логики мадисты, столь же очевидно, сколь и невероятно, но после появления пятой фигуры мадистофобия Ареала заметно поубавилась. Теперь каждому любителю-мадистофилу, как и любителю-мадистофобу, стало ясно, что интересующее и пугающее их явление присутствует там, где насчитывается критическое количество парадоксов на единицу пространства, — система-фикс, называется «помоги себе сам». А для тех, кто похрабрей, — «поймай мадисту на парадоксе».

С моделированием парадоксов Аритабор завязал первым делом, и вроде бы даже вовремя. То ли «дичь» шла слишком активно, то ли посредники, по своему обыкновению, хорошенько подумали, прежде чем что-то делать, только фигурной теории в авторском аритаборском варианте не сохранилось. Впрочем, не исключено, что именно на нее мадиста и клюнула, заглотнув наживку вместе с крючком, удочкой и рыбаком. Какие последствия это имело для Аритабора — также сказать трудно, поскольку любой посредник, опрошенный на эту тему, искренне скажет, что ничего подобного не было, что все это придумали астариане и не знают, на кого свалить вину. Астариане же, как всякие мадистологи, неприлично честны и не позволяют себе фантазий даже в мелочах. Если уж они говорят, что фигурная теория растет корнями из Аритабора, значит, так оно и есть. Если они настаивают на том, что посредники объясняют мадисту присутствием парадоксов абсолютной пустоты там, где абсолютная пустота напрочь уничтожена, — приходится им верить.

Астарианская интерпретация теории трактует оркариум как некий рок, довлеющий над всяким физическим присутствием. Если физическая кондиция доходит до определенного рубежа, оркариум в этой зоне активизируется и начинает трансформировать ее структуру. Этот принцип распространяется абсолютно на все, и не только потому, что пустота, как говорится, была абсолютной, а потому, что сама физическая структура, даже с естественным информационным наполнением, есть бездейственное ничто без координирующих орка-влияний. Где кончается свойство физической структуры и начинается орка-вмешательство, тоже непонятно. С одной стороны, структура могла спровоцировать оркариум, с другой стороны, все могло быть наоборот. Очевидно, что астариане пытаются фигурную версию подмять под свою «физиологию», что и дает повод посредникам умыть руки. В том-то вся загвоздка. Без собственных (добровольных) комментариев из Аритабора в фигурной теории не все чисто. Слишком опосредованы эти взаимовлияния, настолько опосредованы, что в астарианской интерпретации смотрятся коряво. Но в тех же интерпретациях был и некий конструктивный момент. Те же астариане на своем исторически печальном опыте получили наглядный пример взаимодействий разнородных структур, которое в физике Ареала получило название орка-зон. Те самые явления оркариумных пустошей на границе ареала, одному из которых было принесено в жертву исследовательское любопытство хабронитов.

128
{"b":"44079","o":1}