ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Ко мне! Ко мне! — донеслось до него, словно его внутренний голос убежал вперед и, ударившись о невидимую стену, вернулся обратно. — Ко мне! — кричал детский голос. Мидиану казалось, что ритм ураганного времени отбросил его в детство, что он слышит собственный голос. Он уже догнал следы на песке, которые растворялись под опадающей пылью.

— Ко мне! — послышалось совсем близко, и из тумана поднялся мальчишка. Белобрысый и кучерявый, в широкой рубахе, прикрывающей голые коленки. — Ко мне! — повторил он и засмеялся, увидев Мидиана, законсервированного в защитный костюм. Кот ткнулся мордой в подол его рубахи. Мальчик резко выхватил из кошачьих зубов дискообразный предмет, подбросил его вверх и отпрыгнул. — Лови!

Кот сиганул на немыслимую высоту, словно под лапами был трамплин вместо песочной каши, щелкнул зубами и пригрунтовался, исполнив сальто. У Мидиана от лязга клыков остановилось сердце.

— Вот и промазал! — крикнул мальчик, и они наперегонки бросились догонять улетевшую игрушку.

Пока Мидиан понял, что диск летит ему в руки, пока бросил в песок прибор, отпугивающий фантомов, пока оценил траекторию приближения, они оказались совсем близко, и диск, тяжелый, как осколок камня, со всего маху, стукнулся об его перчатки.

— Дядя, отдай, — сказал ребенок, — а то папа меня отругает. — И Мидиан первым делом оценил свое самообладание, ибо сказано это, как и все предыдущее, было на его родном языке. На языке цивилизации, которая за все свои миллиардолетние циклы развития ни разу даже не приблизилась к альбианскому Миграторию. Мидиан восхитился присутствием духа и полной ясностью сознания. Он положил игрушку в протянутые руки ребенка и нагнулся, как это делают взрослые, прежде чем обратиться к маленькому человеку.

— Как тебя зовут, мальчик? — спросил он.

— Ладо, — ответил ребенок, словно ждал этого тривиального вопроса.

— А меня — Мидиан. Дядя Мидиан.

— А меня Макролиус. Пантер Макролиус, — ничтоже сумняшеся добавил зверь густым, хриплым басом, и Мидиан, ни на миг не утратив самообладания, ударился маской шлема о песчаную оболочку планеты.

УЧЕБНИК. ТЕОРИЯ АНТИГРАВИТАНТОВ. Аннигиляция

Это явление интересно уже тем, что лежит в основе рактариума — шестой философской фигуры, олицетворяющей апокалипсис. Но в данном случае интерес к аннигиляции никакого апокалиптического намерения в себе не несет. Этот процесс — отрицательная фаза пространственно-временной функции, выход за предел ПВ-оси возник как побочный продукт исследования антигравитанта и доставил немало проблем в связи с колоссальным выбросом энергии. Долгое время он причинял беспокойство, но в конце концов занял достойное место в науке и стал не только равноправным компонентом практического АГ! а еще и «могильщиком» теории универсальной энергетики, которой человечество пока не переболело. Совсем другое дело идея «чистого» оружия. Казалось бы, аннигиляция самим провидением послана для того, чтобы фактуриалы «мочили» друг друга, не пачкая рук. Однако это происходит не так уж часто. Может, потому, что цивилизация успевает интеллектуально созреть к данному этапу технического прогресса. А может, потому, что риск неграмотного использования такого мощного инструмента гораздо выше для пользователя, нежели для потенциальных жертв. Конец, допустим, неизбежен, а вот страхов, связанных с ним, вполне можно избежать. Естественные аннигиляционные процессы природы свойственны великому множеству вещей. В каждом проявлении бытия можно при желании отыскать что-нибудь рактариумное, кратное шестерке, сатанинское, одним словом.

На самом деле ничего сатанинского в практическом антигравитанте не предусмотрено. Но, прости Господи, как хочется иногда иметь под рукой маленький карманный аннигилятор: прицелился в какую-нибудь дрянь — хлоп… и чисто. Ни тебе визга, ни тебе тела, ни свидетелей, ни присяжных, даже для похоронного агентства не найдется работы. Стерильная территория. Но это так… крик души, не имеющий отношения к сути изучаемого феномена.

Серьезные исследователи процесса ставили перед собой задачу, прямо противоположную мстительным намерениям аборигена. А именно: каким образом можно аннигиляции противостоять, защититься от нее или же повернуть процесс вспять, если таковой оказался некстати.

Прежде немного истории. Опыт посредников на «чистом» пространстве-времени обозначил конкретную методику управления процессом. Практическая навигация дала всеобъемлющий график расчетов (типа: с какой скоростью и по какой траектории следует разогнать физическое тело, чтобы оно исчезло из бытия). Личный печальный опыт — хорошо. Однако навигаторы имели дело только с макрокатушкой, вернее сказать, «имели» эту самую катушку во всех динамических режимах. Выйти за ее пределы пилотам пока что не удавалось. Это демонстрировали посредники и категорически предостерегали всех остальных. Их методика плюс теоретическая база навигационных школ в совокупности своих достоинств легли в основу создания управляемого аннигилятора. Но настоящая работа еще предстояла.

За основу была принята индивидуальная АДК объекта. Все равно какого: хоть булыжника с мостовой, хоть человекоподобного гуманоида, — каждый объект в равной степени привязан к ПВ-оси, от элементарных волновых вибраций до естественных пределов габарита. Если человечище выдалось метр с кепкой ростом — то кепка будет олицетворять собой верхний предел измерений и о макроуровне оси можно на время забыть. Зато его микроструктура аналогична микроструктуре Вселенной. Но индивидуальна. В том-то и дело. Гармонический ритм, более-менее постоянный на протяжении всей жизни объекта, покуда он не распался и не предстал в иных ипостасях, — сама динамическая основа АДК — оказалась ключом к решению задачи.

Индивидуальный аннигилятор в примитивном представлении будет иметь такой порядок работы:

— снятие показаний индивидуального динамического ритма (кода АДК) с выявлением доминирующих частот и сочетани;

— моделирование контрритма (составление программы генератора частот, способных погасить динамику данного объекта);

— ну и, ясное дело, нажатие пальца на кнопку «пуск» — кепка падает в сапог, коллектив единомышленников обменивается товарищескими рукопожатиями.

При необходимости кепку можно отправить вслед за хозяином, если схему ее АДК добавить в общую программу. В этом случае до сапога долетит одинокий ярлычок завода-изготовителя.

И все-таки, как уже отмечалось выше, задача исследователей сводится не к тому, чтобы свести на нет, а к противоположной задаче. Которая, казалось бы, логического решения не имеет. Там, где поработал аннигилятор, не то что похоронное агентство, совок с веником не понадобится. Самое время воспользоваться покровительством Естества и попросить для аннигилированного объекта последний шанс на спасение.

Посредники с самого начала подозревали, что в оркариумной природе Вселенной есть ответы на все вопросы бытия. И были совершенно правы. Посредники были абсолютно уверены, что чистая аннигиляция в природе невозможна, так же как невозможно «чистое» пространство и время. Они были уверены, что где-то в субпространстве ЕИП должна оставаться копия аннигилянта. Вся работа интуитивно свелась к тому, чтобы найти эту матрицу, выяснить, сколько времени она способна содержать информацию, пока ЕИП не обработает ее подчистую, и научиться при помощи того же самого генератора контрритма стимулировать прежнюю динамическую форму. Как выяснилось, матрицу можно найти, хотя гораздо проще превентивно удержать на месте. Срок годности ее информации зависит от общего состояния Е-поля. Он не слишком велик, но вполне достаточен, если не чесаться, а работать. Что же касается стимулирующих возможностей генератора — главное не уронить его в матричное поле во время эксперимента.

И еще одно. Безусловно, главное следствие всего вышесказанного заключается в том, что четкий информационный слепок в Е-инфополе, оставленный аннигилировавшей субстанцией (так же как АДК в макро-катушке), является еще одним великим подарком Естества своим творениям. Поистине бесценный. Может быть, эти творения того и недостойны.

228
{"b":"44079","o":1}