ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

С легкой руки Циола посредники влипли по уши. Рано или поздно им предстояло отчитаться о проделанной работе. Они сделали это раньше, чем контролер ЕИП сформулировал вопрос. В отчете не было и намека на исследования в области агравитации, зато был подробный анализ теории предельных макролоргических скоростей, который был известен каждому абитуриенту навигаторской школы. В том отчете содержалась информация о матричном субстрате, достаточная для точного тиражирования объектов, которым фактурологические школы уже занимались испокон веков. Изучая это сочинение, инженеры ЕИП пришли к выводу, что посредники вывалились из бытия и решили создать его заново. Эта деятельность достигла результата. Книги Искусств приписывают честь первого этапа освоения антигравитанта совершенно другим авторам. Но эти Книги писали аритаборцы, которые никогда не отличались тщеславием. Да и в самом деле, первые опыты с барьером сверхскоростей проделали не они, не они обнаружили и рассчитали «помехи перехвата», даже матричное субпространство было обнаружено без их участия. Они всего-то на всего опрокинули туда Циола, а потом пожалели беднягу. После чего поспешили уйти в тень. Им всегда не хватало таланта и терпения к кропотливой работе, заранее обреченной на успех.

Так вот, на смену аритаборскому периоду освоения АГ! пришел не менее интересный мадистологический (астарианский) период. Это не случайное совпадение, ибо нет в Ареале более тесных научных единомышленников, чем астариане и аритаборцы, которые как два дружественных государства: нет-нет да и стащат друг у друга какую-нибудь стратегическую информацию.

Если заходит разговор о функции матричных полей, здесь нечего делать без мадистологии вообще, поскольку описанные выше проявления мадисты возникают именно из этой субстанции. И исчезают, соответственно, в ней же. Это не есть демонстрация мистической оркариумной сути. Скорее единственная физическая возможность материализации в бытие некой эфемерной структуры — именно через матричное поле. То есть, еще раз повторю, через природу «чистого» времени, в котором не существует пространственных структур.

Теперь пора разобраться, почему при первых опытах АГ! объект, посланный в прошлое, на заданной координате не возник, притом что благополучно исчез из реальности. Дело в том, что в мадистологии, как и в навигации, существует своя мертвая петля — отборочный тур, тест на профессиональную зрелость. Надо сказать, гораздо более сложный. Он заключается в природном свойстве субъекта инстинктивно понимать основной принцип функционирования оркариумных структур, в том числе матричного субпространства. Не всякий способен понять даже определения слова «мадиста». Допустим, в русском языке нет прямого аналога. Ближе всего, наверно, «игра». Здесь возникают проблемы того же игрового свойства: что должен суметь осмыслить начинающий мадистолог, чтобы выйти из петли? Всего лишь три пункта: существует некое поле М, поле М состоит из совокупности гипотетических точек, каждая точка имеет произвольное направление действия. И все! Если в вашей голове рефлекторно возник алгоритм работы системы (да и сама система, кстати говоря, тоже) — вы прирожденный мадистолог. Поздравляю, это редчайший талант. Не каждая мыслящая раса на это способна. Если вы представили себе все это с той же ясностью образов, как два умножить на два; если вы, схватив абстрактную точку, способны рассчитать ее динамическую траекторию из ничего, на голой теории вероятности, — вы прошли отборочный тур и просто обязаны посвятить себя этой сложнейшей науке.

Наша родная функция реального времени f(РВ) — это всего лишь одна цепочка динамической последовательности. Если вырвать из нее ничтожный энергетический всплеск и отослать на сто лет подальше, шанс, что он еще раз когда-нибудь пересечется с этой функцией, меньше, чем один из миллиарда. Откуда нам знать, где сто лет назад проносилась f(РВ) в среде, которую до недавних времен невозможно было себе представить. По каким баллистическим законам? Не зная этих законов, попытка путешествия в прошлое похожа на тыканье пальцем в небо. Это такие законы, которые надо не просто знать, а знать виртуозно и досконально. При расчете функциональных кодов агравитации малейшая погрешность способна отбросить путешественника от конечной точки на самые неожиданные расстояния. Траектории пространственно-временных функций принципиально отличаются от траектории падающего вниз кирпича. Если кирпич, без всякого прицела, попадает на каску прораба, то функция, лишенная необходимости соблюдать закон всемирного тяготения, очень редко притягивает к себе оторвавшиеся предметы. Вот и вся проблема. Казалось бы, элементарно догадаться. Единственная сложность заключается в том, чтобы ее преодолеть. Но с этой проблемой мы, с божьей помощью, тоже справимся.

Глава 9

Холодной ночью альбианская пустыня светилась от звездного неба. Воздух был чист и стеклянно-неподвижен, как волны затвердевшего песка. Эф зашел в шатер босиком, отстегнул шлем и снял перчатки.

— Конец света, — доложил он. — Если копать таким темпом, можно провалиться в «ингурею».

— Каранайцы закапывали в грунт мертвецов. Может, — предположил Мидиан, — это намек на наши перспективы?

— Не знаю, — ответил профессор, — но яма уже мне по горло.

— Вы не пробовали узнать, что он задумал?

— Между прочим, не я, а вы в контакте с этими бесподобными существами. И еще, ураган вывел из строя метеоантенну Бахаута. Вы сможете ее отрегулировать или я спущу с орбиты этого лодыря?

Мидиан склонился над разбитым аппаратом связи.

— Никакая сила не заставит Бахаута спуститься вниз. Придумайте лучше, как нам разговорить этого двухглавого копателя ям. Если наладить с ним хотя бы минимальный информационный обмен, мы смогли бы ориентироваться в урагане. — Профессор присел у двери и стал ощупывать карманы костюма.

— Не думаю, что это возможно.

— Опять! — начал злиться Мидиан.

— Я заглянул в оба горла. Они вполне пригодны для членораздельной речи. Если он отказывается говорить, вряд ли вы заставите его прибегнуть к языку жестов. Типичное поведение мутантов. Они идут с интересом только на односторонний контакт.

— Постарайтесь, профессор. Задумайтесь, почему в контакте с альбианами все-таки я, а не вы.

— Ах, вы опять настроились поругаться…

— Я всего лишь хочу использовать ваши возможности с максимальным результатом.

— А я, по-вашему, не хочу…

— С самого начала мне не были ясны цели вашего участия в экспедиции. Вы радуетесь и раздражаетесь по непонятным мне причинам; вы с легкостью разобрались в каракулях аборигенов, но до сих пор ни слова не сказали по поводу магнитограммы, прослушанной вами еще в биопарке…

— Хорошо, так что же? Вы обвиняете меня в неискренности по отношению к вам?

— Именно так.

Обиженный профессор вышел из шатра, но вскоре его голая рука просунулась обратно и поманила Мидиана.

— Идите-ка, любезный, сюда.

Под ярким небом стоял одинокий профессор, обратив взгляд к звездным россыпям Мигратория.

— Вам не кажется, что расположение звезд сегодня не то, что прежде?

Мидиан сунулся было назад к своему испорченному приемнику.

— Как-нибудь объясню, отчего это происходит. — Но рука Эфа вцепилась ему в плечо.

— Я знаком с основами астрономии. О суточных и годичных смещениях имею понятие. До урагана картина звездного неба была принципиально иной. А вы как специалист проигнорировали это явление.

Мидиан еще раз взглянул на звезды и вернулся в шатер.

— Смещения зависят от зональной динамики, — объяснил он застрявшему в дверях профессору. — Мигратории — самая аномальная часть Вселенной. Не стоит сравнивать здешнюю картину с тем, что вы видели вокруг Пампирона. Чтоб объяснить местные особенности вам, знакомому с основами науки, я должен потратить годы.

— Вот! — с удовлетворением произнес профессор. — Годы! Вы, молодой ученый… А я, доктор наук, должен изложить вам в одной лекции все премудрости, связанные с адаптацией ментальных информатек. Так вот взять и выложить двумя словами суть, на понимание которой ушли десятилетия. И все для того, чтоб вы имели возможность решить, делом я занимаюсь или трачу попусту ресурсы экспедиции!

235
{"b":"44079","o":1}