ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свидание у алтаря
Вольные упражнения
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Большая книга исполнения желаний
Скандал в семействе Уинтерли
Чаролес
Дети крови и костей
65,99 градусов северной широты. Сборник рассказов
Маска демона
Содержание  
A
A

Меньше всего на свете Мидиану хотелось ругаться с профессором. Именно теперь, когда от него требовалась предельная концентрация сил накануне урагана и максимальная собранность для того, чтобы отрегулировать защитные функции костюма. Профессор еще ворчал, переворачиваясь с боку на бок, а Мидиан уже поглядывал на пустыню. Воздух мутнел, над поверхностью взлетали песчаные волны. С минуты на минуту он ждал своих контактеров. Но больше всего на свете он ждал, когда чудотворное действие профессорского снотворного достигнет результата. И как только спальник замер в оцепенении, Мидиан вышел навстречу событиям.

— Ладо! — крикнул он в пустоту. — Макролиус! — только ветер шуршал песком по оболочке шлема. Он огляделся по сторонам и пошел вперед.

Маршрут, по которому однажды, неожиданно для себя, Мидиан прошагал за час порядка десяти тысяч километров, он помнил в деталях, мог воспроизвести на карте и не раз проходил его мысленно, забывшись за рутинной работой. Теперь он повторял его шаг за шагом. Но спустя час титанического усилия удержаться на поверхности песка его мучило ощущение, что экватор не приблизился ни на йоту. Он не видел птичьих ворот даже на самых мощных противотуманных режимах бинокля. Пустота была абсолютной во все стороны света. Мидиан решил сверить маршрут, но к ужасу заметил, что настройка костюма оказалась совершенно бездейственной. Географический ориентир отсутствовал, манжетные панели вышли из строя. Их показания пестрели такой амплитудой, будто он плавал в воздухе, а не барахтался ногами в мягком грунте. Он остановился и сделал попытку сориентировать себя по лагерному маяку. Координата лагеря скакала на приборе, то исчезая совсем, то совершая маневры, недоступные даже на скоростных машинах. Мидиан принял решение возвращаться. Плотность песка в атмосфере увеличивалась, и защитное поле уже не справлялось с перепадами давления. Он заметил на рукавах жирные желтые капли вязкого вещества. Внезапный туман вывел из строя обзорную маску. Тишина загудела в ушах, и сквозь нее, как из потустороннего мира, раздался пронзительный возглас Эфа.

— Мидиан, не останавливайтесь! Идите вперед! Прошу вас, только вперед!

— Что случилось, профессор?

— Бахаут теряет вашу координату. Он поднял машину в стратосферу и просит не останавливаться, принять ее на посадке, а затем строго вертикально уйти к орбите. Поняли меня? Мидиан, когда вы останавливаетесь, он теряет вас на локаторе.

— Профессор! — успел крикнуть Мидиан, но связь прервалась. Желтый туман рассеивался, он снова брел по пустыне, опасаясь даже глядеть по сторонам. Брел вперед, словно полз по натянутому канату, не чувствуя времени и усталости, пока не услышал в наушнике родные сердцу посадочные сигналы машины.

Поднявшись к чистому небу, он увидел под собой огромную песчаную воронку диаметром с десяток километров. Скорость вращения этой «дыры» не поддавалась зрительному анализу. С верхней атмосферы она казалась плотной однородной массой вещества, ползущего в северные широты с пешеходной скоростью. А с орбиты Мидиан имел возможность любоваться великим множеством подобных образований, возникающих у экватора и угасающих на полюсах. Это зрелище заворожило его настолько, что все проблемы и ужасы пережитого остались далеко внизу. Только увидев биолога на пороге гаражного отсека, он осознал, что произошло нечто ужасное. И ужас происшедшего заключался отнюдь не в том, что его едва не засосало на дно пустыни, а в том, что единственный аппарат орбитальной связи был оставлен им накануне в шатре в нерабочем виде. Он старался даже не думать о том, каким образом Эфу удалось принять сообщение с борта станции. Эта мысль вышибала его из равновесия похлеще всяких стихий.

— Как ощущение? — с тревогой спросил Бахаут.

— Полный информационный сброс, — признался Мидиан, — хоть сейчас возвращайся в начальную школу. Наступил момент, когда я оказался не в состоянии понимать происходящее.

— Сейчас поймете.

Бахаут устроил его перед навигаторской панорамой и начал демонстрировать запись последних событий, увиденных им с орбиты.

— Вы спрашивали меня, откуда берутся аборигены на мертвой планете? Так вот, позвольте мне со всей ответственностью заявить, что они приходят сюда из другого времени. Возможно, из прошлого со сдвигом на полтора миллиона лет, если верить разнице химических анализов, взятых в урагане. Это ужасное природное явление сдвигает временные пласты и разводит их, искажая пространство реального времени. Мальчик вел вас, едва касаясь окружности кольца. Эффект сжатого пространства позволял покрывать одним шагом десятки километров. Вы же, друг мой, вторглись в самую сердцевину воронки, и я, потеряв ваш маяк, признаться, был напуган. Но вскоре понял, что этот процесс идет изнутри планетарного тела и слабеет по мере приближения к орбите. Альбианские аборигены отличаются от нас с вами, кроме всего прочего, еще и способностью улавливать приближение этих колец и определять направление вращения. Согласитесь, освоив этот «транспорт», они имеют право не изобретать колеса.

Растерянный астроном просматривал мутную запись своего героического похода, стараясь выделить из нее отдельные внятные куски.

— Не трудитесь, — сочувствовал ему биолог, — трансвременные записи именно так и должны мутнеть, а со временем они исчезнут. Никакая сила не заставит их фиксироваться дольше положенного срока. Из моих архивов пропадали даже записи биосканера. Это удивительное явление. Признайтесь, ни на что подобное мы с вами даже не рассчитывали. Вероятно, таким образом планета стабилизируется, выходя из циклического провала.

— Провал, по-вашему, это и есть сдвижка во времени?

— Еще и с деформацией пространства, — добавил биолог. — Так что не только астрофизики должны заниматься этой проблемой, но еще и хронологи. Возможно, когда-нибудь эти два научных направления сольются в единое именно ради изучения альбианского «урагана».

— Именно… — произнес Мидиан и замер, упершись пустым взглядом в муть, образовавшуюся на картинке панорамы.

— А главное, — заметил Бахаут, — вы можете не опасаться этих пресловутых богов. В нашем времени их просто не существует. Ментасфера чиста. Как бы вы ни относились к профессору, он все-таки оказался прав. И, между прочим, спас вам жизнь, когда я не смог связаться с вами с орбиты.

— С орбиты… — повторил Мидиан.

— Ну конечно. Мне пришлось выйти на связь с лагерем и попросить его ретранслировать…

— Связь… которая валяется в неисправном состоянии на моем рабочем столе посреди шатра. Связь, которая мертвее спящего профессора. Не знаю, Бахаут, что должно было произойти, чтобы она сработала.

Глава 10

При свете солнца, встав у края ямы, Мидиан не увидел дна. Он не увидел дна, даже опустив на глаза приближающую маску.

— Эф! — Крикнул он в пустоту, но тишина притаилась в глубине колодца. — Эф! Я знаю, что вы здесь. Прошу вас, не вынуждайте меня тащить вас силой.

Невнятное шебуршание послышалось в наушнике связи, и Мидиан открыл шлем, чтобы оценить глубину на звук. «Не иначе как рыли вдвоем», — подумал он и еще раз повторил призыв.

— Эф!

Он решил не отступать ни на шаг, пока не увидит бессовестные глаза профессора.

— Вы хотите поблагодарить меня за спасение, дорогой Мидиан? — услышал он из наушника.

— И за многое другое…

— Что это на вас снизошло, друг мой?

— Чувство благодарности, профессор. Не могу дождаться, когда снова увижу вас в лагере.

Долготерпением Мидиан от природы наделен не был. Поэтому запас дипломатических методов извлечения профессора из преисподней исчерпался моментально. Он вернулся в шатер только для того, чтобы из богатого арсенала биолога выбрать прибор, который вспугнет канавокопателей и выкурит их на поверхность. Солнце не успело завалиться за горизонт, как Мидиан, вооружившись магнитным манипулятором, готов был решительно действовать. Но встретил профессора. Перепачканный по уши, он появился из-за скалы в сопровождении такого же грязного двухголового чудовища.

237
{"b":"44079","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кислый виноград. Исследование провалов рациональности
Зеленые тени, Белый Кит
Переписчик
Счастье для людей
Платье невесты
Душа наизнанку
Петровы в гриппе и вокруг него
Карта дней
Укрощение тигров. Как стать лидером творческой команды