ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Посещения Зенона становились более продолжительными и менее оптимистичными. Мема Ло все увереннее стремилась в бесконечность.

— Я представил, — рассказывал Зенон, — что бы делал я сам, желая создать иллюзию манустрального опыта вторичной мемы. Я заплел бы ее точно так же, именно по такому алгоритму. Или мы в ближайшее время найдем способ рубить «узлы», либо эксперимент уже теперь не имеет перспективы. Это не над Эссимой проклятье мадисты. Оно над всеми нами. Взгляни, во что превратили зону! Архивы поражены, реакция идет быстрее, чем мы предполагали. Кто поумнее, тот адаптировал себя к планетарным ресурсам. Зоны навигации прикрываются одна за другой. Скоро летать будем вслепую. Сейчас раздолье только поздним фактуриалам да экстремальным мутантам. Вот у кого перспективы воистину бескрайние.

— Неизлечимая болезнь цивилизации, — возражал Кальтиат, — еще не повод похоронить себя заживо.

Однажды Копра очнулась от бесплодных терзаний, словно от летаргического сна. Стабилизировалась, показалась на индикаторах. Словом, заняла достойное место в ряду объектов, наблюдающих мокрое место, оставшееся от Аритабора. Нап-Кальтиата обуяло смутное чувство дискомфорта, но, вместо того чтобы выйти на связь, он набрался терпения. Визитов не было. Терпение скоропостижно иссякло. Нап появился на галерее мемо-станции, обуреваемый самым тревожным предчувствием. Зенон, ни слова не сказав, увлек его за собой в отсек управления.

— Что происходит? — встревожился Нап.

Экс указал на трансляционную панель и отошел в сторону.

— Феликс, — донеслось из транслятора, бурлящего графикой акустических волн.

— Это настоящее имя бонтуанца, — отрывисто произнес экс и жестом пригласил Кальтиата занять место у пульта.

— Феликс… — повторил невидимый субъект, обладающий гнусавым тембром, характерным для позднего Папы Ло.

— Ну… — ответил незнакомый Напу голос «Феликса».

— Я должен перед тобой извиниться.

— За что? — спросил Феликс с интонацией снисходительного благодушия.

— Я соврал. Помнишь, ты спросил, что случилось в тот день, когда мы с тобой отчалили с Земли?

— Ерунда, выброси из головы.

— Нет, не ерунда, — настаивал Ло. — Помнишь, я сказал, что встретил тебя пьяным, когда ты возвращался ночью?

— Помню.

— Так вот, это не ты, а я был пьян в стельку. Это я пришел и ждал тебя у подъезда. Это я принес бутылку, и мы нарезались, как положено по-свински. Ты выводил меня подышать, а я говорил, что в последний раз дышу воздухом родной планеты. Ты еще довольно мерзко посмеялся. Феликс, я не хотел прощаться. Я сознательно утащил тебя за собой и сто раз проклял себя за то, что сделал это. Ты прости… Если я перед кем и виноват…

— Ладно, чего теперь.

— Ох, и напились же мы тогда, так уж напились…

— Ты лучше скажи, — перебил его Феликс, — я-то тебе зачем понадобился?

Пауза возникла из недр мемо-массы, и акустические волны залегли на дно океана. Пауза, которая уже не обещала разрешиться ответом. Зенон собирался что-то сказать и уже потянулся к панели, но замер на середине жеста.

— Так ты ничего не понял? — удивился Ло. — Я испугался. Это всего лишь страх, Матлин, нормальный человеческий страх.

Перчатка Зенона повисла над панелью. Транслятор отключился. Больше сигналов не было.

291
{"b":"44079","o":1}