ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Шоколадное пугало
Не говори, что у нас ничего нет
Лаис Разящая
Скрипуны
Коза дракону не подруга
Семь шагов к финансовой свободе
Viva la vagina. Хватит замалчивать скрытые возможности органа, который не принято называть
Лароуз
Невидимый круг
Содержание  
A
A

Но сам Серый и такой же серый инженер, нашедший его, были убеждены: «животное было одно. Второго нигде не обнаружено и пропасть на территории технопарка оно ни коим образом не могло. Другой вопрос, гораздо более интересный, как подобное животное смогло оказаться здесь?»

— Только не следует думать, — продолжил Серый, — что я не интересовался этим вопросом. Ты не ориентировался в ситуации, но вел себя слишком уверенно для ранних фактуриалов. Я вскоре пожалел, что не отправил тебя в биологические лаборатории. Но после внезапного исчезновения с маршрута я отказался вообще что-либо понимать: либо все в порядке и ты скоординировался сам, либо случилось непредвиденное. В этот период через карантин прошла всего лишь одна экспедиция. Она не парковалась здесь и работала с грузом прямо с орбиты. Карантин производил консервацию.

Матлин вопросительно поглядел на Суфа.

— Непонятно, о чем речь? — удивился Серый. — Отсек гасил внутреннюю вибрацию предметов для облегчения маневра корабля.

— Я не ослышался? — воскликнул Матлин. — Ведь это может означать только одно — меня хотели убить!

— Не думаю, что не нашлось более простого и надежного способа это сделать, — успокоил его Серый.

— Но я не знаю, что произошло. Я абсолютно ничего не помню.

— Через карантин ничто живое проходить не должно. И то, что ты остался жив, может иметь одно разумное объяснение: ты оказался в зале после того, как режим консервации отработал. Но иначе, как с багажом экспедиции, проникнуть туда нельзя. Возможно, багаж подвергался обработке перед проходом рискованной зоны, и ты находился внутри него. Кто выбросил тебя наружу с такой опасной болезнью и от чего она началась, — трудно судить. Оборудование технопарка здесь ни при чем. Такую цепную реакцию мозга могут вызвать лишь биологические воздействия.

— Что можно узнать о самой экспедиции? О какой рискованной зоне идет речь?

— Непохоже, что речь идет о зоне. Скорее всего, об участке аномалии, проходимом для экономии полетного времени. Мы не задаем клиентам лишних вопросов, особенно, если они не пользуются посадочным боксом. Единственное, что я могу дать, — это точные координаты пространства и времени события, развитие этих координат можно лишь предполагать.

Серый отвел Матлина в диспетчерский пульт и поднял на панораму схему режимов работы отсеков того памятного дня. Волосатый фактуриал в этих тонкостях абсолютно ничего не смыслил, но глядел во все глаза и активно поддакивал Серому, который пытался вычислить приблизительные параметры корабля, руководствуясь исключительно манерой его вращения на орбите. Манера казалась ему нехарактерной для среднестатистического клиента: либо это очень дальнобойный скоростной болф колоссальной мощности, либо… Серый опять отказывался что-либо понимать и повторял каждый раз одно и то же: нестандартный аппарат, нестандартный, ищите прежде всего на стыке рискованных аномальных зон и нестандартных конструкций. Навигатор высочайшего класса! Впервые вижу что-то подобное: ему удалось не оставить своих параметров на орбитальном приемнике, воспользоваться карантином и уйти. Хорошо, что болф необычен, проще будет искать навигатора. Должно быть, у него допуск не ниже восьмого уровня. Навигаторы такого класса все на контроле.

Матлин продолжал энергично поддакивать, отдавая себе отчет в том, что в голове его образовался полный винегрет и, чем больше он слушает Серого, тем меньше вероятность разделить эту смесь на составляющие ингредиенты: от Суфа он усвоил, как таблицу умножения, одну святую школярскую аксиому — навигатора выше восьмого уровня допуска на маршруте засечь НЕВОЗМОЖНО! Как его искать? На каком контроле? Можно ли кидаться на поиски, не имея представления, что произошло и чем это может быть чревато?

— В их школе есть особый закрытый архив, — сообщил Серый, — на такого класса машины и на такого уровня навигаторов. Знаю, что выйти на этот архив сложно, но это единственное, что поможет наверняка.

Озадаченный Матлин вернулся на болф, но Суфа на месте не обнаружил. Само собой разумеется, что ни через час, ни через два он не дождался ни его самого, ни какой-либо связи с ним и, не на шутку разозлившись, отправился на поиски. Прятаться Суф умел, но и у Матлина имелись свои хитрости: он вычислил по манжетным координатам его примерное местонахождение, отправился в прямо противоположную сторону станции и не ошибся. Интуиция привела его в небольшой просмотровый зал, состоящий из множества отсеков, оборудованных специальными панорамными столами, позволяющими делать профилактический осмотр и мелкий ремонт на расстоянии. Каждый стол соответствовал посадочному боксу технопарка и давал возможность детально исследовать все содержимое бокса при любых увеличениях. Эти залы считались самыми людными помещениями технопарка, и Матлина неприятно удивило то, что отсеки подозрительно пустовали, а из самой глубины зала доносились звуки еще более подозрительные, которые Матлин для собственного успокоения принял за слуховые галлюцинации. Но, тем не менее, осторожно последовал в направлении источника «галлюцинаций» и еще раз не ошибся. Звуки приближались, усиливались и все больше становились похожими на «Lady in red». Вскоре глазам Матлина предстала умиляющая до слез картина: в одном из диспетчерских отсеков зала штук пятнадцать гуманоидов, собравшись в кружок вокруг смотрового стола, с благоговейным оцепенением вкушали творчество де Бурга.

Заметив Матлина, Суф, без малейшей жалости к публике, извлек запись из воспроизводящего устройства, сунул ее за манжет и, будто ничего не произошло, обратился к своему подопечному:

— Ну, что? Летим?

Гуманоиды медленно и неохотно стали расползаться по делам.

— Как это понимать? — удивился Матлин.

— Не знаю, не уверен, что этот язык вообще следует понимать, но звучит приятно.

— Вместо того, чтоб развлекать коллег, лучше б собрал их и подумал, как можно выйти в закрытые архивы вашей «Альма-матер».

— Запросто.

Вернувшись на корабль, Матлин прежде всего осторожно прозондировал все записи земного происхождения, но ничего не нашел, кроме фрагментов спутникового телевещания, которое вполне могло попасть в память компьютера автоматически, без умысла пилота.

— Чем мне всегда нравились архивы школы, — рассуждал Суф, — так это тем, что даже самая приблизительная информация всегда оказывается точной.

Ответ пришел немедленно: «Опознавательные характеристики болфа идентичны запросу; в интересующий вас период времени он, вероятно, вошел в зону Акруса. Навигатор неизвестен. Уточняющая информация может содержаться в технопарках… (далее следовало перечисление координат технопарков)».

— Черт! — выругался Матлин. — Зона Акруса рискованная или нет? Что значит «вероятно»?

Суф только отмахнулся от него и продублировал запросы по технопаркам, указанным в справке. Практически все они оказались «в десятку». Ответы обнадеживали: «Действительно был, никаких предметов после себя и никакой информации о себе не оставил». По срокам все совпадало. Но когда Суф вывел на панораму схему маршрута похитителя, оказалось, что все вопросы еще впереди. Маршрут представлял собой спираль в направлении от одного технопарка к другому, до конца зоны и обратно.

— Идиоты! — воскликнул Матлин. — Даже я так не летаю! У них что, рулевое управление заклинило? Что за траектория?

— Думай, — остановил его Суф, — думай, как следует, что это может означать?

— Только то, что навигатором здесь и не пахло.

— Что тебе напоминает эта схема?

— Путь пьяного сборщика налогов с работы домой… Или пионерский рейд по местам боевой славы.

Суф не отрывал глаз от схемы.

— Почти угадал.

— Ведь они возвращались несколько раз. Такое впечатление, будто что-то искали.

— Это вполне очевидно, — рассуждал Суф, водя наконечником перчатки по спирали панорамы, — что они искали тебя.

— Но почему они не использовали связь? Зачем делать этот облет, если…

33
{"b":"44079","o":1}