ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В конце концов, его собеседники пришли к единому, доступному для фактуриала мнению: посредники — необычная раса, в них сама природа заложила уникальное свойство игнорировать все, даже собственные неприятности.

— Но почему «посредники»? Между кем и кем?

— Это долгая история. Пожалуй, между всем, что имеет противоречия. Это основа их мировоззрения.

— А вы?

— А ты готов мириться со всем, что происходит вокруг тебя? К примеру, с тем, что никогда больше не увидишь своего друга?

— Если имеется в виду Суф — ни за что! Я не могу ему позволить такой роскоши!

— Значит, с посредниками тебе будет непросто. Считай, что первый тест не прошел.

— У вас тоже существует школа?

— Ты хорошо себе представляешь, что есть Ареал? Здесь все давно уже выросло из каких бы то ни было школ, а посредники и подавно. Цивилизации, как единого целого, фактически не существует. Впрочем, все это тебе еще предстоит узнать. Разве что Расс иногда развлекает себя тем, что коллекционирует парадоксы Ареала. Для тебя это, может быть, школа, но все может оказаться сложнее.

— В смысле?..

— Ты и Ареал — между вами никакого связующего звена не предусмотрено. Одни сплошные противоречия. Так почему бы не рискнуть?

— Я с самого начала не сомневался, что он авантюрист. Но не слишком ли мелкая авантюра?

— На этот счет будь спокоен. Расс умеет извлечь для себя пользу из любой мелочи, а уж из тебя — подавно.

Глава 13

— Надеюсь, общение было содержательным? — осведомился Раис.

— Даже не знаю, — ответил Фрей, — что ты называешь содержательным общением?

— Все, что идет на пользу, как тот синяк, что ты набил о фундамент платформы.

Фрей ощупал свой лоб. От шишки осталась лишь небольшая припухлость. «А вдруг без этого фонаря Анна перестанет считать меня красивым?» — с ужасом подумал он и погнал эти мысли прочь.

— Анна говорила, что тебе ничего не стоит найти Суфа?

— Искать пропавшего навигатора? Что может быть естественнее? Кому же пропадать, если не им?

Раис накинул жилет, оснащенный набором инженерных приспособлений, которые вполне могли заменить полетную амуницию.

— Мы отправляемся путешествовать? — удивился Фрей.

— Поднимемся на орбиту к машинам. Собственно, я могу обойтись без них, но это избавит тебя от лишних вопросов.

То, что Раис обозвал «машинами», оказалось огромной навигаторской базой. Летательные аппараты таких размеров Фрей видел только в изображении и даже представить себе не мог, что когда-нибудь доведется побывать внутри. Здесь все было ему непривычно, необычно, слишком необитаемо: просторные пустующие залы, оформленные под архитектуру Аритабора. По ним можно было прогуливаться как по городскому парку. Такой же величины отсек был отведен под связь, которая на болфе Суфа со всеми «прибамбасами» занимала место одного градуса поворота диска внутреннего отсека. «Или это очень древнее оборудование, — думал Фрей, — или корабль имеет очень странное назначение». Во всяком случае, из уроков Суфа он помнил четко: с таким типом кораблей на перегонки лучше не летать. В этой летучей платформе можно было прожить человеческую жизнь и не успеть обойти все внутреннее пространство, если не заниматься этим каждый день по несколько часов. Кто знает, чем может быть напичкан этот «монстр Вселенной»?

— Это бонтуанская платформа, инженерно-смотровой отсек, — объяснил Раис притихшему от удивления Фрею, — думаю, они не станут возражать, если мы воспользуемся ею, пока они галдят внизу. Они считают, что споры ведут к истине, — Раис поднес к носу Фрея розовую полусферу, наполненную прозрачной киселеобразной жидкостью, — по мне так спор ни к чему, кроме драки, привести не может. С любым оппонентом можно согласиться. Другое дело, допустят ли это твои амбиции? Опусти сюда любой предмет, принадлежавший твоему приятелю или побывавший у него в руках. Чем мельче — тем лучше.

Фрей оторвал светоиндикаторный колпачок от наконечника пальца перчатки и бросил в «кисель». А Раис, накрыв емкость второй полусферой, взболтал его.

— Они не понимают, что споры не столь полезны для истины, сколь вредны для здоровья. Бездельники! Скоро я их выгоню и запрещу здесь появляться, — сказав это, Раис выплеснул содержимое сферы на смотровую площадку, возвышающуюся над поверхностью пола. Фрей лишь успел отскочить, чтоб не забрызгать колени. — Да-а! — протянул Раис и с интересом обошел вокруг лужи.

— Кажется, мы немного насвинячили? Или здесь так принято?

— Да-а! — повторил Раис, а лужа тем временем окончательно растеклась и оформилась в экзотическую плоскостную композицию, слегка напоминающую кривой колючий огурец. — Взгляни-ка сюда. Тебе это ничего не напоминает?

Фрей добросовестно изучил «огурец» по всему контуру, но не припомнил…

— Ладно, идем по порядку: накрой площадку панорамой, очерти фигуру и задай поиск зоны с похожими очертаниями.

Фрей послушно встал за компьютер и очень скоро обнаружил, что зона не то что с похожими, а с очень похожими очертаниями действительно существует.

— А что здесь? — он указал лучом на влипший в массу колпачок. — Ему что-нибудь соответствует?

Раис, не сдвинувшись с места, запустил панораму на увеличение этого участка зоны и поиск в «сквозной линии» колпачка всего, что может иметь отношение к цивилизации. Фрей и до этого не раз наблюдал, как машины управляются телепатически — это часто проделывал Ксарес, стоя за его спиной и, наблюдая, как бесится его подопечный от осознания того, что самое ничтожное проявление компьютера дает стократную фору его фактурному интеллекту. Фрей долго не мог понять, что общается вовсе не с компьютером и то, что «машинный интеллект» в Ареале тема сложная и гораздо более серьезная, чем может объяснить ему занимательная инженерная биофизика. Однако телепатические манипуляции на машине его всегда восхищали. Сам же он не умел это делать даже с помощью речи. Вернее сказать, его речь совершенно для этого не годилась. Но, как ни верти, общаться с компьютером было жизненно необходимо и, оказавшись в ЦИФе, первое, что он сделал, — это расчертил сенсорную панель под особую решетку, которая давала ему возможность простым движением пальца задавать около полутора тысяч команд. Эту систему он сплагиировал с «логического алфавита» одной из цивилизаций и день ото дня упорно адаптировал ее под компьютерную клавиатуру вместо того, чтоб развивать в себе способность обходиться без нее. Исчерпав свой творческий потенциал, он закодировал схему панели на манжет, чтобы в любой дурацкой ситуации воспользоваться ею как универсальным ключом входа. Пользовался он ею до сих пор, к великому своему позору.

— Это действительно пустяки, — объяснял Раис, — примитивные основы идентифологии: как ни плюнь — на что-нибудь это, так или иначе, будет похоже. Но если в этом участке действительно что-то есть, считай, что твой навигатор попался.

— Это же магия, колдовство…

— Чистейшая логика. Я могу доказать тебе каждую деталь опыта, начиная с химического состава формы.

— На основе химии?

— На основе любой науки. Выбери сам, какая тебе более доступна.

На панораме всплыла разверстка сектора. Раис задал очередную серию увеличений и внимательно всмотрелся в схему.

— Несколько испытательных пространств, старые навигаторские полигоны и техархив.

— Как это на него похоже! — обрадовался Фрей. — Потрясающе! Это именно его среда обитания! — он запросил связь с техархивом и передал свое, выстраданное бессонными ночами, послание: «Суф! Берегись. Сейчас я доберусь до тебя».

— Ты уверен, — переспросил Раис, — что именно так стоит обращаться к пропавшим навигаторам?

— Именно так с ним стоит обращаться! Только так и никаким другим образом!

Ответ пришел незамедлительно и срубил под корень последнюю надежду Фрея: «Техархив (такой-то…) на запрос отвечает. Здесь нет никакого Суфа, никогда не было, и быть не может. Архив законсервирован. Это все. Счастливого полета».

57
{"b":"44079","o":1}