ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 14

По прибытии в ЦИФ, Матлин, прямо в технопарке нарвался на Ксареса.

— Встречаешь кого-то?

Ксарес исполнил утвердительный жест.

— Помочь?

Ксарес исполнил отрицательный жест.

— Ты сегодня не разговариваешь или случилось что?..

— Случилось.

— С Суфом? — испугался Матлин.

— А с кем же еще? — вскипел Ксарес. — С кем еще может случиться, если не с ним! Вон он, прячется в твоей берлоге…

— Господи, наконец-то! Что произошло, Ксар? Бонтуанцы?

— Да катитесь вы оба со своими бонтуанцами… Других проблем у меня нет? — Он разразился длинным прочувствованным монологом, из которого Матлин так ничего и не понял, но терпеливо выслушал до конца все, что думает его шеф о бонтуанцах и их пресловутой фактуре. Поразительно, но за те несколько лет, что Матлин имел удовольствие быть с ним знакомым, это мнение кардинальных изменений не претерпело. Возможно, оно дополнилось бы новыми специфическими оттенками, но Ксара позвали и Матлин, со всех ног, устремился к себе в особняк.

Суф сидел на столе в гостиной и болтал ногами. Если б не болтание ногами, его вполне можно было принять за спящего гуманоида. Матлин пинком открыл дверь настежь, надеясь, что хотя бы резкий звук приведет навигатора в чувство.

— Ну что! — закричал он. — Спрятался? Я тебе сейчас такое расскажу — упадешь со стола!

— Ты лучше успокойся, — ответил Суф, — потому что я тебе сейчас тоже кое-что расскажу.

— Бонтуанцы прижали? Уже знаю. Что им надо?

— Сам их спроси. Я же делал все очень аккуратно. Нигде не засветился.

— Расскажи все толком и по порядку, что произошло? — попросил Матлин, усаживаясь рядом с ним.

— Не знаю, что произошло. Понятия не имею, как они меня вычислили. Сообщили, что «сейчас доберутся», а за что — не уточнили.

— Ты был в техархиве учебки… Черт меня возьми!

— Это старый бонтуанский архив — вот уж не думал, что он закрытый. Но естественно! Там же вся их внутренняя навигация по фактурным зонам. Знаешь, с какой базы я получил запрос? Такая подойдет — от меня и галлюцинации не останется.

У Матлина начались припадки истерического хохота.

— Вот уж как смешно! Ой, как смешно, — злился на него Суф. — Постой, а ты, засранец, откуда знаешь, что я был в том архиве?

— Ой, Суф, — простонал Матлин, сползая под стол от хохота, — как же ты купился так дешево? Сам же учил: если тебя преследуют, первым делом спроси «зачем?». Ты смылся раньше, чем успел подумать…

— Потому что я, в отличие от тебя, способен смыться! И еще потому, что мне хорошо известны мои заслуги перед бонтуанцами… «Зачем» — я и без них догадаюсь. Да прекрати ты ржать, наконец!

Матлин, умирая от хохота, пополз в компьютерную и дал запрос на ту самую бонтуанскую базу, висящую на орбите Аритабора.

— Фрей? — перед ним появилось изображение Анны. — Что-то произошло?

— Аннушка, милая, пожалуйста, найди Раиса, скажи ему, что все в порядке. Все было сделано по высшему классу. Это я кретин!

— И все? — удивилась Анна. — Боюсь, Фрей, что в этом нет необходимости. То, что у него все в порядке, а ты — кретин, всему Аритабору уже известно. Может, ты хочешь сообщить ему что-то еще?

— Да, да, — успел выдавить из себя Матлин, но от смеха не смог удержать свою физиономию в контуре панорамы.

Глава 15

Суф, по инерции испуга, сутки не вылезал из особняка. Даже позволил себя эксплуатировать на покраске стен; а заодно, по той же инерции, хорошо покаялся на предмет содержимого своих грузовых контейнеров, вывезенных с Акруса и с Земли. Но если земное добро было доставлено в сохранности, то зона Акруса дала совершенно неожиданные мутации, с которыми безуспешно боролись бионики ЦИФа, и у Ксара в лаборатории выросли совсем не характерные для Акруса растения, к которым он не допустил никого. Естественно, новое оборудование корабля Суф припрятал надежно. Так надежно, что предпочел даже не затрагивать этой темы. Во всем же остальном он являл собой вполне добропорядочное, образцовое существо Ареала. Даже модернизировал модель земного пульверизатора краски, добавив ему мощности и, сделав форму струи регулируемой одним пальцем. Причем сделал это совершенно между делом, не отвлекаясь от своих текущих житейских проблем.

— Ничего, Суф, скоро опять пойдем на Землю, — утешал его Матлин, — оттуда ты уже все вывез — можно расслабиться и никого не бояться. Только завернем по дороге на Кальту.

— Хорошенькое дело, «завернем»! Это совершенно другое направление и режим полета. Ее еще поймать надо.

— Хочешь, чтоб я попросил об этом Али?

— Ты в своем уме? С мадистой на Кальту?

— Почему бы не сделать шестирукому сюрприз.

— Я бы на твоем месте ни тому, ни другому на глаза не показывался.

Идея слетать на Кальту и в самом деле оказалась неудачной. Кальты просто не существовало. Как Суф ни пытался вычислить ее координаты — результат обескураживал. «Уж не Али-Латин ли здесь побывал до нас», — мучился Матлин и немедленно прогонял эти мысли. Каково же было его облегчение, когда Кальта нашлась. Правда, фрагментами и в координатах, совершенно для нее абсурдных. На вопрос, что бы это могло означать, Суф ответил сосредоточенным молчанием, а Ксарес, пришедший на это взглянуть, искренне удивился: «На естественный процесс непохоже. Пока зона еще открыта — надо лететь. Вполне возможно, что все они уцелели».

Обломки Кальты сохранили движение, но оно заметно уступало былой стремительности. Болф проник в систему и попытался нащупать внутреннюю связь. Связь была — это свидетельствовало о том, что какие-то разумные существа здесь действительно могли остаться, но ни одно из них не желало поприветствовать гостей и гости были вынуждены следовать по старой схеме, хранившейся в архиве корабля, сопоставляя ее с фрагментами «полураспада» на постоянно работающей панораме пилотской. Но планету шестирукого даже навигационные системы корабля узнали не сразу. Скорее, чутье подсказало, что когда-то на этом месте находился конечный пункт их маршрута, а теперь вращается рыжее пылевое облако, притягивая к себе частицы всего, что пролетает мимо: от мелких метеоритных новообразований, до оказавшихся вблизи инопланетных космических кораблей с крайне обескураженными астронавтами.

— Уходим отсюда, — решил Суф, — внутри этой штуки нам делать нечего.

Они отправились по старому курсу обратно до конца зоны, взад-вперед, вниз-вверх, прощупывая малейшие признаки жизни в сетях местной связи, пока не уловили стойкий сигнал, посланный точно на борт корабля: «Немедленно удалитесь из зоны и ожидайте связи». Из зоны они вылетели раньше, чем успели испугаться или подумать, стоила ли опасность такой паники. Послание, несомненно, отправлял шестирукий и, если ему в этом катаклизме удалось уцелеть, — риск прогуляться по развалинам не столь уж велик. Эти десятикратные меры предосторожности мадистологов все равно, кроме них, самих никто не понимал.

Шестирукий убедительно просил их отойти от зоны, зависнуть в устойчивом режиме и не пилотировать, что бы ни случилось. Через некоторое время он запросил одношаговый БКМ-вход на борт, с которым еще долго химичил, прежде чем предстать перед гостями во всей своей трехметровой красе.

— С тех пор, — признался шестирукий, — как я упустил вас из виду, больше не надеялся на встречу. С этого момента и впредь зона для вас будет закрыта. Внутри стало опасно, особенно тем, кто не уверен, что в катастрофе повинны лишь естественные процессы природы.

— Кто же повинен в катастрофе? — робко спросил Матлин, заранее готовясь приносить глубокие извинения, но только в обмен на такие же извинения шестирукого: никто не давал ему права навешивать ретранслятор на живого фактуриала, даже если он входит в сферу его интересов. Но шестирукое существо вряд ли было рассчитано на угрызения совести.

58
{"b":"44079","o":1}