ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Первое ты вряд ли узнаешь. Второе мы спросим, когда он объявится. А вот что я действительно желал бы знать в первую очередь — это что он здесь делает, зачем ему понадобилась ты и не пора ли ему убраться домой.

— Где он живет?

— Понятия не имею.

— Ты обещал мне рассказать что-то об инопланетянах или ты был слишком пьян? Я читала кое-что о похищениях и если все это так, как я понимаю, все довольно логично: он был похищен и помнит все, что там произошло.

— Н…не знаю.

— Феликс, ты обещал мне все рассказать.

— Хорошо. Он не был никем похищен.

— Сколько ему лет?

— Понятия не имею, даже представить себе не могу.

— Ты опять издеваешься?

— Пойми, дурочка, я давно перестал издеваться. Если ты мне не веришь, лучше не спрашивай.

— Он ведь не из Питера?

— Нет, конечно.

— А откуда?

— Не знаю.

— Кто он по образованию?

— Думаю, что образование ему без надобности.

— А чем занимается? Кем работает?

— ?

— Он кем-нибудь когда-нибудь работал? Назови мне хоть что-нибудь из его занятий. Ты же лучше знаешь его, Феликс.

— Н…ну, в мою бытность он был неплохим навигатором.

Наташкин «детектор лжи» зашкалило.

— Каким еще навигатором? На флоте?

— Да, это можно назвать флотом. Разве он не рассказывал?

Матлин поймал ее взгляд, прямой, нокаутирующий и ставший в один момент абсолютно трезвым. «Чертов придурок, — подумал он про себя, — ты б хотя бы предупредил, в какую сторону врать, а теперь выкручивайся сам, как хочешь».

— Что это за флот?

— Флот как флот.

— Балтийский?

— Ну, не то чтоб совсем Балтийский…

Но Наташа не унималась:

— Может, Черноморский краснознаменный?

— М…может он, конечно, и краснознаменный. Кажется, тот, что курсирует до Африки и обратно.

— Ага, — согласилась она, — скорее всего Средиземноморский краснознаменный. Так я и думала.

— Да, это именно то, что ты думала, и хватит меня пытать. Я пока что не соврал ни слова.

— Знаю, — она поднялась с табуретки и направилась к прихожей. — А ты у них кто? Бортинженер? «Два косяка летающих тарелок… Над мокрой территорией страны…» — пропела она и сорвала с вешалки свою дубленку.

— Я у них груз, — объяснил Матлин, — правда, не скажу, что очень ценный…

— Вот теперь верю, — согласилась Наташа и вернулась, чтобы чмокнуть его в небритую щеку, — спасибо за откровенность, Матюша, все с тобой ясно. И вообще, со всеми все теперь ясно.

В прихожей она сделала несколько попыток попасть правой ногой в левый сапог и когда, наконец, ей это удалось, Матлин не выдержал:

— Стой, никуда ты просто так не уйдешь, — он вытащил из наручных часов жучок-передатчик Перры, — Суф, где бы ты ни был, ты нужен мне здесь, срочно.

Он схватил Наташку за руку и потащил в комнату, но она не придумала ничего умнее, чем усесться на пол и упереться ногами в дверной косяк.

— Пусти!

— Подожди, дурочка, три минуты подожди.

— Вы меня достали! Ненавижу вас всех! Козлы! Придурки! Детки великовозрастные! Прекрати меня лапать, я не собираюсь с тобой спать!

— Кто здесь собирается с тобой спать, нимфоманка чокнутая?

Они тузились с переменным успехом, с бесполезными уговорами и истерическими воплями, пока Наташка не замолчала и не застыла с шарфом в руке, которым только что отбивалась от Матлина. В глубине коридора возвышалась фигура Суфа.

— Что тебе ясно? — кричал Матлин. — Что тебе может быть ясно, если даже я не понимаю, что происходит! Суф, объясни девушке, кто такой Али.

Суф был неожиданно лаконичен:

— Мадиста, кто же еще…

— А теперь объясни, что такое мадиста.

— Я не очень хорошо говорю…

— Ради Бога, Суф, скажи, как сможешь. Может быть, тебе она поверит.

— Это, видишь ли, такая штука… — начал он объяснять сидящей на полу девушке, которая больше походила на гипсовую статую, — штука, с которой лучше не связываться… если есть такая возможность…

— Все понятно? — переспросил Матлин, пытаясь поставить «статую» на ноги, но ноги не слушались, а взгляд не отрывался от вновь прибывшего гуманоида. — Ах, да! Я забыл вас представить: Наташа, моя институтская подруга. А это Суф, навигатор и инопланетянин, между прочим.

— Это я и без тебя вижу, — пробормотала Наташа. — Можно, Феликс, я лучше сяду?

— Ты не хочешь прилично поздороваться с Суфом?

Наташа, на гнущихся невпопад ногах приблизилась к Суфу и изобразила нечто среднее между поклоном и попыткой споткнуться.

— Добро пожаловать на Землю, Суф. Рада познакомиться.

Они еще долго и задумчиво глядели друг другу в глаза, пока Матлин не толкнул в бок Суфа:

— А ты не хочешь прилично поздороваться?

— Спасибо, — ответил Суф, — только ваша Земля мне уже…

— Стоп, — оборвал его Матлин, — эта лексика для внутреннего употребления, к дамам отношения не имеет.

— Вот это да! — выдавила из себя Наташка и протиснулась на кухню, чтобы снова занять свой любимый табурет. — Чем ты меня напоил, Феликс? Что-то мне нехорошо.

— Надо выпить еще, и тогда вырвет, — проявил сообразительность Суф и занюхал горлышко пустой бутылки. — Фу, я бы уже сдох от такого пойла. Чем ты поил даму, Феликс?

Наташу опять приморозило взглядом к Суфу. Стоило ему сделать шаг в ее сторону — она сжалась, как напуганный ребенок. Но Матлин предусмотрительно встал между ними.

— Хочешь, я тебе про него анекдот расскажу?

— Про Суфа?

— Представь себе, идем мы с ним вечером мимо гастронома…

— Ладно тебе… — смутился Суф.

— А ты не слушай, уйди в комнату. Музыку себе поставь. Так вот, идем мы мимо гастронома — ханурик стоит. А Суф был в своей шапочке закрытой, с козырьком… Только без бумбона. Бумбон мы отрезали, чтоб он не был похож на идиота. Ну, такой, знаешь, только глаза торчат? Я ханурика не видел и оставил Суфа на пять минут, а ханурик к нему подваливает и говорит: «Слышь, мужик, открывашка есть?» А мой Суф откуда знает, что такое «открывашка»? «Ну, ножик, — говорит, — какой-нибудь или ключи?» Суф проанализировал все три понятия на предмет здравого смысла и тем более ничего не понял: «Ты, — говорит, — объясни, что это такое, может быть, и есть». А ханурик ему: «Ты что, мужик, иностранец?» «Нет, — отвечает Суф, — инопланетянин». «Ага, — говорит ханурик, — а я Жириновский, приятно познакомиться». А моему Суфу откуда знать, что такое «Жириновский»? Он только кино смотрит и музыку слушает, на политику у него чувства юмора не хватает. «Очень приятно познакомиться, — говорит, — товарищ Жириновский». Они для него почему-то все товарищи, понравилось ему это слово. Ханурик говорит: «Ха! Действительно инопланетянин». И давай приставать к нему: с какой планеты, то, се… Суф разозлился: «Ты, — говорит, — товарищ Жириновский, в телескоп хоть раз глядел, чтобы разбираться, кто с какой планеты? Так вот, все равно ты ее не увидишь. И вали отсюда, не засоряй порожняком парковочные шахты». Короче, когда я вышел из магазина, там уже собирался митинг. Насилу его утащил.

Наташа улыбнулась.

— Так что, имей в виду. Скоро он «оземленеет» окончательно, перестанет отличаться от местных аборигенов, и уши у него будут расти, как положено.

Она оглянулась на Суфа, будто прикидывая, как он будет смотреться с человеческими ушами.

— Кататься полетим? — предложил ей Матлин.

— На летающей тарелке?

— На летающем прянике. Суф, ты сможешь вскрыть Перру под окном, чтобы не облучать ее…

— Только быстрее пошевеливайтесь, — оживился Суф и постучал по запястью, где у землян находились наручные часы, — я, кажется, видел кое-что интересное.

Они распечатали заклеенное на зиму окно. Суф шагнул вниз и исчез, а Наташка истерически завизжала, когда Матлин потащил ее к подоконнику.

— Болван! — прокричал ему Суф. — Она же не видит… Возьми ее на руки.

Услышав в полутора метрах от себя голос Суфа, растворившегося над улицей между первым и вторым этажами, Наташа немного успокоилась, а когда из-под невидимого защитного экрана высунулась перчатка и схватила ее за руку — даже не оказала сопротивление. Через несколько минут они уже выходили в стратосферу.

68
{"b":"44079","o":1}