ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Матлин вопросительно поглядел на Суфа, но при таком количестве свидетелей вытащить его за шиворот из самолета и допросить не решился. Пилот, стоявший внизу, был отослан бегом в здание аэропорта сообщить о вопиющем происшествии: машина разваливалась на глазах, рация и электроника оказались первыми ласточками, до чего же дошла очередь теперь из всех собравшихся было известно одному только Суфу. Однако процесс шел. Еще немножко и, по логике вещей, самолет должен был рухнуть с собственных шасси.

В коридоре возле трапа образовалось неожиданное столпотворение. Командир ушел в кабину, а все остальные, потолкавшись и обменявшись между собой впечатлениями от случившегося, начали выходить на трап.

— Удачный момент, — Суф толкнул Матлина, — позови командира, пусть выйдет к ним и мы одни…

Матлин застыл у выхода.

— Давай же, — уговаривал Суф, — позови, скажи ему, чтобы вышел.

Матлин не пошевелился, пока бортинженер, стоявший на верхней площадке трапа, слегка не толкнул его в спину.

— Все свободны, ребята, спасибо. Андрей Иваныч, спуститесь сюда на секунду.

Командир прошел мимо светящегося от счастья Суфа. Его мечта была близка и одурманивала этой близостью…

— А пассажиры? — спросил Матлин. — Как ты собираешься их выводить?

— Зачем? — прошептал Суф. — Разве они забрались на борт не за тем, чтобы лететь? — и, дождавшись, пока экипаж спустится с трапа, осторожно прижал дверь. — Посмотри, все ли закрыто и поторопимся. Через десять минут надо взлетать.

Закрытая дверь уже наверняка насторожила стоящих внизу, но пока не включены двигатели, Матлин готов был выкрутиться, как угодно, даже сославшись на сквозняк. Но как только Суф зашел в кабину, все само собой пришло в норму: в салоне включился свет, завелись турбины и подсветка приборов раскрасила интерьер пилотской. Все замигало, задвигалось… В этой кабине Матлин впервые почувствовал себя как в настоящей «летающей тарелке», именно той, что рисовали ему детские фантазии, а не той, которой приходилось пользоваться в прозаической действительности.

— Почти двести человек пассажиров, — сообщил он, усаживаясь в кресло справа от Суфа.

— Надо отрулить от трапа. Они же не догадаются сами его отогнать.

— Суф, на твоей совести почти двести живых людей. Вдумайся, пожалуйста, живых!

— Не имею ничего против.

— Их надо немедленно выпустить, иначе я никуда не лечу.

— Тебя никто и не приглашает.

Из-под носа самолета выскочил бортинженер и отчаянно замахал руками. Машина дернулась и пошла резко вправо.

— Видишь те белые полосы, — крикнул Суф, — от них будем разгонять. Еще пять минут полоса наша.

— А потом? Что будет потом? — переспросил Матлин.

Не прошло и пяти минут, как самолет уже бодро бежал по полосе, а глаза Суфа светились от счастья.

— Ты здесь багажом или бортинженером? Скорость смотри…

— Сто пятьдесят, кажется, — робко начал Матлин, — теперь сто семьдесят, сто восемьдесят, сто… двести. А с какой обычно взлетают?

— Догадайся.

Машина мягко тронулась с полосы, земной ландшафт стремительно удалялся и через несколько секунд уже напоминал географический план…

— По-моему, ты слишком круто его поднял. Это надо было постепенно… У людей от таких перепадов уши закладывает.

— Хорошо, — согласился Суф, — бортинженер из тебя никудышный. Будешь главным анатомическим консультантом. Что еще с твоими соплеменниками может приключиться?

— Я надеюсь, ты не станешь исполнять мертвую петлю?

— Расслабься.

Набор высоты стал более плавным, но в тот момент, когда Матлину действительно удалось немного расслабиться, самолет дернуло.

— Слышишь… что-то отвалилось, — прошептал Матлин и замер.

— Нет, еще не отвалилось, — обернулся к нему Суф. — Это шасси. Здесь тебе не нейропроводка Перры. Здесь все исполняется с небольшим опозданием.

Глядя на бледно-зеленую физиономию Матлина, Суф издал звук, похожий на попытку рассмеяться.

— Ты помогать мне намерен?

— Что надо делать? Я же не понимаю здесь ни черта.

— Для начала, сходи к пассажирам и выясни, куда летим.

— Надо связаться с аэропортом.

— С какой стати? Любой пассажир должен знать, куда летит. Зачем усложнять себе жизнь?

Матлин, не совсем понимая, с каким выражением лица он должен спрашивать об этом пассажиров, все-таки поволокся в салон, но, не дойдя до него, обнаружил насмерть перепуганную стюардессу, забившуюся в буфетную комнату.

— Это угон, — успокоил ее Матлин. Но стюардесса вместо того, чтобы успокоиться, ударилась в истерику и принялась кричать, размахивая подносом. — Это вооруженный угон! Истеричка ненормальная! — Матлин похлопал себя по карманам куртки, под которой должен был находиться, как минимум, автомат. — Куда летим, говори немедленно!

Стюардесса опять залилась слезами, сползла на пол и зачем-то накрылась подносом.

— В Аддис-Абебу, — услышал Матлин у себя за спиной уверенный и вполне спокойный голос.

— В Киев, в Киев! — кричала стюардесса.

— В Аддис-Абебу, — за спиной Матлина стоял прилично одетый мужчина средних лет. — Если господам угонщикам все равно, — зачем же упускать такую возможность?

— Почему в Аддис-Абебу? — удивился Матлин.

— У меня там дочь… внук…

— Пассажир, пройдите на свое место, — приказала ему стюардесса.

— А у тебя кто в Киеве? — не понял Матлин. — Дядька?

— Мы можем договориться, — предложил пассажир, — думаю, и остальные не будут против. Нахаляву, все-таки…

— Куда должен лететь этот самолет? — психанул Матлин. — Кто-нибудь мне может ответить?

Из салона выскочил еще один пассажир в широком кожаном пальто и аккуратно задернул за собой шторку.

— Все класс, мужики, только не орите. Будем исходить из реальных возможностей. До Аддис-Абебы не дотянем. Так что, дед, до Мальты — а там будешь добираться на перекладных…

— Не понял, — Матлин совсем запутался и очень пожалел, что под его курткой не оказалось автомата. — Мужики, куда летит самолет?

Кожаный оттеснил аддис-абебского деда и, прижав Матлина к стене, начал объяснять ему как дебильному ребенку, сопровождая свои объяснения энергичной жестикуляцией, переходящей в ненавязчивое ощупывание тех мест, где у нормальных угонщиков присутствуют хотя бы пистолет.

— Короче, слышь, парень, сейчас берешь курс на запад и, как перевалим границу, проси посадку, где дадут… У тебя как с английским? Переводчик нужен?

Матлин поморщился и почесал затылок, пытаясь понять, пассажир это на самом деле или скрытый агент по борьбе с воздушным терроризмом.

— Понял, — продолжил кожаный, — переводчика сделаем. Слышь, тебе здесь и так, и так полагается… — он недвусмысленно скрестил перед носом угонщика по два пальца, — как минимум, лет десять. Я тебе отвечаю…

— Слышь, мужик, что я тебе скажу, — перебил его Матлин, когда оказался окончательно придавленным к двери пилотской кабины, — если я сейчас же не вернусь за штурвал, мы вряд ли вообще куда-нибудь долетим. Ты слыхал когда-нибудь про автопилот?

Аргумент подействовал. Матлин проскользнул в кабину и изо всех сил налег на дверной замок.

— Надень маску, стюардесса тебя уже видела…

— Так куда летим-с?

— Похоже, что в Киев. Представляешь, где это?

Суф кивнул.

— Сориентируюсь.

— Может, поднять Перру для ориентира? Ты же делал в ней разметку ландшафта.

— Поднимемся на десять тысяч — я сориентируюсь, куда угодно.

— Наоборот, придется снижаться под облака, здесь же не предусмотрена проекция ландшафта.

— Дремучий ты гуманоид, — покачал головой Суф, — здесь есть все необходимые приборы, даже больше, чем нужно.

— Да ну тебя, — Матлин натянул на уши шлемофон, — включи мне лучше связь с диспетчером.

В дверь кабины постучали.

— В Аддис-Абебе нелетная погода, — крикнул Матлин, — летим на Колыму. Кого не устраивает маршрут, пожалуйста, парашюты будут выдаваться в порядке живой очереди.

76
{"b":"44079","o":1}