ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Суф воспроизвел ее рабочий календарь двухмесячной давности. Именно в это время она его раздражала своими настойчивыми попытками отключиться. Но, видимо, Перра посчитала «муху» своей личной проблемой, не касающейся хозяев, и избавилась от нее сразу, как только Суф оставил ее в покое и позволил провести в «отключке» нужное время — машине для полного «отключения и остывания мозгов» понадобились сутки.

— Да уж, — произнес Суф, — нам с тобой понадобится суток трое провести в коме. В такой коме, чтоб мозги окоченели. Только кто нас после этого «включит» в прежний режим?

— Али. Кажется, настало время ему выходить из игры.

— По мне так он уже давно доигрался…

— Нет, это я доигрался. Ксар сказал, что мне надо было сидеть на Земле — они бы не следили за ним так пристально.

— Можно подумать, я тебе не говорил о том же самом. Даже Али и тот тебе говорил…

— На Земле я его не найду. За орбиту мне выходить нельзя! Мне, так или иначе, придется встретиться с ними. Им нужна только информация о нем… Мы, в сущности, ничем не рискуем.

— Наивный Матлин, — покачал головой Суф. — Это тебе не Ксарес, которому наплевать на все. Эти фактурологи будут ловить Али на тебя, пока не поймают. А что будет потом — мне даже страшно предположить… Я представить себе не могу, что они сделают с Землей, когда узнают, кто он. Так что выбора нет. Надо убираться отсюда любым способом раньше, чем они за тебя возьмутся.

Когда Перра, обогнув Европу, вонзилась в Атлантический океан и дала крен на погружение, Матлин был на грани нервного срыва.

— Они не имеют права! Это должно быть запрещено! В этом Ареале должна быть хоть какая-нибудь декларация прав? Причем тут Земля? Ты увези меня, Суф, даже если они высосут из меня мозги. Здесь я все равно ничего не смогу. Здесь я смогу только достойно сдохнуть!..

— Ничего, лягушонок, — Суф похлопал его ладонью по затылку, — еще не конец. Держи себя в руках. Даже если нам не суждено больше свидеться, я не хочу запомнить тебя сопливой размазней. Ты никогда таким не был. А из твоих мозгов они в любом случае много не высосут… Нечего там особенно высасывать…

Матлину вспомнился первый день их знакомства, когда Суфа до глубины души возмутило стремление волосатого фактуриала изучать навигацию, не побрив головы. И как Ксарес битый час ему объяснял, что Матлин все-таки приятное существо, вполне симпатичное и для фактуриала достаточно смышленое. Что на него, безусловно, стоит потратить время — не пропадать же ему здесь просто так.

От этих воспоминаний ком застревал в горле. Он даже не заметил, как Перра встала у самого кратера шахты, с диаметром, вполне проходимым для средних размеров болфа.

— Хорошо, — успокаивал себя Матлин, — я не патриот, но не свинья же я, в конце концов, и не подопытное животное для этих ублюдков! Почему они выжидали? Почему не взяли меня сразу?

— Ну-ка, живо, снимай с себя эти тряпки, — скомандовал Суф, — чтобы через минуту на тебе была полная навигаторская защита.

— Ты уверен, что нам стоит туда соваться?

— Разве у тебя есть выбор? За орбитой тебя ловят, на Земле за тобой следят? Предложи что-нибудь еще?

— Может, эта шахта — не совсем то, что ты думаешь?

— Конечно, это стая акул рыла себе братскую могилу. Переодевайся, да поживее!

Перра пошла в шахту сама. Медленно, по спирали, с почти автомобильной скоростью, без каких-либо опознавательных формальностей. Через час столь изнурительного погружения Матлину показалось, что пора бы им всплыть где-нибудь у берегов Новой Зеландии, что вся эта затея вряд ли имела смысл, потому что в лучшем случае она ничего не изменит, а в худшем — приведет прямо в руки к бонтуанским фактурологам. Но вдруг «пряник» дернуло, как пробку из бутылки с шампанским, и панорама поменялась. Вода исчезла. Они проходили нормальный, типичный для шахтоприемников, амортизационный экран, запыленный и задымленный, который выполнял роль затычки, изолирующей внутренности планеты от всего окружающего ее хаоса.

— Ты был прав, — вздохнул Матлин и посмотрел на индикатор, — хорошо бы Али отреагировал на глубинное погружение. Слушай-ка, — насторожился он, — может, «пряник» сам себя посчитал четвертым членом экипажа, раз на него навесили «муху»?

— Не может… — спокойно ответил Суф, — к тому времени она уже не висела. А хоть бы и висела, так что с того? Это еще не дает права считать себя членом экипажа.

— Может, в ней происходили процессы, дублирующие пилотаж? Инстинктивно, на всякий случай…

— Может, это в тебе происходили дублирующие процессы?

— А беременная женщина?

— Что?

— Может дать на индикатор две «души»?

— Разумеется, а как же!

— С какого месяца? — подскочил Матлин так, что Перра была вынуждена пристегнуть его к сидению.

— С первого дня, — также спокойно ответил Суф и постучал указательным пальцем по панели. — Это очень чувствительный индикатор.

Из-под экрана Перра, почти на ощупь вышла на верхний горизонтальный уровень. Суф вынул из нее прибор, способный выходить на связь с незнакомыми архивами, оставил в ней режим «один шаг КМ-транзита» и заморозил ее внутренние процессы, насколько это было возможно. Из машины с прибором на вытянутой руке он выбрался в кромешную темноту на мягкую поверхность, на которой не слышны были звуки шагов. Матлин, не чуя под собой ног и теряя способность адекватно воспринимать ситуацию, последовал за ним, как слепой за собакой-поводырем. О присутствии жизни в его изможденном стрессами организме говорило лишь бешеное сердцебиение, отдающее в виски и учащающееся с каждой секундой. Еще немного и он отключился бы совсем, но Суф на что-то наткнулся.

Это оказалась гладкая сплошная стена с едва светящейся панелью.

— Мост на нижние ярусы, — объяснил Суф, — возможно, еще куда-нибудь, но, похоже, только в пределах зоны.

— Чего? — пробормотал Матлин.

— Ай… отойди отсюда. Только мешаешь…

Суф аккуратно разобрал лучевой щит и подсоединил прибор Перры к информационной сетке моста. Изобретение сработало: с его манжета спроецировался экран и начал пестрить разверсткой внутризонных маршрутов.

— Так я и думал. Они отключили КМ-приемники на болф. Подключить обратно их можно только с главного технопарка. Ты представляешь себе, что это означает? А это означает лишь то, что болф в полном порядке. Выход в парк есть! Матлин, мы в двух шагах от удачи! — но в двух шагах от Суфа вместо счастливого Матлина стояло бледное, размазанное в пространстве пятно, покачиваясь и сосредоточенно осмысливая что-то внутри себя, не имеющее никакого отношения к неожиданным удачам.

Суф перебросил координаты технопарка на рабочий режим моста и вошел в сеть местной лаборатории, запросив сведения об оборудовании, позволяющем снимать следящие «мухи». Вместо каталога оборудования последовал щелчок, смысл которого Матлину вряд ли был понятен, но один возглас Суфа моментально привел его в чувство.

— Смываемся! Немедленно! — Суф втолкнул его в лифт и вытолкнул уже в главный зал зонального технопарка. Первая здравая мысль, пришедшая в голову Матлина, была поинтересоваться местоположением парка в галактике: достаточно ли оно удалено от Земли, чтобы Али отреагировал на его исчезновение. Но Суф умчался к рабочим панелям, бросив его на произвол судьбы, и Матлину ничего не оставалось, как нервной походкой расхаживать взад-вперед, ждать и придерживаться единственной верной тактики — ни у кого не путаться под ногами. Как-нибудь ситуация обязательно должна разрешиться, главное, не помешать ей это сделать.

Кроме них на пульте координатора флота находился одинокий гуманоид, которого Суф чуть ли не оттолкнул от рабочего места. Гуманоид воспринял это как экстремальную ситуацию, покорно отошел и начал наблюдать, как постороннее существо орудует на вверенном ему пульте. Суф же развернул на панораме диспетчера флот технопарка, обнаружил свой аппарат в дальнем ангаре у самой границы сферы, вывел его на маршрут, задал скоростные режимы и запустил саморазблокировку в систему, парализовавшую его КМ-приемники. Последняя программа сработала только через центральный информационный узел и заставила диспетчера сильно заинтересоваться этой процедурой, а заодно и личностью Суфа. Матлин решил, что самое время отвлечь его внимание на себя и прогуляться перед ним туда-сюда ровно на ту минуту, которую должна отработать программа, и все! И все! У него закружилась голова от предвкушения, что это, может быть, последняя минута его страданий. Но все это было слишком здорово, чтобы оказаться правдой.

79
{"b":"44079","o":1}