ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кайноzой
Отдел продаж по захвату рынка
Не хочу жениться!
Запах фиалки
Мечтать не вредно. Как получить то, чего действительно хочешь
Это по-настоящему
Букет увядших орхидей
Трансформатор. Как создать свой бизнес и начать зарабатывать
Очаровательная девушка
A
A

— Не надо об этом, Шерзод…

— Не надо?.. — глаза его сверкнули. — Ладно, идите! Скройтесь! Когда вы попадаетесь мне на глаза, начинаются сбои в моей работе… Все равно этих омерзительных калек мы сотрем с лица земли. В наши ряды вливаются все новые и новые ЛИИ…

— Я ухожу, детка, — с большой сумкой в руках Умризиеда вышла на улицу.

Город странным образом разграничивался на две части. Дом, в котором жила Умризиеда, был построен как раз у незримой черты в той части, где обитали ЛИИ. Неподалеку, в районе, называемом Старым городом, встречались осевшие мечети с диковинными голубыми куполами, неказистые одно-или духэтажные дома с застекленными верандами — жилища калек.

Умризиеда и представить не могла, что третье столетие ее жизни будет омрачено горем и страданием.

Последние годы она жила в постоянной тревоге. Все это время ей казалось, что вот-вот взбунтуются калеки, свершится какая-то грандиозная революция, и все племена, все сословия рода человеческого исчезнут с лица земли. И она про себя сокрушалась о тех мирных, спокойных веках, которые, увы, миновали…

Умризиеда долго сидела на скамейке, а потом решила прогуляться по вечернему городу. Недалеко от поворота она не на шутку испугалась. Какая-то девушка с распущенными длинными волосами, изувеченными руками и ногами, с черными ногтями, загнутыми, как когти орла, облаченная в старый выцветший халат, стояла и не сводила глаз с Умризиеды. Взгляд этот был настолько тяжел, что Умризиеда застыла на месте.

Девушка сделала несколько шагов в ее сторону. Умризиеда отпрянула назад. Девушка приложила обе руки к груди, будто хотела сказать: «Не бойтесь!» В следуюшее мгновение Умризиеда уже справилась со своим испугом.

— Что тебе нужно, бедненькая моя? — спросила она с искренним сочувствием к девушке-калеке.

Девушка неожиданно опустилась на колени и обняла ноги Умризиеды. С мольбой во взгляде она закивала в сторону дома. Повернувшись, Умризиеда поняла, что девушка указывает на квартиру Шерзода, ее квартиру.

Девушка еще раз с тревогой взглянула на окна в вышине и кое-как выговорила: — Они… они хотят нас… убить.

Плечи у девушки дрожали, а в глазах стояли слезы.

Она схватила Умризиеду за запястье с такой силой, что женщина, стиснув зубы от боли, вынуждена была взмолиться: — Да отпусти ты мою руку. Пойдем-ка со мной.

Сейчас доберемся до аллеи-там и поговорим.

Неожиданно в небе что-то прогремело. Огненные линии искусственной молнии мгновенно сложились в надпись: «Братья! ЛИИ хотят истребить нас! Мы должны положить этому конец! Да исчезнут ЛИИ!» Появившийся невесть откуда летательный аппарат серебристого цвета выпустил длинный шлейф черного дыма. Когда эта искусственная туча поредела и растаяла, от надписи в небе не осталось и следа.

В это же время с балкона ее квартиры — Умризиеда это отчетливо видела — взмыла вверх какая-то большая звезда. Она устремилась к небосводу, и яркий блеск настоящих звезд поблек от ее яркости, а небо окутало какое-то зеленоватое сияние. И вдруг на небе вспыхнули обращения; призывающие истребить всех калек.

— Идемте, — сказала девушка и потянула попутчицу за рукав, — этими воззваниями дело не кончится, нужно что-то предпринять.

Над улицей, по которой они шли, завис аэролет.

— Ну вот, теперь глава Союза Старейшин прочтет очередную проповедь. Как все это надоело… — сказала девушка раздраженно.

Умризиеда подняла глаза вверх. В иллюминаторе аэролета показалось лошадиное лицо старика с густыми бровями: приложив к губам микрофон, он начал говорить торжественно и величаво:

— К вам обращаюсь, сограждане! Калеки и ЛИИ должны быть братьями. Можно только сочувствовать столь горестной доле калек. Эти несчастные за грехи предков обречены проживать свой век в муках и страданиях. Вспомните! Дух человека бессмертен! Дух неразрывно связан с природой. Если природе будет нанесен урон, это нанесет ущерб и духу. Если мы будем притеснять и мучить тот обиженный дух, который-живет тревожной жизнью в изувеченных телах калек, природа вновь отомстит нам! Нашу Землю ждет тогда регресс. Мы от имени Союза Бессмертных Старейшин призываем оба сословия к согласию. Калеки и ЛИИ, объединяйтесь!

В словах этих Умризиеда увидела немало здравого смысла и с удивлением взглянула на девушку, сбитая с толку ее раздраженным тоном.

— Какая польза в этих слащавых призывах, — пояснила та. — Если ЛИИ стараются подчинить своему влиянию Совет Старейшин и оставить нас, калек, в неведении, невежестве и бедности? Вы, — гневно продолжала девушка, благоденствуете. Первые представители искусственных людей. Я удивляюсь вам, что вы приобрели, чего достигли? Через каждые двадцать лет вам меняют сердца, другие органы… В этом и заключается цель вашего существования?

Смущенная таким напором, Умризиеда стала подыскивать какие-то аргументы.

— Видишь ли, не суди нас слишком строго. Когда я была такой же молодой, как ты сейчас, над человечеством нависла реальная опасность исчезновения с лица Земли. Мы, первые добровольцы, не раздумывая о том, что нас ожидает в будущем, дали согласие на опыты по продлению нашей жизни. Опыты закончились успешно. И все же мы не относимся к племени ЛИИ. И хотя нам в самом деле меняют время от времени сердце и другие органы, в наш мозг не вмонтированы никакие приспособления, мы сохранили способность мыслить самостоятельно.

— Да, да, я знаю, вы можете мыслить самостоятельно, но что в этом толку, если вы такие апатичные ко всему? Неужели вы не чувствуете, что ЛИИ, совершенствуясь год от года технически, утрачивают человеческие чувства и понятия?!

Умризиеда, не готовая к этому наскоку, поспешила поменять тему разговора.

— У тебя есть родители? — спросила она.

— Нет, — ответила девушка с горечью, — их убили ЛИИ.

Умризиеду захлестнула острая жалость к этой случайно встреченной девушке. И вдруг в ее душе родилось неожиданное желание. А что если забрать эту девушку к себе и жить с ней вместе? Это вполне возможно. Калеки работают, в основном, по ночам. Такой закон принимали с той целью, чтобы днем они поменьше попадались на глаза ЛИИ. Поэтому днем калеки или отсыпаются после ночной смены, или занимаются домашними делами. За сто с лишним лет действия закона бедные калеки, лишенные благотворного воздействия солнечных лучей, ослабли и истощали, но вылечить девушку вполне возможно. Когда Шерзод будет уходить на работу, она сможет свободно перемещаться по дому. А перед приходом правнука домой девушка будет уходить на работу сама. Утром все будет повторяться.

— Как тебя зовут? — спросила Умризиеда, довольная своим планом.

— Ульмас,[2] — ответила та.

— Бессмертная… Видишь, какие большие надежды связывали с тобой родители, когда дали такое имя. Подними высоко голову, дочка. Я готова тебе помочь и пойти твоей дорогой, но с одной вашей мыслью я совершенно не согласна. Почему нужно непременно уничтожать ЛИИ? Ведь они тоже во многом несчастнылишены радости быть родителями, им неведомо чувство любви. Вся их жизнь — это вечные обязанности по службе, они не имеют права нарушить распорядок дня, да и живут так скучно и безрадостно.

— Но они создали себе все условия для нормальной жизни, — сказала девушка с обидой, — а вся тяжелая работа возложена на плечи калек…

Разговаривая, они прошли большую часть пути.

Кафе, размещенное в конце аллеи, манило уютным светом в маленьких оконцах. Когда они входили внутрь, калека-сторож пристально оглядел Умризиеду с ног до головы и лишь потом с некоторым сомнением пропустил ее.

В зале было многолюдно. На низеньких топчанах, стоявших вдоль стены, сложив ноги по-турецки, невзрачные на вид люди вели оживленные споры. Коротконогие и короткорукие, с треугольными грушевидными головами, с грубыми неуклюжими руками, с почерневшими и загнутыми ногтями, с горящими, как у голодных зверей, глазами, калеки буквально обожгли взглядом вошедших, затем продолжили свой спор.

вернуться

2

Ульмас — бессмертная (узб.).

2
{"b":"44088","o":1}