ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Карим что-то по-прежнему говорил, и Хуршид почувствовал, что устал: от шелкопряда, от свалившегося на семью несчастия, от недосыпания… И от болтовни друга тоже.

— Иди послушай, потом расскажешь, о чем там говорят, — попросил он Карима. — Если спросят, где я, скажи, что не знаешь. Правду скажи только бабушке, а то будет беспокоиться. Завтра в школе увидимся…

Карим нехотя поднялся. Отряхнул брюки и побрел, спотыкаясь, через виноградник по недавно окученной земле.

…Хуршид вначале не мог понять, где он. Ах да, он, оказывается, уснул, прислонившись к тутовой копне.

В плечо впились ветки: руки и ноги затекли.

— Хуршид! Э-эй, Хурши-ид!.. — послышался голос бабушки. — Все уже ушли! Выходи-и, внучек!..

— Хуршид-ака, где вы? Бабушка волнуется, идите быстрей! — это суетилась сестренка.

Хуршид представил на миг встревоженные глаза Дильбар, резко встал и направился к дому. Выйдя из виноградной рощи, увидел дядю и его жену и застыл на месте.

— Иди, иди сюда, внучек. Все уже кончилось, прошло все. Помой руки и садись ужинать.

Эти слова были адресованы и дяде Хуршида. Бабушка словно хотела сказать: мол, не дергай мальчонку, ему и так не сладко.

Деликатная жена дяди сразу все поняла.

— Мама, мы пойдем уже, — обратилась она к старушке. — Завтра дел много…

Попрощавшись, они ушли.

— Бабушка, — спросил жалобно Хуршид, — а дядя не расскажет папе?

— Твой дядя с ума сошел, что ли? Сказать такое больному?..

Хуршид облегченно вздохнул. Умылся и сел ужинать. Дильбар торопливо заварила чай и быстро понесла чайник к столу. Споткнувшись, она чуть не упала.

— Доченька, будь осторожна, не торопись, — строго сказала бабушка.

— Ой, бабушка! Мне все кажется, что те большие гусеницы меня преследуют…

Хуршид прикусил губу и отодвинул касу в сторону.

Уставившись на чайник, спросил:

— Бабушка, а тот ученый обо мне не спрашивал?

— Еще как. Ты, оказывается, дал гусеницам ни разу не испытанные лекарства.

— Не лекарства, а искусственный корм, — поправила Дильбар.

— А ученый наказал: ты должен поскорее съездить в институт и с ним встретиться. Он хочет о чем-то тебя спросить… — она осуждающе покивала головой и добавила: — Все же ты нехорошо поступил…

…Хуршид за неделю совсем похудел. От кого только не пришлось выслушивать наставления за то, что он загубил шелкопряд. Особенно было стыдно перед матерью, которая дежурила в больнице. Когда отцу полегчало, мать вернулась домой. Хуршид, чтобы поднять ей настроение, тут же показал коконы. Когда он включил в подвале свет, Мухаббат остолбенела: огромные желтые коконы, размером, наверное, с дыню, покоились на вениках, неумело сделанных из веток тутовника.

— Не пугайтесь, мама, сейчас вы привыкнете к ним, вот увидите, радостно говорил Хуршид.

Мухаббат обняла сына за плечи, еще раз пристально уставилась на коконы…

— Мама, знаете, — щебетал мальчик, — из этих коконов выйдут большие, переливающиеся на солнце желтые бабочки! Я так хочу их увидеть. Наверно, они будут очень красивые. Представляете, бабочки величиной с голубей, да еще золотого цвета!

— Хуршид, завтра же вместе с дядей отвезите коконы ученому. Для него это важнее, чем для нас.

— Когда гусеницы стали вить коконы, я был в городе и предупредил его. Оказывается, пока кокон не высохнет — его нельзя трогать. Это ученый так сказал. А когда высохнет — тогда и отвезем к нему в институт.

Хуршид увидел странный сон. Когда проснулся, было рано, вставать не хотелось, и он постарался вспомнить свой сон.

…Он играл на широкой, усыпанной цветами, поляне.

Цветы были такие высокие, что Хуршид чувствовал себя как в лесу. Даже солнца не было видно. Он старался выбраться из цветника, но плутал все больше и больше. Рядом с ним на голубой цветок села большая золотокрылая бабочка. Цветок согнулся. Хуршид замахал на бабочку рукой, чтобы отогнать, но она вдруг заговорила: — Садись на меня! Я тебя доставлю в страну золотых бабочек.

— А разве есть такая страна? — удивился Хуршид.

— Да, есть, но поторопись: мы должны быть там до наступления темноты. Ведь с тобой хочет познакомиться сам повелитель золотых бабочек…

Хуршид пристроился на спине бабочки. Они в мгновение ока взлетели в небо. Золотые крылья бабочки сверкали, переливались на солнце. Вдруг потемнело, и бабочка, теряя высоту, стала стремительно валиться вниз…

Хуршид вздрогнул, отбросил одеяло и, на ходу застегивая брюки, побежал в подвал. Там, отдышавшись, окинул взглядом коконы. Подошел к одному и приложил ухо, прислушиваясь. Ему показалось, что внутри раздался слабый шорох. Видимо, гусеница выпускает последние шелковые нити и лепит их на внутреннюю часть кокона, подумал мальчик.

Вечером они поехали с дядей в город. Коконы положили в багажник «Москвича» и накрыли старой скатертью. По пути заехали к жившей в городе тете и забрали с собой старшего двоюродного брата Хуршида — Ахмада-ака. Оказывается, объяснил дядя, Ахмад-ака учился в одном классе с Касымовым, и ученому, наверное, будет приятно увидеть школьного друга. Дом Касымова находился неподалеку. По дороге Хуршид все время расспрашивал двоюродного брата об ученом.

Ахмад-ака обстоятельно отвечал мальчику на все вопросы. Одна, случайно брошенная братом, фраза мальчика почему-то насторожила.

— В школе-то Касымов учился хорошо, — задумчиво произнес Ахмад-ака. Но он все-таки из тех, которые думают Только о себе. И многие ребята его не любили…

«Странно», — подумал Хуршид.

Жена ученого энтузиазма при виде гостей не проявила. Увидев пыльную машину и их простую одежду, она высокомерно повела бровью. Несмотря на вечернюю прохладу, две старенькие курпачи постелила на топчане во дворе.

— Посидите, — бросила она сухо. — Аскар-ака сейчас выйдет, он разговаривает по телефону.

Немного погодя вышел и сам Касымов, поздоровался с гостями, шумно поприветствовал однокашника: — Ий-е! Ахмад! Наконец-то! Куда ты пропал?..

На этом приветливость Касымова и закончилась.

Ученый кусал губы, морщил лоб. Было видно, что он буквально кипит от злости. Тяжело взглянув на Хуршида, он медленно начал: — Спасибо, спасибо, дорогие гости, что приехали… Интересно, зачем?..

Дядя с удивлением посмотрел на ученого, потом вежливо ответил: — Мой племянник совершил неразумный поступок.

Прошу вас его простить-он же еще ребенок. Наверное, у вас были неприятности? Ведь такие корма стоят дорого?..

Касымов скрестил руки на груди.

— Искусственный корм, действительно, обошелся мне дорого. Ведь на золотую пыльцу, которая есть в его составе, я потратил все драгоценности моей жены.

И делал все это вне институтских планов… — Он прошелся вдоль топчана. — А Хуршид, ничего в этом не понимая, взялся выращивать шелковичных червей в домашних условиях. Но без микроклимата шелкопряд, питающийся моим кормом, жить не может. И эксперимент мой теперь загублен: директор требует, чтобы я включил его в план исследований института.

— Но почему же загублен?! — в один голос спросили дядя и Ахмад-ака. А дядя добавил: — Наоборот, теперь вам будут созданы все условия.

Касымов обвел всех саркастическим взглядом, презрительно хмыкнул: — Я создал этот искусственный корм не для того, чтобы получать крупные коконы. Сам не понимаю, почему у мальчишки так выросли гусеницы… Я вел исследования, чтобы… — он сделал многозначительную паузу, — чтобы… получить коконы с золотыми нитями.

Гости переглянулись.

— Настоящее… золото? — неуверенно поинтересовался Ахмад-ака.

— Да! — надменно ответил ученый.

— Так вы хотели, чтобы девушки носили платья из золотых нитей вместо атласа? — дружелюбно спросил дядя Хуршида.

Касымов посмотрел на него как на ненормального.

— Очень мне нужно проводить исследования ради женских платьев! Ведь это еще не все: когда плетение кокона заканчивается, гусеница внутри постепенно, как это выразиться… золотеет, что ли, ну, превращается в золотой слиточек… Уж поверьте, создавая корм, я позаботился, чтобы все было именно так…

3
{"b":"44090","o":1}