ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ты прав. Поспеши. У тебя осталось не больше двадцати четырех оборотов времени. Когда они истекут, я буду вынужден найти другого помощника.

— Черт возьми, а ты кто такой?

Человек в черном не ответил. Загадочно улыбнувшись, он шагнул в тень переулка и исчез за углом.

— Стой! Куда поспешить то? — Дорвинд побежал следом за своим таинственным собеседником, но за углом уже никого не было видно.

— Однако, как это понимать? — купец замер в недоумении. Он полез в карман за серьгой и вытащил ее наружу. Камень светился ровным красным светом.

— Вот выкину тебя сейчас в сточную канаву! — Дорвинд замахнулся чтобы бросить серьгу. — Нет. Меня так просто не возьмешь. Пойду напьюсь. А потом тебя продам. И не за пару руанов. Ты сделаешь мне состояние.

Радуясь собственной догадливости, Дорвинд зашагал по темной улочке в направлении квартала Серых Трущоб, туда, где в Челви продавалась самая дешевая выпивка.

5

В небольшом, но уютном подвальчике с гордым названием "Королевская Таверна" было не протолкнуться. Популярность места объяснялась тем, что здесь на один руан можно было купить пару бочонков любимого народом эля. О качестве этого эля стоит помолчать, но количество производило впечатление на всех, кто знал, что в Верхнем Городе за руан выпьешь только одну кружку чудесного напитка. Дорвинд не располагал большими деньгами, поэтому "Королевская Таверна" почти на целые сутки стала ему домом родным. Здесь он прочно занял место за дальним столом, в углу, и тихо наливался сначала элем, потом согбенским красным вином, затем перешел на ром, которым его угостил один из новоявленных друзей.

Как вокруг него собралась компания, Дорвинд помнил не слишком хорошо. Вероятно, сначала это он их угощал, а потом, потеряв способность нащупать собственный кошелек, стал пить все, что наливают. Компания подобралась колоритная. Нищий в изодранном плаще, мускулистый парень с щербатым ртом, пожилой сизоносый ремесленник и одноглазый Дорвинд. Разговор шел то о женщинах, то о выпивке, то о выпивающих женщинах, и незаметно перескочил на серьгу Баласура.

— Вот, ребята, влип я из-за женщины, — заплетающимся языком кратко поведал свою историю Дорвинд. — Подарила она мне эту треклятую серьгу. И теперь у меня тридцать три несчастья. В общем, нет счастья на земле.

— По этому случаю стоит выпить, — разливая ром из глиняной бутыли, заметил нищий.

— Так выкинь серьгу то! — предложил мускулистый парень. — Или мне подари!

Он загоготал глухим басом.

— Ловкач! Нее! Серьга — это все, что у меня осталось. Я ее продам. Вот, только, покупателя найду. Она ведь волшебная.

— А в чем ее сила? Несчастья приносить? — поинтересовался парень. — Кому такая нужна!

— Много ты в волшебстве понимаешь! — сказал на это ремесленник. — Надо серьгу знающим людям показать. Хочешь, Дорвинд, я тебя к одной колдунье отведу? Если вещь стоящая, она ее у тебя и купит.

— Правда? У тебя есть знакомая колдунья? — Дорвинд начал медленно обдумывать предложение. — Она не на комиссию при городском совете работает? А то, эти негодяи быстрые. Изымут серьгу до выяснения обстоятельств, а я пухни с голоду.

— Правильно. Я тоже не доверяю городскому совету. Выпьем, что б их всех, — нищий долил остатки рома в кружки.

— Моя знакомая даже лицензии не имеет. Работает тут, в Серых Трущобах. Однако знающая баба. Говорят, когда-то в столице на Волшебных Игрищах билась.

— Ого! Нелицензированная колдунья. Это не опасно? — спросил мускулистый парень.

— А я опасностей не боюсь. Пошли, приятель. Отведи меня к ней, — Дорвинд, пошатываясь встал из-за стола.

— Куда вы? Посидим еще! — просящим голосом произнес нищий, но его уже никто не слушал.

— Счастливо, ребята, оставаться. Разбогатею — всех угощаю! — пьяно улыбаясь, Дорвинд пошел к выходу. Ремесленник вышел следом за ним.

На улице стояла ясная лунная ночь. Стены домов было видно, а вот валявшийся под ногами мусор сливался с темной мостовой. Поэтому прежде, чем спутники добрались до дома колдуньи, Дорвинд успел три раза упасть в грязь и чуть не расшиб себе голову.

Квартирка колдуньи располагалась в мансарде покосившегося старого дома. Чтобы попасть туда, ремесленнику пришлось разбудить стуком в дверь половину жильцов, один из которых ее и открыл. Узнав, что два сильно пьяных оборванца хотят войти, он попытался им воспрепятствовать, но, увидев обнаженный меч в руке Дорвинда, отступил. Спутники влезли по винтовой скрипучей лестнице на самый верх и остановились у дверей колдуньи. Ремесленник постучал.

За дверью раздались шаркающие шаги, потом женский голос спросил:

— Зачем пришли?

— Леванта, открой. Это я, — ответил ремесленник.

— Зачем, спрашиваю, пришли.

— У моего друга вещица одна есть. Волшебная. Ты бы посмотрела.

Дверь открылась. На пороге стояла полноватая женщина средних лет, одетая в серый бархатный котт и парчовые домашние туфли с загнутыми носами.

— Проходите. О, да вы похоже гуляли в "Королевской Таверне".

— Точно. Как вы это поняли? — удивился Дорвинд. — Колдовство?

— От вас воняет дешевым ромом как от матросов. Но не в порту же вы пьянствовали?

Жестом пригласив гостей сесть на удобные, хотя и потертые кресла, Леванта достала из комода флакон с голубой жидкостью и плеснула ее в две рюмки.

— Выпейте это. Я не могу разговаривать с пьяными о серьезных вещах.

Дорвинд и ремесленник послушно выпили жидкость.

— Что это за! Черт возьми, как здорово это действует! — Дорвинд почувствовал, как его сознание прояснилось, тяжесть из головы пропала, окружающая обстановка стала менее расплывчатой. Одновременно с этим он понял, что находится рядом с нелицензированной колдуньей. По рассказам пострадавших, именно такие люди не брезговали пользоваться помощью демонов и часто применяли магию без сто процентной гарантии успеха.

— А теперь говорите. Что вы хотите мне показать?

— Вот, — Дорвинд осторожно вынул из кармана серьгу. — Скажите, что это. И за сколько можно продать.

— Положите на стол, — колдунья, не прикасаясь к серьге, начала ее рассматривать. — Так, Баласур!

Она взяла в руки разноцветные палочки и стала ими трогать красный камень в разных местах. Потом Леванта молча вышла в соседнюю комнату и вернулась с толстым фолиантом в руках. Некоторое время она внимательно читала книгу, потом подняла взгляд на Дорвинда.

— Это неизвестный науке вид магии. Он как-то связан с Баласуром. Думаю, отгадку легче всего найти в его склепе.

— Меня отгадка мало волнует. Можно ли это продать?

— Нет. Слишком мощная неизвестная магия. Ни один человек не рискнет это купить. Я настоятельно рекомендую посетить склеп Баласура. Опасное приключение. Но еще опаснее находится в неведении.

— А что если покупатель не будет знать, что серьга волшебная?

— Я бы не советовала так поступать. Все говорит о том, что вы крепко связаны с этой серьгой. Разрыв связи может способствовать вашей гибели. Со стороны, разумеется, все будет выглядеть случайностью. Нож грабителя, обвалившийся карниз, понесшие лошади! Прецеденты смерти носителей, неграмотно разорвавших связь с амулетами, частое явление.

— Однако, серьга — не мой амулет!

— Анализы показывают, что он им стал. Причем, я вижу, амулет последние дни активно влиял на вашу жизнь. Это странно, но Баласур набирает силу.

— Черт возьми, да кто он такой этот Баласур?!

Леванта раскрыла фолиант на странице с рисунком, изображающим могучего мужчину, одетого в звериные шкуры и размахивающего двуручным мечом.

— Вот он. По крайней мере, так представляют его потомкам. Здесь сказано, что Баласур — героический варвар наводивший ужас на древнюю Леагорию, пограничным фортом которой был Челви. Судя по информации, он был некоторое время бессмертным, а потом каким-то образом погиб. Похоронен там, где теперь располагается старое кладбище Челви. Думаю, его могила! в одном из Древних Склепов.

5
{"b":"44096","o":1}