ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Куда мы идем? Это ход в помещения для слуг, не так ли?

Привратник покосился на гостя с опаской:

— А ты много знаешь, господин. Но тебе и невдомек, что только тут теперь безопасно жить людям. В залы я бы не советовал совать и кончик носа.

— Да, здесь так все изменилось.

По винтовой лестнице они поднялись на третий ярус и миновав пару мрачных коридоров, остановились в небольшой комнатушке, освещаемой скудным светом падавшим из узкого оконца.

— Жди здесь, — сказал привратник и исчез за толстой деревянной дверью.

Странник послушно остановился. Увидев на полу темное пятно, он присел на корточки, чтобы подробнее его рассмотреть. Кровь? Грязь? Определить, что оставило свой безобразный след на полу, в полумраке комнаты не представлялось возможным.

Ожидание было прервано приходом привратника.

— Баронесса не сможет тебя принять. Она слишком плохо себя чувствует. Но тебя хочет видеть барон.

— Что??? — удивление исказило до сих пор напряженно- сосредоточенное лицо странника. — Когда барон вернулся?

Физиономия привратника скривилась в ухмылке.

Старый барон как пропал десять лет назад, так о нем нет ни слуху, ни духу. Баронесса ждала его, ждала, и решила снова выйти замуж. Не далее как на прошлой неделе у нас появился новый господин — барон Эсмонд.

— Значит у нее новый муж! — тихо, сам себе, произнес странник, и печаль блеснула в его глазах. — Ну, веди. Мне надо его видеть.

Привратник хмыкнул и повел странника вглубь помещений.

У массивных двустворчатых дверей, украшенных выцветшими гербами, стояли два часовых с алебардами. Они оценивающе посмотрели на странника, будто прикидывая насколько быстро можно превратить его в бездушный труп. Их взгляды не сулили ничего хорошего. Впрочем, ничего хорошего странник и не ждал.

За двустворчатыми дверями оказалась довольно просторная комната, превращенная в уютный кабинет. На полках стояли фолианты в жестких кожаных обложках, на столе возвышалась кипа разноцветных свитков и бумаг. Стены были украшены портретами мужчин и женщин, одетых в старинные одежды, увешанных массивными драгоценностями. В углу потрескивал камин, отбрасывая кроваво-красные блики на каменный пол. Вытяжной колпак камина украшали барельефы с изображениями героев минувших столетий, закованных в латы, размахивающих двуручными мечами и огромными палицами. За столом, на обитом багровым бархатом кресле с высокой спинкой восседал седой мужчина, широкоплечей фигурой напоминавший героев с барельефов, а мужественным лицом — портреты со стен. Барон Эсмонд ван Лоанар.

Привратник коротко поклонился и быстро скрылся за двустворчатыми дверями. Странник остался один на один с хозяином замка.

— Кто ты, Георг? И зачем ты хотел видеть баронессу? — начал без лишних слов Эсмонд.

— Я думал она ждет меня.

— Тебя? Кто ты такой чтобы она ждала тебя? — барон нахмурил густые брови.

— Она счастлива? — не ответив на вопрос, спросил странник.

— Ты о чем? — барону собеседник явно не нравился. — Она уже давно и тяжело больна. Был бы ты счастлив на ее месте?

— Она недавно вышла за тебя замуж. Значит, она нашла на это силы?

— Это тебя не касается, Георг. Если ты не ответишь, кто ты такой, то я вышвырну тебя из замка прямо сейчас!

— Я — Георг, старый знакомый баронессы. Дай мне с ней поговорить. Всего несколько минут. Потом спросишь у Элоизы, кто я.

— Элоизы? Ты знаешь ее первое имя? Вы были настолько близки?

— Да. И мне надо ее видеть. Пожалуйста.

Барон насупился, размышляя как поступить. Через минуту решение созрело.

— Хорошо. Я сегодня переговорю с женой по твоему поводу, Георг. Если она согласится встретиться с тобой, пусть так и будет. Но за это обещай мне ответить на один вопрос.

— Какой?

— Почему мне так знакомо твое лицо?

— Я отвечу на этот вопрос, после того как увижу Элоизу. А может быть мне и не придется тебе отвечать.

— Это мы посмотрим, — Эсмонд поднялся с кресла и подошел к камину. — Я поселю тебя в Восточной Башне. Завтра утром жди вестей, а до тех пор, я бы не советовал тебе отлучаться из комнаты.

Барон на мгновение задержал внимание на мече странника и добавил:

— Не всякой твари страшно твое оружие, Георг.

Потом он громко позвал:

— Тибольд!

В комнату вошел один из стражников.

— Проводи нашего гостя в Восточную Башню и скажи Маделайн чтобы принесла ему поесть.

— Слушаюсь, господин, — стражник поклонился и, жестом пригласив странника следовать за собой, удалился.

— Что ж. До завтра, — гость посмотрел на барона испытующим взглядом, но ничего не смог прочитать по выражению его лица. Тот стоял у камина, грея над пламенем руки, казалось, совершенно забыв о недавнем собеседнике. Только треск дров нарушал гнетущую тишину.

3

К ночи дождь усилился. Порывы ветра направляли струи воды под углом к земле, задувая ее во все щели замка. Страннику не спалось. Накинув свой плащ, он поднялся на крепостную стену и погрузился в раздумья. Лоанар встретил его не так, как он предполагал. Все изменилось. Очень сильно изменилось.

Взгляд странника упал на окна Южной Башни. В скудных отблесках свечи там промелькнул женский силуэт. До боли знакомый силуэт.

— Элоиза, — с надеждой в голосе прошептал странник. Его тело инстинктивно потянулось в сторону башни, перегибаясь через стену.

Решение, что делать дальше, созрело быстро. Странник приблизился к башне вплотную, безнадежно потолкал дверь ведущую внутрь и без колебаний полез через крайнюю бойницу наружу. Он лег на живот, свесил ноги и медленно скользя вниз, стал опускаться вдоль внешней стороны стены. Когда странник уже висел на кончиках пальцев, его ступни нащупали каменный выступ, окаймляющий замок по периметру. Осторожно перебирая ногами, прижавшись телом вплотную к стене, странник направился к башне. Через пару минут он стоял на выступе у вожделенного окна. Странник заглянул внутрь.

Из того неудобного положения, в котором ему приходилось находиться, странник многого разглядеть не мог. Но он увидел главное — огромную кровать под бежевым балдахином с золотыми кистями, кровать украшенную гербами Лоанара, кровать баронессы.

Странник ощупал решетку, закрывающую окно. Ржавые прутья оставили рыжие следы на его ладонях. Странник потянул решетку на себя, однако она не поддалась, и даже не закачалась. Попасть в комнату через это окно не представлялось возможным. Но и отступать было некуда, взобраться на стену без посторонней помощи не стоило и мечтать.

Странник пошел вокруг башни. Очень медленно и осторожно. Он искал окно без решетки или с решеткой, готовой вот-вот вывалится. Ему повезло. На втором же окне решетка держалась некрепко. Пришлось лишь раскрошить цемент у нескольких кирпичей, вытащить их наружу, и вскоре металлические прутья полетели на землю. Разбить слюду, заслонявшую комнату от дождя и ветра было парой пустяков. Однако на эту операцию странник потратил ни чуть не меньше времени, чем на извлечение решетки. Он не хотел шуметь, он не желал пугать баронессу.

Оказавшись внутри башни, странник позволил себе минуту отдыха. Слишком долго он находился в большом напряжении под струями неугомонного дождя. Стоило перевести дух, прежде чем действовать дальше.

Всю мебель комнаты составляли несколько скамей-сундуков, шкаф, украшенный железными оковками, удобное мягкое кресло и огромная кровать. Над кроватью нависал балдахин, прикрепленный к потолку, с полупрозрачными пологами с трех сторон.

В сумраке спальни самым освещенным местом была стена, украшенная выцветшим гобеленном. Изображенная на нем сцена, состоявшая из всадника на вставшей на дыбы лошади и двух борющихся женщин с кинжалами в руках, что-то напомнила страннику, но что конкретно, он вспомнить не мог.

Со стороны кровати раздался тяжелый вздох. Зашуршали шелковые простыни.

— Элоиза! — прошептал странник и, откинув полог, подошел к изголовью кровати.

2
{"b":"44097","o":1}