ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мне казалось, речь шла о десяти.

– Цена выросла, когда ты заговорил о важности своего визита.

– Ты сказал, эта информация никак не повлияет на цену, – напомнил Гарри.

– Я передумал, – пояснил гном. – Итак, двенадцать золотых, и уже через полчаса здесь будет полно ребят, которые с большим удовольствием проводят вас вниз.

– Бесплатно? – уточнил Гарри.

– Совершенно бесплатно.

– И они будут здесь уже через полчаса? – уточнил Гарри. – Значит, они где-то неподалеку. Возможно, нам стоит самим их поискать.

– Даже не пытайтесь, – сказал гном. – Они довольно далеко отсюда и придут тайными проходами гномов, которые вы никогда не найдете. Под нашими горами не выжить без проводника. Или без карты.

– Ладно, уговорил, – сказал Гарри, вытаскивая кошель и отсчитывая двенадцать золотых монет.

Гном снова повел носом.

– Я же говорил, что у них низкая проба, – сказал он. – Надо было просить пятнадцать.

– Эй! – запротестовал Гарри. – Мы так не договаривались!

– Не бойся, я уже назвал цену, – сказал гном. – Ждите, через полчаса за вами придут гномы из МОССАДа. Можете потратить это время на моральную подготовку к встрече. Уверяю вас, она будет незабываема.

Гном захлопнул дверь перед носом Гарри и Джека, и они услышали звук задвигаемых засовов.

– Какую историю мы расскажем этим парням, когда они сюда явятся?

– Историю о спасении вселенной, разумеется, – сказал Джек. – Первое правило стрелка – всегда говори правду.

– Неужели действительно есть такое правило?

– На самом деле оно немного длиннее, – признался Джек. – Всегда говори правду, если она тебе выгодна и ты не можешь придумать историю получше.

– А ты не можешь?

– Как-то ничего в голову не приходит, – сказал стрелок. – Главное – напустить побольше тумана, чтобы они отвели нас вниз, к своему начальству. Ни к чему сразу же заявлять им, что мы пришли забрать Молот. Иначе гномы могут нас неправильно понять.

– Не представляю, что тут можно неправильно понять, – сказал Гарри и закурил сигарету.

Стрелок уселся прямо на землю, поставив саквояж рядом с собой. Ему-то хорошо сидеть на земле, подумал Гарри. Надо и мне обзавестись кожаными штанами, а если я присяду в этих, то остаток дня проведу с мокрой за… тыловой частью.

– Этот гном – жмот, – сказал Гарри. – Если все гномы похожи на него, то они запросят за Молот столько золота, сколько может поместиться у них под землей.

– Он не жмот, – сказал Джек. – Просто ты не умеешь торговаться.

– Я умею торговаться, но этот тип оказался слишком прижимист, нам срочно нужно было отыскать путь под землю, и я не видел другого способа, кроме как заплатить ему требуемую им сумму, и я не виноват, что с каждым разом эта сумма все возрастала…

– Иными словами, ты не умеешь торговаться, – заключил стрелок.

– А ты мне совсем не помогал.

– Переговоры должен вести кто-то один, – сказал Джек.

– Это первое правило стрелка?

– Нет, это первое правило бизнеса.

– Я думал, первое правило бизнеса: сделай как можно больше денег.

– Хорошо, тогда правило насчет переговоров – второе, – согласился стрелок. – Когда два типа, находящиеся на одной стороне, начинают перебивать друг друга, представители противной стороны делают о них весьма нелестные выводы. В нашей же ситуации этот гном сделал нелестные выводы только о тебе, а меня он считает умным и, следовательно, главным в нашей паре.

– Раньше ты говорил, что я главный.

– К счастью, гном этого не знает, – сказал стрелок.

– Значит, пока я выставлял себя полным идиотом, ты спокойно стоял в стороне, посмеивался и сохранял свой имидж?

Стрелок улыбнулся.

– Черт побери, – сказал Гарри. – Горлогориус не стал бы платить какому-то гному.

– Может, и стал бы. Если превратить парня в лягушку, от него многого не добьешься.

Еще раз черт побери, сказал Гарри, но на этот раз исключительно про себя. Почему в подавляющем большинстве случаев этот тип во всем черном оказывается прав?

Хотя если бы гном запросил с Горлогориуса денег… Хм… Для этого надо быть очень храбрым гномом.

Через полчаса снова послышался звук отодвигаемых засовов и на пороге появился все тот же гном. На этот раз он был облачен в походную одежду, на спине висел небольшой рюкзак, из-под кожаной куртки выглядывала кольчуга, а в руке он держал большой топор на короткой ручке. Таким топором удобно пользоваться в небольших помещениях, подумал Гарри. Например, под землей.

– Что это за маскарад? – взвился молодой волшебник. – Где обещанные тобой парни из МОССАДа?

Стрелок только улыбался.

– Позвольте мне представиться, молодые люди, – сказал гном. – Меня зовут Камнеед Глазодав, и я являюсь главным и единственным сотрудником МОССАДа на этой территории. И я отведу вас в подземелья, как и обещал.

– За деньги?

– Нет, бесплатно, – сказал гном. – Меня несколько заинтересовал ваш рассказ, и я подумал: а вдруг эти двое парней действительно знают что-то о близящемся Рагнареке? Ведь если они говорят правду, то моему начальству следует об этом знать.

– О чем? – не понял Гарри.

– Любопытство волшебников можно сравнить только с их же невежеством, – сказал стрелок. Похоже, для него заявление Камнееда о принадлежности к МОССАДу сюрпризом не стало.

– А как же те двенадцать золотых, что я заплатил за вызов? – спросил Гарри.

– За эти деньги вы хотели МОССАД, таки вы и получили МОССАД, – сказал Камнеед.

– Но… а как же…

– Золото – это золото, – сказал гном. – А иметь двенадцать золотых и не иметь двенадцать золотых – это разница…

– В двадцать четыре золотых, я понимаю, – сказал Гарри. – Но зачем ты заставил нас ждать целых полчаса?

– Должен же я был попить чайку на дорожку, – объяснил Камнеед. – Таки мы идем или не идем, парни?

Этот человек жил на склоне горы. Он был счастливым обладателем скромной хижины, построенной почти у самой линии снегов, и худой коровы, траву для которой он собирал в долине и огромными тюками таскал наверх. В обмен на это корова давала ему немного молока.

Еще у этого человека был небольшой огород. Нельзя сказать, чтобы огород приносил много овощей, однако еды человеку хватало. Он был очень скромным и довольствовался тем, что у него есть, никогда не желая большего.

Другие жители этих мест старались его избегать. Не потому, что он делал или говорил им что-то плохое, напротив, он всегда держался приветливо и доброжелательно. Просто было в этом человеке что-то неправильное, хотя, если бы вы попросили объяснить, что именно с ним не так, внятного ответа вы бы не дождались.

Может быть, все дело состояло в том, что у этого человека были холодные, стальные глаза, которых не должно быть у безобидного отшельника, может быть, сказывалась его походка, плавности и бесшумности которой позавидовал бы призрак со стажем, а может, он просто был непохож на других людей, обитающих в этих местах. Чужаков ведь нигде не любят.

Однажды он вернулся в свой дом с очередной порцией травы для своей коровы и обнаружил, что в его хижине кто-то есть. Он удивился, ведь, несмотря на то что он никогда не закрывал дверь, гости его не посещали.

Он вошел в свой дом и увидел человека в черном плаще, капюшон которого был опущен так, что полностью скрывал лицо.

– Желаю тебе тысячу лет жизни, добрый человек, – сказал постоянный обитатель хижины.

– Еще тысяча лет мне бы не помешала, – согласился гость. – Ты мастер Лю?

– Я просто Лю, – сказал отшельник. – Смиренный житель этой горы.

– Я слышал, тебе нет равных в искусстве… танца, – сказал гость.

Лю улыбнулся, и веселые морщинки разбежались по его добродушному лицу.

– Я давно не танцую, – сказал он. – И тебе нет нужды прибегать к эвфемизмам. Здесь нет других ушей, кроме тех, что ты и я носим на своих головах.

– Ты исчез несколько лет назад, – сказал гость. – Многие думали, что ты умер.

– Как видишь, я не умер, – сказал Лю. – Двадцать три года назад я удалился сюда, чтобы провести остаток жизни в мире и покое, чего желаю и тебе, добрый человек.

17
{"b":"441","o":1}