ЛитМир - Электронная Библиотека

– Игры кончились, – объявил Горлогориус. – И пришло время закрыть вашу лавочку.

Поскольку он не обращался ни к кому конкретно, все четверо промолчали. Подавать голос первым всегда опасно.

Сэр Реджинальд Ремингтон, эсквайр, был стрелком, и теоретически он не должен был никого бояться. Мало кого он боялся и на практике. Реджи без содрогания в душе шел на чудовищ, бросался на превосходящего числом противника, лез в вызывающие ужас подземелья, в которых можно было встретить… кого угодно. Но сейчас проняло даже его.

Горлогориус излучал мощь. Горлогориус излучал власть, недаром в некоторых языках эти понятия обозначаются одним и тем же словом.[8] И сцепляться с Горлогориусом рогами Реджи совершенно не хотелось.

– Сейчас все сестры получат по серьгам, а все братья – по ушам, – сообщил Горлогориус. – Начнем с тебя, стрелок.

Реджи опустил саквояж, с которым он никогда не расставался, и положил руки на револьверы.

– Не дергайся, – сказал Горлогориус, от которого не ускользнул смысл этого жеста. – Все равно не успеешь. МОЕ заклинание быстрее, чем пуля.

– Просто ты никогда не состязался с моими пулями, – сказал Реджи с уверенностью, которой не испытывал. Но он должен был держать марку.

– Возможно, позже мы посоревнуемся, – пообещал Горлогориус. – А пока ты можешь расслабиться, парень, сейчас я ничего против тебя не имею. Ты выполнял условия контракта и играл мне на руку. Если ты помнишь, в Триодиннадцатом царстве я сам вручил тебе яйцо.

– Я помню, – сказал Реджи.

– Отлично. Все, что от тебя требуется, это выполнить еще пару заданий в том же роде, – сказал Горлогориус.

– И с той же оплатой? – уточнил Реджи.

– Да. Только на этот раз платить тебе буду я.

– Не имею возражений, – сказал Реджи. – Мой прежний наниматель вряд ли имеет что-то против такого развития событий. – Он посмотрел на Негоро. – По-моему, у него кончились идеи.

– Удивительно, что они у него вообще появлялись, – сказал Горлогориус. – Если мы со всем этим разобрались, я попросил бы тебя подождать в сторонке и дать мне закончить с остальными.

– Как далеко я должен отойти? – поинтересовался Реджи.

– Как хочешь, – сказал Горлогориус.

Поскольку Реджи было известно о побочных эффектах некоторых заклинаний, в результате которых внутренности подвергшегося магической атаке объекта разлетаются по всей округе, он отошел метров на тридцать, посчитав такое расстояние достаточно безопасным. С тридцати метров ему будет прекрасно слышно, о чем Горлогориус разговаривает с оставшимися бедолагами.

Реджи не питал ни к одному из них особой симпатии, но ему было любопытно. Он собирал информацию. Первое правило стрелка – информация может стоить дороже, чем пуля. Особенно ценны достоверные сведения о том, на кого тебе предстоит работать.

В данном случае о Горлогориусе.

Реджи встречался с ним однажды в Триодиннадцатом царстве, во время разборки, имевшей место во дворце местного князя, но то свидание вышло слишком быстрым и поверхностным, чтобы делать какие-то выводы о личности старого волшебника. Предстоявшая же беседа обещала стать очень поучительной.

– Теперь с тобой разберемся, – сказал Горлогориус, некультурно тыча пальцем в Негоро. – Невзирая на личности, могу тебе сказать, что моя позиция по отношению к дублям всегда было непоколебимой. Дубль не должен пережить свой оригинал, и если я встречаю такого дубля, то поступаю соответственно. Негоро затрепетал.

– К тому же ты натворил дел, – сказал Горлогориус. – Пытался способствовать прекращению функционирования нашей вселенной, а этот поступок является серьезным преступлением.

Негоро перестал трепетать. Да и зачем, если все уже предрешено?

– Но… – сказал Горлогориус.

Негоро снова затрепетал, ибо у него появилась надежда.

– Ты являешься дублем одного моего старого знакомого, – сказал Горлогориус. – Не могу сказать, что я его сильно любил, да и он вряд ли когда-то испытывал ко мне приятельские чувства, однако мы всегда уважали профессиональные качества друг друга. К тому же в его гибели есть и доля, пусть совсем небольшая, моей вины.

Горлогориус замолчал, дав Негоро возможность переварить услышанное.

– Я знаю, что ты предпринял кое-какие меры, чтобы продлить свое существование после смерти Негориуса, – продолжил старый чародей. – И я знаю, что это за меры, и, уж поверь мне на слово, меня они никоим образом не остановят.

Негоро это прекрасно понимал. Горлогориус мог оторвать ему голову, даже не притрагиваясь к ней, одним только движением левой брови. Или правой пятки.

– Однако я решил дать тебе шанс, – сказал Горлогориус. – Поскольку некоторые твои действия, пусть ты этого и не осознавал, шли мне на пользу, я закрывал глаза на остальные твои художества… Короче, я решил не убивать тебя прямо сейчас.[9] У тебя есть возможность проявить себя. Что скажешь?

– Я готов, сэр, – отчеканил Негоро.

– Молодец, – одобрил его решимость Горлогориус. – Но на этот раз у тебя не получится отсидеться в сторонке. Ты отправишься в путь вместе со стрелком.

– Так точно, сэр, – сказал Негоро.

– Уйди с глаз, пока я не передумал, – буркнул Горлогориус, и дубль, совершенно справедливо посчитав, что он легко отделался, присоединился к Реджи.

– Пронесло, – констатировал он.

– Возможно, это еще не конец, – сказал Реджи.

– В любом случае сейчас я жив и крайне этим фактом доволен. Мы, дубли, умеем радоваться малому, ибо большого нам не дано от природы.

– Разумный подход, – согласился стрелок.

Тем временем Горлогориус обвел грозным взглядом ждущую своей очереди парочку.

– За сим прошу считать мой лимит милосердия исчерпанным, – заявил Горлогориус. – С вами обоими я церемониться не собираюсь.

– Э… могу ли я задать вопрос, сэр? – поинтересовался Чингиз-хан.

– Попробуй, – разрешил Горлогориус.

– Я не мог не заметить, что вы пришли сюда с зюйд-зюйд-веста. – Горлогориус нахмурился. Он не был силен в географии.[10] – Вон оттуда, – махнул рукой орк. – Дело в том, что там стояла лагерем основная часть моего войска, сэр.

– Стояла, – также в прошедшем времени ответил Горлогориус

– И мне бы хотелось знать, что стало с моими ребятами. Если можно, сэр, – добавил хан орков заискивающим голосом.

– Весьма похвально, что даже в такую минуту тебя беспокоит участь твоих соплеменников, – сказал Горлогориус. – Что ж, могу тебя заверить – они живы и здоровы. Пока.

– Спасибо, сэр.

– Впрочем, я уверен, что долго они в таком состоянии не пробудут, – сказал Горлогориус. – Видишь ли, я превратил их в свиней.

– В свиней?

– В свиней, – подтвердил Горлогориус. – Так что от них даже стало лучше пахнуть.

– Но почему?..

– Не думаю, что я обязан объяснять мотивы своих поступков, – сказал Горлогориус. – Но я скажу. За последние несколько недель твои архаровцы нанесли мелким крестьянским хозяйствам, расположенным неподалеку, огромный ущерб, и я решил немного его компенсировать.

Хан оторопел.

– Неужели крестьяне их съедят? – тихо ужаснулся Негоро.

– Думаю, что съедят, – сказал Реджи.

– Но они же разумные!

– Некоторые люди считают свиней разумными, некоторые отказывают в этом даже оркам, а некоторые аристократы не считают разумными простолюдинов, – заметил Реджи. – Полагаю, крестьяне вряд ли сообразят, куда делись орки и откуда в их округе развелось такое количество парнокопытных, а то, что не видно глазу, не способно повредить желудку.

– Это не так уж трудно сообразить, – сказал Негоро. – Я имею в виду, орки куда-то исчезли, зато откуда-то взялись свиньи… Это же просто, как дважды два.

– Местные жители не очень сильны в таблице умножения и дважды два для них не так-то просто, – сказал Реджи. – И вообще, заткнись. Я хочу дослушать.

вернуться

8

Например, в английском. – Примеч. авт.

вернуться

9

Волшебники очень демократичны. Они используют слово «убить» даже по отношению к кремнийорганической форме жизни. – Примеч. Горлогориуса.

вернуться

10

Что и неудивительно. Человеку, способному за считаные мгновения переместиться в любое место при помощи магического портала, нет никакой нужды забивать себе голову такими вещами, как меридианы или азимуты. – Примеч. Горлогориуса.

19
{"b":"441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Список желаний Бумера
Книга hygge: Искусство жить здесь и сейчас
Маленькая книга BIG похудения
Тенеграф
Умереть, чтобы проснуться
Флейта гамельнского крысолова
О чем весь город говорит
13 минут
Другой дороги нет