ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Сказки для сильной женщины
Суперлуние
Тараканы
Счастливый животик. Первые шаги к осознанному питанию для стройности, легкости и гармонии
7 красных линий (сборник)
Мусорщик. Мечта
Где валяются поцелуи. Венеция
1984
Укроти свой мозг! Как забить на стресс и стать счастливым в нашем безумном мире

В подтверждение своих слов Горлогориус щелкнул пальцами. На этот раз ничего не произошло.[11]

– А почему ты пощадил орков?

– А почему ты считаешь, что я их пощадил? – спросил Горлогориус. – Разве жизнь в образе свиньи и смерть на бойне теперь расцениваются как акт милосердия?

– По сравнению с ужасной смертью на месте – да.

– Зато местные жители до отвала наедятся свинины.

– С каких пор тебя заботят местные жители?

– Пришла пора подумать о простом народе, – сказал Горлогориус.

– Да ну?

– Я решил предпринять ряд мер, способных улучшить имидж волшебного сообщества.

– С чего бы?

– Вот такая блажь на меня накатила, – сказал Горлогориус. – Замнем для ясности. Что там наш творец?

– Дрыхнет. То есть почивает в гостевой спальне, – сказал Мэнни.

– До сих пор?

– Сон у него богатырский.

– Это верно, – сказал Горлогориус.

– Полученные от него сведения подтвердились из косвенных источников, – сообщил Мэнни. – Наши аналитики наконец-то нарыли информацию о Молоте.

– А о Серпе?

– О Серпе пока ничего.

– Все-таки не зря мы его сюда вызвали, – сказал Горлогориус.

– Может быть, – вздохнул Мэнни. – Но я никак не могу отделаться от ощущения, что иногда мы поступаем неправильно.

– В смысле?

– Если бы я или ты сами явились к гномам, то добыли бы Молот куда быстрее, избежав множества проблем, – сказал Мэнни. – Боюсь, стрелку с Гарри придется пролить много крови, прежде чем они доберутся до артефакта. Гномы – бойцы яростные. Они всю жизнь только и делают, что готовятся к этому своему суперфиналу.

– Что наша жизнь? Война, – процитировал Горлогориус кого-то из великих гномьих поэтов.

– Думаешь, гномы не отдали бы Молот тебе или мне?

– Не знаю.

– Но если бы дело все-таки дошло до конфликта, у любого из нас было бы куда больше шансов, чем у этой парочки.

– Не собираюсь этого выяснять, – сказал Горлогориус. – Моя работа состоит в том, чтобы творить героев, а не совершать геройства. Кроме того, существуют определенные правила, и ты знаешь их не хуже меня.

– С каких пор ты стал уважать правила?

– Не напрягай меня, Мэнни, – сказал Горлогориус. – Я пойду в свою лабораторию… то есть в лабораторию этого сопляка Гарри. Сообщи мне, когда творец проснется.

Едва он ушел, Мэнни снова уставился на доску. Он размышлял, можно ли в принципе спасти эту партию.

– Стой-кто-идет! – донеслось из темноты.

– Ша, – сказал Камнеед. – Таки уже никто никуда не идет.

– Стой-стрелять-буду!

– Таки мы уже стоим, – сказал Камнеед.

– Стрелять? – шепотом спросил Гарри. – Как можно стрелять в такой темноте?

– На звук, – сказал Джек.

Гарри заткнулся.

– Вы кто такие? – продолжал надрываться голос из темноты.

– Свои мы, – сказал Камнеед.

– Свои здесь не ходят, – возразили ему. – Здесь только личности неприятные шатаются. Пароль знаете?

– Пошел на фиг, – сказал Камнеед.

– Не смешно, – ответили из темноты. – Говорите пароль, а то стрельну.

– А что у тебя там? – поинтересовался Камнеед.

– Арбалет, – сказали из темноты. – Многозарядный. Коридор, в котором вы стоите, прямой и узкий, а вас трое. В кого-нибудь я точно попаду. А пока вы до меня добежите, а тут, я вас уверяю, метров двести будет, вообще положу всех на фиг.

– Как тебя зовут, сынок? – поинтересовался Камнеед.

– Башнелом Глазодав, папаша, – донеслось из темноты.

– А я ведь действительно твой папаша, – сообщил Башнелому Камнеед. – Ты ведь сын Матильды? А братья твои – Пинайног и Почкобит?

– Отец? – неуверенно спросил Башнелом. – Это и правда ты?

– А кто еще?

– Пинайног? – зачарованно повторил Гарри. – Почкобит? Башнелом? МАТИЛЬДА?

Стрелок пожал плечами. В темноте Гарри этого не заметил.

Встреча отца с сыном прошла в теплой, дружественной атмосфере. Гномы заключили друг друга в объятия, от которых у любого иного существа поломались бы кости, потрепали друг друга по плечам и подергали за бороды. Гарри отметил, что эти двое не виделись уже очень давно.

Закончив церемониал приветствия, Башнелом обратил внимание на спутников отца.

– Кто это с тобой?

– Люди.

– Я и сам вижу, что не орки, – сказал Башнелом. – Чего им тут надо?

– К начальству они идут, – сказал Камнеед. – На предмет спасения вселенной.

Башнелом сплюнул на пол.

– Если судьба вселенной в руках твоего начальства, отец, считай, нам всем кранты, – сказал он. – Более упертых типов, чем эти генералы из МОССАДа, я в жизни не встречал.

– Не рассуждай о вещах, которых не понимаешь, – строго сказал Камнеед.

– Это я не понимаю? – взвился Башнелом. – Да я на поверхности двадцать лет на МОССАД оттрубил! Восемь акций, из них три – ликвидация особо опасных оркосочувствующих граждан! Да я по диверсиям специалист, а в саботаже мне вообще равных нет!

– Ты громче говори, парень, – сказал Джек. – Вдруг кто-нибудь в округе тебя еще не слышал.

– Меня тут и так все знают. – Башнелом снова сплюнул на пол. – Я контуженный. Меня в прошлой войне сводом зацепило.

– Чем? – не понял Гарри.

– Сводом, – объяснил Камнеед. – Их отряд на врага свод обрушил, вот сынка моего краем по голове и задело.

– Мне еще за это пурпурную ленту в бороду дали,[12] – гордо сообщил Башнелом. – Только я ее не ношу – пачкается она часто. Стираю, почитай, каждый год, а она все равно черная, а не пурпурная. Только я вас пропустить не могу. Не велено.

– И ты еще говоришь, что это генералы у нас упертые, – попенял сыну Камнеед. – А вдруг эти чудики правду говорят? Ты их сегодня не пропустишь, а завтра – Рагнарек. Кто будет виноват? Ты, сынок, будешь виноват. Ох, недобрым словом тебя грядущие поколения помянут.

– Какие грядущие поколения, если завтра Рагнарек? – резонно возразил Башнелом. – Откуда они возьмутся, поколения эти? Ты хоть мне и отец, но логика дороже…

Он осекся на полуслове, обнаружив, что в переносицу ему упирается один из револьверов Джека Смит-Вессона. Второй ствол был направлен в голову Камнееда.

– Надоели мне ваши дискуссии, – сказал стрелок. – Камнеед проводит нас к начальству, как обещал. А ты, Башнелом, останешься здесь и будешь сторожить проход, как и должен.

– А вот фигу вам, – сказал Башнелом. – Я лучше умру, но родные подземелья не продам!

Джек взвел курок.

– Когда кто-то говорит, что он скорее умрет, чем что-то сделает или не сделает, – тон у стрелка был ровный и совершенно не угрожающий, – он должен быть готов встретить последствия своих слов. Ты готов?

– Он имеет в виду, что убьет тебя, сынок, – сказал Камнеед.

– Я понял, папа. – Башнелом задумался. – Пожалуй, умирать я пока не готов, даже за родные подземелья. Идите. Только никому не говорите, что это я вас пропустил.

ГЛАВА 8

Друид друиду – дуб, береза и тополь.

Фил

Сэр Реджинальд Ремингтон, эсквайр, и Негоро, дубль, вступили в страну холмов, деревьев и туманов, излюбленное место обитания друидов. Всю дорогу Негоро не прекращал жаловаться на жизнь вообще и на Горлогориуса в частности.

– Сволочь он, этот Горлогориус, – говорил Негоро. – Мало того что при его непосредственном участии моего создателя укокошили, так еще и высадил нас черт знает где. Не мог он портал поближе открыть, что ли?

О своем собственном, непосредственном участии в смерти Негориуса дубль предпочитал не вспоминать.

– Не ной, – отозвался Реджи. – Скажи спасибо, что он тебя вообще в живых оставил.

– Спасибо, – сказал Негоро. – Только что же это за жизнь такая? Весь день тащимся пешком, во рту ни крошки, ветер холодный, влажность повышенная и перспектив на ночлег в теплой постели никаких. Я бы даже просто под крышей поспал, но где тут ее искать, эту крышу?

вернуться

11

Это неудивительно, я ничего и не собирался делать. Имею же я право иногда щелкать пальцами просто так? – Примеч. Горлогориуса.

вернуться

12

Аналог ордена у гномов. Как известно, гномы отличаются недостаточной поверхностью тела, на которую можно вешать ордена, зато славятся длиной и окладистостью своих бород. Пурпурную ленту гномам вручают за полученное в бою ранение. – Примеч. Горлогориуса.

22
{"b":"441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Дитя
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Школа спящего дракона. Злые зеркала
Nutella. Как создать обожаемый бренд
Меньше значит больше. Минимализм как путь к осознанной и счастливой жизни
Очаровательный кишечник. Как самый могущественный орган управляет нами
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Хочу ребенка: как быть, когда малыш не торопится?
В игре. Партизан