1
2
3
...
25
26
27
...
69

– Стремно с таким багажом путешествовать, – поддержал старшого Алеша. – Что люди о нас подумают?

– Смеяться они будут, – сказал Добрыня, щелкая костяшками пальцев правой руки. – Правда, недолго.

– Тихо, – скомандовал Муромец. – Что-то приближается.

Богатыри и примкнувший к ним Бозел услышали странный рев, непохожий на все то, что им доводилось слышать раньше. Даже повидавший жизнь дракон не сразу понял, какое чудище способно издавать такие звуки.

Выросшие в сельской местности и не нюхавшие цивилизации богатыри очень удивились, когда к ним подрулили «Астон Мартин», три «роллс-ройса», «ти-ви-ар» и «Ауди А-8». Еще больше они удивились, когда из черных блестящих чудовищ вылезли люди, одетые в черные кожаные плащи и увешанные золотыми побрякушками. А больше всех был поражен Илья Муромец. Он опознал в вылезшем из «Астон Мартина» бритоголовом детине благородного сэра Ланселота, с которым ему доводилось встречаться ранее.

– Гуд морнинг, – сказал Ланселот. – То есть доброе утро, парни.

– Ланс? – удивился Муромец.

– Илья? Что привело тебя в столь далекие от Триодиннадцатого царства места?

– Работа, – сказал Илья. – А ты сильно изменился, Ланс. Кто над твоим имиджем поработал?

– Никто не поработал, – сказал Ланселот. – По дороге сюда с нами приключилась странная история. Рано поутру облачились мы в доспехи и оседлали своих скакунов, но не успели проехать и пару миль, как скакуны наши претерпели метаморфозу и превратились вот в это. – Ланс махнул рукой в сторону своего «Астон Мартина». – Доспехи тоже куда-то подевались, а мы оказались вот в этом непонятном прикиде. А знаешь, что самое странное?

– Что?

– Прикид этот кажется нам всем удобным и привычным, – сказал Ланселот. – И оказалось, что мы прекрасно умеем обращаться с этими повозками, заменившими наших благородных коней, хотя и видим их впервые в жизни.

– Странные агрегаты, – заметил Добрыня. – В жизни бы в такую хреновину не полез.

– Не скажите, благородный сэр Добрыня, – сказал счастливый обладатель одного из «роллс-ройсов» сэр Тристан. – Эта повозка даст лошади сто очков форы. Она не знает устали и не требует овса и водопоя, а по приличной дороге может развивать огромную скорость.

– Но вам это знать ни к чему, – заявил сэр Гавейн, захлопывая дверцу «ти-ви-ара». – У вас в Триодиннадцатом царстве отродясь приличных дорог не было и еще лет триста не будет.

– К слову, все эти повозки сделаны в нашей родной Британии, – сказал Ланселот. – Только сэру Борсу досталось изделие германских варваров. Впрочем, он всегда предпочитал скакунов с континента.

– У них норова меньше, да и подешевле они как при покупке, так и в обращении, – сказал сэр Борс. – А скачут так же.

– Зато круглая управляющая фиговина у тебя не с той стороны, – заметил Ланселот.

– Может, у меня она как раз с той, – сказал Борс. – Может, это у вас у всех она не с той стороны.

– Хорошая круглая фиговина левой не бывает, – авторитетно заявил Ланселот. – Так что у тебя тут за работа, Илья?

– А у тебя? – поинтересовался Муромец. – Или вы просто катаетесь?

– Мы люди слишком занятые, чтобы просто кататься, – сказал Ланселот. – У нас поручение от Мерлина. Вы тут дракона поблизости не встречали?

– Нет, – сказал Муромец, не моргнув и глазом. Вообще-то русскому былинному богатырю врать не пристало, но ведь в его словах не было ни слова лжи. Никаких драконов поблизости он не видел.

Шестеро против троих, мрачно подумал Бозел. Ланселот, Тристан, Борс, Гавейн, Персиваль… Шестого не знаю, молод он еще, наверное, большой славы не сыскал. Богатыри, конечно, ребята жесткие, но сейчас расклад не в их пользу.

Бозел сразу смекнул, что метаморфоза, произошедшая с рыцарями, имела место одновременно с его превращением в крокодила и, скорее всего, имела ту же природу. Что ж, у Большого Бо странное чувство юмора. Интересно только, почему оно не коснулось богатырей.

– Странно, что вы тут дракона не видели, – заметил Тристан. – Обычно такую фиговину трудно не заметить.

– Слинял, наверное, – сказал сэр Гарет, молодой рыцарь, имени которого Бозел не знал. – Прослышал о нашем приближении и слинял.

– А я говорил, что не надо такой толпой переться, – сказал Борс. – Говорил, только спугнем.

– Наша репутация нас опережает, – сказал Ланселот. – Видимо, трусливый дракон на самом деле от нас сбежал. Вон и пещера его, он бы на звук давно выполз.

Ага, подумал Бозел. Увидел бы, как вы тут мило вдевятером беседуете, и тут же выполз, чтобы пару реплик в диалог вставить. Нет, все-таки в рыцари не за мозги выбирают. Или принимают. Или посвящают… Уж не помню, что там с ними делают.

– Гарет, метнись в пещеру, посмотри, что там к чему, – распорядился Ланселот. – Может, найдешь указания, куда он мог податься.

– Почему я?

– Потому что ты самый молодой, – сказал Ланселот.

Встретившись с Гаретом взглядом, Алеша Попович сочувственно покачал головой. И в Англии та же беда, подумал он.

Гарет полез в пещеру.

Дурак, подумал Бозел. Хоть бы оружие с собой взял. А то вдруг я там в глубине затаился и как прыгну!

– Гарет у нас на обучении, – пояснил Ланселот Муромцу. – Стажируется.

– Я тоже молодежь уму-разуму учу, – сказал Муромец, отвешивая Поповичу подзатыльник за сочувственные взгляды в сторону предполагаемого противника. – Хлопотное это дело наставничество.

– Не говори, – согласился Ланселот. – Так каким ветром вас сюда занесло?

– Странствуем помаленьку, – сказал Муромец.

– Уж не Священный ли Грааль вы тут ищете? – спросил Тристан.

– Нет, – сказал Муромец. – У нас своих фольклорных заморочек хватает. А что до вашего Грааля… Слышал я, что иголку в стоге сена проще отыскать, чем Грааль этот.

– Только достойному он в руки дастся, – сказал Тристан, явно кого-то цитируя. – Видать, нет среди нас достойных.

– Юный Галахад подает большие надежды, – сказал Ланселот. – Может, он поставит точку в этих поисках.

Индиана Джонс[15] в этих поисках точку поставит, подумал эрудированный Бозел, но промолчал, не желая привлекать лишнего внимания к своей персоне. Лучше прикинуться бревном, подумал он. На худой конец – тупым крокодилом. Авось рыцари и не поинтересуются, какого черта крокодил делает в этом климатическом поясе.

– Но ты, Илья, так и не сказал, что вы тут ищете, – заметил Тристан. – Мы о цели своего визита рассказали, а ты молчишь, как еретик после допроса. Невежливо это.

– Парня мы тут одного ищем, – сказал Муромец.

– Зачем?

– А разве неясно? – Муромец подмигнул Ланселоту.

Ланселот понимающе кивнул.

– Что за парень? Может, мы его видели? – спросил он.

– Вряд ли, – сказал Муромец. – Дело в том, что…

От необходимости солгать его избавил вылезший из пещеры сэр Гарет.

– Нет там никого, как и следовало ожидать, – сказал он. – И сокровищ тоже нет.

– Жалко, – сказал Ланселот. – Золотишко никогда не помешает. А зацепки?

– Никаких, – сказал Гарет. – С концами монстр сгинул.

Надо было карту местности с нарисованным на ней крестиком оставить, подумал Бозел. Тогда бы они сразу сообразили, где меня искать. В следующий раз так и сделаю.

– Найдем, и не таких находили, – уверенно сказал Ланселот. – Ладно, Илья, бывайте. По коням, парни.

Рыцари принялись усаживаться в свои навороченные машины. Поскольку все они были ребятами немелкими, процесс обещал затянуться.

– Только еще один вопрос, прежде чем мы уедем, – сказал сэр Персиваль в лучших традициях лейтенанта Коломбо.[16] – А что это за крокодил?

Рыцари тут же прервали размещение за рулями своих авто и устремили взгляд на Бозела.

Вот ведь скотина глазастая, подумал Бозел.

– Это мой ручной крокодил, – сказал Илья Муромец. – Я его в подарок князю Владимиру везу. Князь зоопарк при дворе решил устроить. Говорят, в Европах это модно.

вернуться

15

Конечно же Бозел имеет в виду фильм «Индиана Джонс в поисках Святого Грааля». Тем, кто не смотрел, очень рекомендую. – Примеч. Горлогориуса.

Горлогориусу хочется показать, что он тоже эрудированный. – Примеч. автора.

вернуться

16

Такого не знаю. Видимо, он не из мира фэнтези. – Примеч. Горлогориуса.

26
{"b":"441","o":1}