ЛитМир - Электронная Библиотека

– Какое совпадение. Мы тоже действуем по поручению великого волшебника, только он желает видеть этого дракона мертвым. Так что можете отступать сами.

– Мерлин крут, – задумчиво сказал Муромец. – Но у меня есть подозрение, что Горлогориус куда круче.

– Так вас сюда Горлогориус послал? – уточнил Ланселот.

– Да.

– С каких это пор Горлогориус богатырями командует? – удивился Тристан. – Вроде это не его песочница.

– Они с нашем князем договорились, – пояснил Муромец.

– Значит, вы не отступитесь?

– Нет. А вы?

– Тоже нет, – сказал Ланселот.

– Значит, надо драться, – заключил Илья Муромец. – Как вы и предлагали, без оружия.

– В кулачном бою сойдемся, – согласился с ним Ланселот.

– Окропим снежок красненьким, – сказал Алеша Попович.

– Какой снежок? – не понял Ланселот. – Вроде лето сейчас.

– Это наше народное выражение, – пояснил Алеша. – Типа идиома.

– Тогда ладно.

Рыцари и богатыри разошлись по разным сторонам и принялись снимать с себя плащи, кольчуги, железные шлемы и кожаные кепи. В сторону летели мечи, булавы, пистолеты, дробовики, кастеты и кинжалы.

Алеша Попович задумчиво поскреб лоб.

– Есть проблема, старшой, – сказал он Муромцу.

– Излагай.

– Нас трое и с нами крокодил, – сказал Алеша. – А люди будут говорить, что нас было четверо.

– И что?

– Этих рыцарей – всего-то шесть рыл, – сказал Алеша. – Люди скажут, что это был нечестный бой.

– Почему?

– Нас больше, – сказал Алеша. – Всем известно, что один былинный богатырь троих рыцарей стоит. А «зеленые береты» мы просто на завтрак кушаем, да еще когда у нас аппетита нет.

– Ты прав, не по чесноку это, – сказал Илья, проведя в уме нехитрые подсчеты. – Пусть крокодил в сторонке постоит.

ГЛАВА 10

Лучше молотом по голове, чем серпом по ногам.

Фил

– Этот… творец все еще спит? – спросил Горлогориус.

– Думаю, что он скоро проснется, – сказал Мэнни.

– С чего ты взял?

– Раньше он лежал словно мертвый, а теперь начал ворочаться и храпеть.

– Пора бы ему пробудиться, – сказал Горлогориус. – Мы до сих пор не знаем, где искать седьмой ключ.

– Если уж мы заговорили о ключах, как там наши отряды? – поинтересовался Мэнни.

– Очень странно, – сказал Горлогориус. – Как будто они по одной схеме действуют. И те и другие нашли проводников из числа местных и неспешно приближаются к артефактам.

– И что в этом странного? Оба отряда идут по пути наименьшего сопротивления.

– Мне не нравится их стереотипное мышление, – сказал Горлогориус.

– Оба отряда ведут стрелки, – напомнил Мэнни. – Отсюда и схожая манера поведения.

– Мне хочется оригинальности, – вздохнул Горлогориус. – Свежих идей, нестандартных ходов… В конце концов, наша эпопея близится к своему логическому завершению, и я жажду чего-нибудь грандиозного.

– Грандиозными обычно бывают катастрофы, – сказал Мэнни. – Меня вполне удовлетворит тихая и скромная победа.

– Нет, – сказал Горлогориус. – Тихая и скромная победа нам не нужна. Нам нужен глобальный триумф сил Добра над силами Зла. Порядок должен выиграть у хаоса полным и окончательным нокаутом, а не по очкам. Если бы я думал, что дело закончится тихой и скромной победой, я никогда бы за него не взялся, а поручил кому-нибудь другому.

– Ты и так не перетруждаешься, – сказал Мэнни.

– Очень поверхностное мнение, – сказал Горлогориус. – На самом деле я весь в трудах и заботах.

По башне пронесся дикий вопль. Он шел откуда-то снизу.

– Похоже, проснулся наш создатель, – сказал Мэнни.

– Тащи его сюда, – сказал Горлогориус. – Только сначала приведи в нормальное состояние. Но похмелиться не давай.

– А как?.. – изумился Мэнни, поставленный в тупик противоречивыми требованиями Горлогориуса.

– Подойди к этому вопросу творчески.

Даун-таун, столица подземного королевства гномов, поразил Джека и Гарри своими невообразимыми размерами.

Это место совсем не было похоже на обычную пещеру. Они словно попали на другую планету. Планету, сделанную из камня, погруженную в полумрак и полную гномов.

Возможно, при обустройстве своей столицы гномы, признанные мастера в области работы по камню, оторвались по полной программе, однако недостаточное освещение мешало Гарри оценить их изыски. Все вокруг было громадным, но тонуло во тьме, и рассмотреть детали у молодого волшебника никак не получалось.

Зато он воочию убедился в несостоятельности основного мифа, касающегося гномьего народа.

Речь конечно же пойдет о взаимоотношениях полов. Подавляющее большинство источников уверяют, что между гномьими мужчинами и гномьими женщинами нет практически никаких различий, по крайней мере внешних. Дескать, женщины-гномы тоже носят железные кольчуги и шлемы, сапоги с металлическими набойками, боевые топоры, длинные бороды и могут выпить такое же количество пива, как и мужчины, спев ровно столько же песен про золото. Из тех же источников известно, что ухаживание у гномов является весьма деликатным процессом, основная цель которого выяснение пола предмета своих воздыханий.

В связи с этими сведениями возникает очень любопытный вопрос. Как же цивилизация гномов могла развиваться и процветать при столь сложном подходе к деторождению и как эволюция умудрилась допустить такой прокол в области основного инстинкта?

В реальности дела обстоят иначе.

Если вы простите автору некоторую вольность, женщины гномов больше похожи на женщин, чем на гномов. Конечно, они отличаются небольшим ростом, но сложены не в пример лучше своих мужчин, напоминающих ходячие груды кирпичей, за топор берутся только в исключительных случаях,[30] носят юбки, иногда даже выше колен, не брезгуют косметикой и любят посплетничать за столиками своих любимых подземных кафе.

Еще они любят высоких мужчин, а потому Джек и даже Гарри оказались объектами повышенного внимания со стороны противоположного пола.

Камнеед проводил стрелка и волшебника до небольшой гостиницы, заверив, что немедленно отправится к начальству и постарается организовать им встречу, и отбыл, но почему-то не в сторону центральной части города, где размещались головные офисы всех государственных и большей части коммерческих предприятий, а к ближайшей таверне. Наверное, у МОССАДа существовала своя собственная система тайных явок и штаб-квартир.

Гарри и Джек разместились в небольшой комнате, которая прямо-таки вопила о своем гномьем происхождении.

Комната была каменной, и все в ней было сделано из камня. Каменные стены, пол и потолок, каменный шкаф с раздвижными каменными дверцами, каменные кровати с каменными подушками, каменные подставки для факелов, каменный стол и стулья, каменная посуда, а на каменной полке стояла высеченная из камня книга.

– Исторический эпос, начертанный древними рунами гномов, – констатировал Гарри. – Наверняка что-нибудь очень скучное.

Стрелок с комфортом, чего Гарри никак не мог понять, расположился на каменной кровати, закинув ногу на ногу и использовав свой саквояж в качестве подушки.

– Стоит ли мне напоминать, что Горлогориус отправил нас сюда отнюдь не для нашего увеселения?

– Не стоит, – буркнул Гарри. – Хотя, если судить по ценам на номера, мы находимся на фешенебельном курорте, а не торчим под землей. Двадцать пять золотых! В день! Каждый день! Там, где я живу, за такие деньги можно арендовать целый дворец!

– Что-то я не заметил ни одного дворца по соседству с твоей башней, – заметил стрелок. – И потом, золото распространено под землей так же, как древесина на поверхности, поэтому здесь оно не имеет большой цены. Разница в курсах валют, знаешь ли. Если бы твои деньги были не золотыми, а деревянными, здесь ты был бы богат как Крез.

вернуться

30

Например, когда муж-гном пришел домой в двенадцать часов ночи, заявляя, что был на партийном собрании своей родной шахты, а от самого пахнет пивом и духами, одежда в беспорядке, а на лице спешно затертые следы чужой губной помады. – Примеч. Комитета гномьих женщин.

28
{"b":"441","o":1}