ЛитМир - Электронная Библиотека

– Как кто?

– Один очень богатый парень, – объяснил стрелок.

– Исчерпывающее объяснение, – пробормотал Гарри и попытался сдвинуть в сторону каменную дверцу шкафа. Дверца не поддавалась.

– Прежде чем ты начнешь ныть по поводу того идиота, который поставил здесь шкаф с не поддающимися тебе дверцами, хочу напомнить, что среднестатистический гном гораздо сильнее среднестатистического человека, который, в свою очередь, гораздо сильнее тебя, – сказал Джек. – К тому же я не понимаю, зачем тебе вообще открывать шкаф. Тебе же нечего в него положить.

– В нашей комнате стоит шкаф, дверцу которого я не могу открыть. Это подозрительно, – заявил Гарри. – Никогда не знаешь, какой урод оттуда вылезет.

– Ты преувеличенного мнения о своей персоне, – сказал Джек. – Мы с тобой здесь никому не известны и никому не нужны. Судя по всему, персонал гостиницы никогда не слышал о стрелках.

– Неужели никто из твоих приятелей не воевал под землей?

– Понятия не имею, – сказал Джек. – Мы не слишком пристально следим за карьерными достижениями друг друга.

– Стрелкам несвойственно чувство коллективизма?

– А разве оно свойственно волшебникам?

– Тут ты меня подловил. – Гарри оставил бесплодные попытки попасть внутрь шкафа и со всей возможной осторожностью прилег на кровать. Камень и есть камень, подумал он. Как гномы умудряются на нем спать? И вообще… – Я есть хочу.

– Используй скатерть-самобранку, – посоветовал стрелок.

– Мне надоела эта вечно пережаренная гадость, которую она подает, – сказал Гарри. – Разве я не могу попробовать местной кухни?

– Если даже забыть о местных ценах на съестное и твою постоянную сквалыжность, тебе может не понравиться то, что подают в местных забегаловках.

– Откуда ты знаешь? Ты же никогда здесь не был.

– Назовем это счастливой догадкой, – сказал стрелок. – Тебе известна хоть одна сельскохозяйственная культура, способная расти при полном отсутствии солнечного света?

– Я не слишком силен в агрономии.

– Таких культур нет, – сказал стрелок. – А ты видел под землей фермы, на которых разводят коров?

– Не видел, – сказал Гарри. – Но это не значит, что их тут нет. Мы осмотрели далеко не все подземелья.

– Лично я знаю только одно растение, которое способно выжить в местных условиях, – сказал Джек. – И только один вид животных, которых тут можно разводить.

– Ты меня просветишь?

– Крысы и мох, – сказал стрелок.

– Кто и что?

– Крысы и мох, – повторил стрелок. – Вот основные блюда, составляющие рацион гномов.

– Не может быть, – твердо сказал Гарри. – Гномы славятся своими пирогами.

– Из крыс.

– И своим пивом.

– Которое варят из мха.

– Пожалуй, ты прав, – сказал Гарри. – Доверим приготовление ужина скатерти-самобранке.

Горлогориус предложил Филу присесть в кожаное кресло и налил ему бокал вина. Над вином он предварительно поработал, понизив его градус и постаравшись, чтобы это никак не отразилось на вкусе. Пока у Горлогориуса нет информации о седьмом ключе, создатель должен оставаться трезвым. Горлогориус хотел избежать лишних эксцессов.

– Как спалось?

– Вашими молитвами, – отрезал Фил и наполовину опустошил бокал. – Зачем вы меня похитили?

– Никто вас не похищал, – сказал Горлогориус. Сегодня он решил быть предельно вежливым. – Вы… э… потеряли сознание, и мы перенесли вас в гостевые апартаменты башни Гарри.

– Не лепи горбатого, – сказал Фил. – А с пляжа меня кто выдернул?

– Не буду врать, с пляжа вас… гм… выдернули мы, – согласился Горлогориус. – Но этот шаг был продиктован чрезвычайными обстоятельствами.

– Ага, помню. Что-то там по поводу Большого Бо?

– Именно.

– Ладно, хорош темнить, – сказал Фил. – Я уже почти протрезвел, так что больше ваши шутки не прокатят. Это программа «Розыгрыш»? Кто меня подставил и где Валдис Пельш?

– Не понимаю, о чем вы говорите.

– Хо, – сказал Фил. – Я тебя где-то раньше видел, папаша. Ты в сериалах снимаешься, да?

– Я снова вас не понимаю. – Вежливый тон давался Горлогориусу все труднее. Поскольку он являлся одним из самых могущественных людей этой вселенной, ему не часто выпадал случай быть вежливым.

– Объясню еще раз, – сказал Фил. – Я уже не под кайфом и больше не верю в эту чушь о создании вселенных. Ты кто, мужик?

– Горлогориус Хруподианис.

Фил гомерически расхохотался.

– Ты не можешь быть Горлогориусом Хруподианисом, – сказал он, утирая выступившие от смеха слезы. – Я выдумал Горлогориуса Хруподианиса.

– Знаю. Вы выдумали весь наш мир.

– Бред, – сказал Фил. – Не говоря уже об абсурдности утверждения, будто я способен выдумать целый мир… Какого нормального человека могут звать Горлогориус Хруподианис?

– Меня.

– И ты утверждаешь, что ты волшебник?

– Да.

– Тогда яви мне какое-нибудь чудо, – сказал Фил.

– Например? – Горлогориус решил использовать в разговоре простые короткие фразы, чтобы минимизировать возможность оскорбления.

– Ну… даже не знаю. Достань из шляпы кролика, например.

– У меня нет шляпы, – заметил Горлогориус.

– Я вижу, – ухмыльнулся Фил. – Каждый дурак может достать кролика из шляпы, если у него есть шляпа. Но только истинный волшебник способен провернуть этот фокус, не имея шляпы как таковой.

– Хорошо, – сказал Горлогориус, достал из воздуха шляпу, вынул из нее кролика и подбросил в воздух. Достигнув верхней точки, кролик отрастил крылья и выпорхнул в окно.

Шляпу Горлогориус положил на пол, и она убежала под стол на своих маленьких ножках.

– Круто, – сказал Фил. – Впрочем, современная техника создания спецэффектов шагнула далеко вперед, и летающим кроликом ты сейчас никого не удивишь.

– Я волшебник, – сказал Горлогориус замогильным тоном и провел ладонью перед лицом Фила.

– На меня эти джедайские штучки не действуют, – сказал Фил.

– Как я могу вас убедить? – поинтересовался Горлогориус.

– Ну я даже не знаю, – сказал Фил. – Видишь ли, папаша, я скептик и реалист. Я верю только тому, что подтверждается железной логикой. Глаза, уши и прочие органы чувств могут врать.

– Логикой? – удивился Горлогориус. – Вот уж не ожидал, что вы окажетесь поклонником логики.

– Почему это ты не ожидал?

– Потому что я живу в созданном вами мире и не нашел в нем ничего логичного.

– Тебе не надоела лабуда насчет созданного мною мира? – поинтересовался Фил. – Конечно, я рад, что хоть кто-то ценит мою работу так высоко, это редко случается при жизни творческих личностей, однако… творением миров я бы ее все-таки не назвал.

– Эх, – вздохнул Горлогориус. – Как, по-вашему, где вы находитесь?

– В каком-то глупом реалити-шоу, – сказал Фил. – Наверное, это все-таки не Первый канал, они так свои розыгрыши не затягивают – эфирное время слишком дорогое. Эм Ти Ви?

– Я не понимаю половины тех слов, которые вы произносите. Что такое реалити-шоу?

– Фигня для тех, у кого нет собственной жизни, и они занимаются тем, что смотрят на жизнь других людей, – сказал Фил.

– И при чем тут реалити-шоу? – спросил Горлогориус. – Вы думаете, на нас кто-то смотрит?

– Надеюсь, что нет.

– Ладно, оставим это, – сказал Горлогориус, точно знавший, что за ними наблюдает только спрятавшийся за гардиной Мэнни. – Что там по поводу седьмого ключа?

– Опять! – застонал Фил. – Дались вам эти ключи… Пройдите шестой уровень, вам и так все расскажут.

– Кто? – подозрительно спросил Горлогориус.

– Понятия не имею кто, – сказал Фил. – Это не от меня зависит.

– А от кого?

– От генератора случайных чисел.

– Где я могу его найти?

– Кого?

– Генератора случайных чисел.

– Это не человек, – сказал Фил. – Отец, ты что, и вправду из семнадцатого века?

– Сейчас тридцать первый.

– От чего?

– От сотворения мира, разумеется. С какого еще события можно начинать отсчет?

– Кошмар, – вздохнул Фил. – Генератор случайных чисел – это программа такая.

29
{"b":"441","o":1}