ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Каждому своё 2
Семь этюдов по физике
GET FEEDBACK. Как негативные отзывы сделают ваш продукт лидером рынка
Блокчейн от А до Я. Все о технологии десятилетия
Потерянное озеро
Большой роман о математике. История мира через призму математики
Стены вокруг нас
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Проклятие Клеопатры

– И как она может что-то рассказать? – удивился Горлогориус.

– Можешь представить себе неандертальца, папаша?

– Могу, – сказал Горлогориус, медленно закипая.

– А специалиста по квантовой механике?

– Специалиста по чему?

– Понятно, – сказал Фил. – Тогда представь себе… специалиста по трансцендентальной паранормальной трансфигурации.[31] Это ты можешь?

– Это я могу.

– Теперь представь, что неандерталец и специалист по трансцендентальной паранормальной трансфигурации стоят рядом.

– Представил.

– А теперь представь, что они разговаривают.

– О чем?

– Вот именно! – возопил Фил. – О чем они могут разговаривать?! О чем?! А о чем я могу с тобой разговаривать, папаша? Ты из какого дурдома выполз?

– Что?! – взорвался Горлогориус. – Я из дурдома?! Я псих, да?! По-твоему, я псих?!

– А разве нет? Тебе бы галаперидола стаканчик, и все в норме…

Если бы не вовремя подоспевший Мэнни, дело могло бы закончиться беспрецедентным в мировой истории творцеубийством. Или волшебникоубийством. Горлогориус уже схватился за волшебную палочку, а Фил – за горлышко бутылки с вином, явно намереваясь превратить ее в «розочку» – самое страшное оружие трактирных потасовок.

– Брейк! – заорал Мэнни.

Фил среагировал на децибелы, выронил бутылку и зажал уши ладонями. Горлогориус, более привычный к реву своего коллеги, опешил от неожиданности, ибо не мог припомнить случая, когда этот рев был бы направлен лично на него.

– Посмотрите на себя, – сказал Мэнни. – Творец и один из самых уважаемых членов гильдии чародеев, а ведете себя, как ковбои во время драки в салуне.

– Он первый начал, – сказал Горлогориус.

– Еще один старый пе… пейджера не видевший гражданин, – простонал Фил. – А ты кто?

– Коллега это мой, – сказал Горлогориус.

– Задрали вы уже оба, коллеги, – сказал Фил. – Чего вам всем от меня надо?

– Где седьмой ключ? – спросил Мэнни.

– В Караганде, – сказал Фил.

– Места с таким названием не существует, – сказал Горлогориус.

– А вот и существует, – сказал Фил. – Если ты о нем ничего не слышал, это еще не значит, что оно не существует. И вообще, кому тут лучше знать? Из троих присутствующих творцом являюсь только я.

– Это демагогия, – заявил Горлогориус. – Только что ты заявлял, будто не веришь в то, что являешься творцом, а теперь с тобой нельзя спорить, потому что ты творец. Ты уж выбери что-нибудь одно, пожалуйста.

– Караганда – это сакральное место, – заявил Фил.

– И в чем же его сакральность? – поинтересовался Горлогориус.

– Там находится множество разных предметов: те, которые вам нужны; те, о которых вы давно забыли; те, без которых вы просто не сможете жить дальше, и даже те, которые в реальном мире не существуют. А кроме того, ответ «в Караганде» рифмуется с вопросом «где».

– Как попасть в Караганду? – спросил Горлогориус.

– Вообще-то ключ не совсем в Караганде, – сказал Фил.

– О нет! – простонал Горлогориус. – Если седьмой ключ не в Караганде, какого дьявола ты морочил нам голову этим чертовым местом?

– Не ругайтесь, – сказал Фил. – Сквернословить в присутствии создателя – это не очень вежливо. Конечно, это еще не святотатство, но кощунством уже попахивает.

– Попробуем подойти к этому вопросу с другой стороны, – сказал Мэнни. – Что из себя представляет седьмой ключ?

– Бокал вина, – заявил Фил.

– Бокал вина? – переспросил Мэнни. – Каким должен быть бокал и какое вино в него следует налить?

– Шардонне тысяча девятьсот шестьдесят седьмого года, – заявил Фил. – Сделанное из винограда, собранного на правом берегу Луары. Очень важно проследить, чтобы виноград рос на солнечном склоне холма. Что же до бокала, то мне по фигу. Но пусть будет хрустальный.

– Я думал, ритуал требует большей конкретики, – сказал Мэнни. – Значит, бокал может быть любым?

– Он точно ненормальный, – пробормотал Горлогориус. – Яйцо Кащея, рубильник из Матрицы, божественный нектар, моргульский клинок, серп и молот, и что потом? Бокал вина? Вместо того чтобы увеличивать сложность заданий, он решил вообще на нее плюнуть. Бокал вина? Курам на смех!

– Я все слышу, – предупредил его Фил. – И вероятно, вы, парни, меня неправильно поняли. Бокал вина не является ключом. Бокал вина нужен мне, и тогда я сообщу вам, где находится ключ.

– Еще вина? – возмутился Горлогориус. – А тебе мало того, которое ты уже выпил? И вообще, если бы ты вел более воздержанную жизнь, нашу вселенную не мучили бы проблемы твоего похмелья!

– Дурак ты, – сказал Фил. – Если бы я вел более воздержанную жизнь, вашей вселенной вообще бы не было.

– Значит, я дурак? – тихо спросил Горлогориус.

Когда Горлогориус переставал орать и начинал говорить тихо, знающие его люди сразу расползались в стороны,[32] ибо это означало, что гнев Горлогориуса достиг второй фазы. Поговаривали о существовании и третьей фазы гнева Хруподианиса, но, поскольку еще никому не удавалось ее пережить, симптомы по сей день остаются неизвестными.

– Еще раз брейк, – сказал Мэнни. – Вот тебе твое вино, пей.

– На самом деле «Шардонне», – удивился Фил, отпив из бокала. – Вы что, волшебники?

– Да, – сказал Горлогориус. – Мы волшебники. Знаешь первое правило общения с волшебниками? Никогда не зли волшебника, даже если ты творец.

– У всех свои правила, – вздохнул Фил. – Куда деваться простому демиургу?

– Вино нормальное? – спросил Мэнни.

– Вполне.

– Так что там с ключом?

– А что с ключом? – вздохнул Фил. – Седьмой ключ – это второй… то есть левый…

– Он нам опять голову морочит, – сказал Горлогориус. – Второй, левый, седьмой… Что второй, от чего левый?

– Левый револьвер Святого Роланда, – сказал Фил.

Волшебники оторопели.

– Согласно легенде револьверы Святого Роланда покоятся в кобурах на статуе самого Святого Роланда, которую его последователи установили в тайной обители ордена, местонахождение которой не известно никому из смертных, не исключая и самих стрелков, ибо даже они не способны вернуться в обитель, которую когда-то покинули. – Мэнни перевел дух. – Как же можно добыть седьмой ключ?

– А вы наколдуйте мне еще вина, и я. расскажу, – улыбнулся Фил. – Тут ведь целая история…

Горлогориус тихо застонал.

ГЛАВА 11

Кому вообще нужен этот бокс? Каннибализм – вот это круто.

Майк Тайсон

Ланселот сидел, привалившись спиной к колесу своего «Астон Мартина» и дышал. Совершенно неожиданно дыхание стало для него трудоемким и весьма болезненным процессом.

Рыцари и богатыри валялись вокруг в живописном беспорядке, и их позы наводили на невеселые размышления. Например, благородный сэр Борс пробил головой лобовое стекло «роллс-ройса» и большей своей частью находился в салоне машины. Только его ноги елозили по покрытому блестящим лаком капоту.

В сознании оставались только двое – сэр Ланселот и конечно же Илья Муромец. Богатырю тоже досталось в сражении, однако он был единственным, кто мог самостоятельно держаться в вертикальном положении. Муромец прихрамывал на правую ногу, его левый глаз заплыл от роскошного синяка, поставленного Ланселотом, но в целом богатырь чувствовал себя… неплохо. Если сравнивать с другими участниками побоища, разумеется.

– Хорошо, что мы никого не убили, – сказал Муромец, растаскивая в стороны Алешу Поповича и сэра Гарета, синхронно придушивших друг друга до потери сознания.

– Странно, что мы так никого и не убили, – поправил его Ланселот. – Черт бы побрал этот бокс. Голова трещит, как после недельной попойки.

– Слабоваты вы пить, как я погляжу, – заметил Муромец. – У меня после недельной попойки только изжога небольшая.

– Что русскому попойка, то англичанину смерть, – констатировал Ланселот. – Но мы так ничего и не решили, Илья. Согласен, драка смотрелась весьма неплохо, но вопрос с крокодилом… то есть с драконом, так и остался в подвешенном состоянии.

вернуться

31

Вполне нормальная профессия. Некоторые специалисты по трансцендентальной паранормальной трансфигурации пользуются большим уважением. – Примеч. Горлогориуса.

вернуться

32

Именно расползались. Каждый дурак знает, что в вертикальную мишень гораздо легче попасть, вот волшебники и стараются уменьшить зону поражения. – Примеч. Мэнни

30
{"b":"441","o":1}