ЛитМир - Электронная Библиотека

– Договорились, – сказал Ланселот.

– Вы сильный человек, – сказал Лю Муромцу. – Но сила без вектора превращается в слабость. А человек, лишенный точки опоры, подобен осеннему листку, подхваченному ветром.

– Тоже Ван-Дао? – уточнил Муромец.

– Нет, это я сам придумал.

Муромец бросился в атаку. Кулачный удар, способный пробить крепостную стену и уже на излете убить быка, не достиг цели, а мастер Лю легко бросил богатыря через бедро, доказав свою теорию относительно осенних листьев. Там, где богатырь встретился с землей, осталась неслабых размеров вмятина.

Одного у Муромца нельзя было отнять. Упав, он каждый раз поднимался на ноги, и казалось, что нет такого удара, после которого богатырь не сможет встать.

И тут судьба решила сыграть с Бозелом злую шутку.

– Рано или поздно морфогенетическое поле должно было взять свое, – объяснил Горлогориус Мэнни. – Но ввиду того, что масса Бозела куда больше суммарной массы рыцарей и их скакунов, он вернулся в свое изначальное состояние с некоторым опозданием.

– Я так и подумал, когда увидел, что рыцари снова носят доспехи, а их лошади щиплют травку, – сказал Мэнни.

– Пока изменения, которые вносит в наш мир Большой Бо, имеют обратимый характер, – сказал Горлогориус. – Даже небесная твердь заняла подобающее ей положение, и нам удалось избежать больших жертв. Но…

– Мне очень интересна твоя оценка текущей ситуации, но ты не считаешь, что нам следует вмешаться? – спросил Мэнни. – Похоже, дракона вот-вот прикончат.

– Мы сделали все, что могли, а именно – направили туда богатырей, – сказал Горлогориус. – Я с удовольствием посмотрю, чем кончится дело, но вмешиваться не собираюсь. Конечно, мы Бозелу немного задолжали, но не столько.

– Йи-ха! – закричал Бозел, расправляя крылья и выпуская через ноздри струю дыма. – Теперь вы у меня попляшете!

Рыцари на всякий случай прикрылись огнеупорными щитами, а Гавейн с Тристаном оттащили в сторону поверженных Алешу Поповича и Добрыню Никитича.

– Значит, дракон все время был здесь, – констатировал мастер Лю. – Как же я сразу не догадался? Ведь крокодилы являются их ближайшими родственниками и нет ничего удивительного, что дракон принял такую форму.

– Твоими ближайшими родственниками являются гамадрилы! – заявил Бозел. – Пригнись, Илюша, сейчас я его поджарю! Кто-нибудь захватил кисло-сладкий соус?

– Ставлю десятку на дракона, – сказал Мэнни.

– Принимаю. Самая легкая десятка, которую мне когда-либо удавалось содрать с коллеги.

Что можно сказать про человека, который идет на Дракона с голыми руками? Либо он невыразимо туп, либо чертовски хорошо знает, что делает.

Тупым мастер Лю не был.

Струя пламени трижды била в то место, которое он занимал всего тысячной долей секунды ранее, но Лю каждый раз оказывался невредимым. И с каждым движением он подбирался к дракону все ближе и ближе.

Сначала Бозела это раздражало, потом начало тревожить. Мастер Лю не производил впечатления самоубийцы, и то, что у него не было никакого оружия, нагоняло на Бозела ужас.

Новый непонятный страх всегда хуже страха старого и привычного.

Поэтому Бозел решил свалить. Теперь он мог это сделать, ведь тело крокодила больше не ограничивало его движений.

Для того чтобы поднять в воздух чудовищную массу дракона, его крыльям требуется некоторое время. Бозел начал предполетную подготовку, одновременно поливая окрестности огнем из своей глотки, но мастер Лю неуклонно приближался к его пока еще приземленной туше.

Опытные охотники за драконьими головами знают, что ахиллесовой пятой этих огнедышащих рептилий является грудина. Снаружи тело дракона защищено естественной броней. Если вы сумели пробить эту броню, ваше оружие упирается в одну из многочисленных костей скелета с внешней его стороны. Если ваше оружие преодолело и это препятствие, его встречает второй слой скелета, наиболее прочный, пробить который невозможно даже с помощью тарана. В каком-то смысле драконы похожи на репчатый лук – у них много защитных оболочек. Но на груди дракона есть место, прикрытое относительно непрочной хрящевой пластиной. Если сесть на лошадь, хорошенько ее разогнать и направить свое копье именно в эту пластину, существует большая вероятность поразить одно из трех сердец дракона, что если и не приведет к немедленной смерти животного, то здоровья ему точно не прибавит.

После того как вы воткнули в дракона первое копье, он значительно слабеет, теряет способность к полету и пламяизвержению, и вы можете повторять свои попытки дальше. Если вам повезет, рано или поздно вы дракона прикончите. Конечно, если в процессе он вас не зажарит.

И когда речь идет не о свершении эпических подвигов, а о чисто функциональной ликвидации чудовища, рыцари предпочитают нападать на драконов группами от трех до шести человек. Ланселот и его коллеги собирались применить именно этот способ, и теперь им было любопытно, какую стратегию изберет мастер Лю.

Поднимаемый драконьими крыльями ветер уже пригибал к земле чахлую растительность, когда мастеру Лю удалось подобраться к правой лапе Бозела. Дракону пришлось закончить свои пламенные атаки, ибо он не хотел поджарить самому себе пятки. Тем более он уже почти был готов к взлету и…

– Ай! У-у-у! – взвыл Бозел, когда мастер Лю ударил его ребром ладони по среднему когтю.

– А я думал, это просто роговой нарост и в нем нет нервных окончаний, – заметил Мэнни. – Но ведь дракону действительно больно…

– Рука воина тверже стали, – невпопад ответил Горлогориус, не отрывая глаз от хрустального шара. – Ты уже приготовил мои деньги?

Рыцари драконов недолюбливают, и нет ничего удивительного в том, что симпатии присутствующих оказались на стороне мастера Лю. Особенности человеческой природы таковы, что мы предпочитаем болеть за слабых.[38]

От боли, а особенно от неожиданности Бозел оторопел и впал в ступор, продолжая размахивать крыльями чисто по инерции. И еще неизвестно, чем бы закончилось это дело, если бы в него не вмешался Илья Муромец. Он прыгнул на мастера сзади и повалил на землю. Лю мгновенно вывернулся из медвежьих объятий богатыря, сильно ударив его по печени, но этого мгновения хватило, чтобы Бозел оторвался от земли.

Оказавшись в родной стихии, дракон пришел в себя и тремя взмахами крыльев поднял свое тело на безопасную высоту. При всех прочих достоинствах летать мастер Лю явно не умел, а прыгнуть на высоту двадцати метров без шеста не смог бы даже объевшийся допинга Сергей Бубка.[39]

– Нечестно, – сказал Горлогориус. – Моему бойцу помешали. Гони бабки, Мэнни.

– Мне казалось, что твой боец – Муромец и ты должен быть рад спасению дракона в последний момент, – сказал Мэнни.

– В рамках общей концепции я рад, – сказал Горлогориус. – Но если говорить о нашем с тобой споре, то я в бешенстве. Черт побери, это просто неспортивно.

– Кто бы говорил. Можно подумать, ты всегда предоставляешь своим противникам равные возможности.

– Ни у кого не может быть равных со мной возможностей, потому что я самый крутой, – скромно сказал Горлогориус. – Вернемся к фактам. Мастер Лю победил. Где моя десятка?

– Если придерживаться фактов, то оба бойца живы, а значит, бой не закончен, – сказал Мэнни. – Вот когда один из них умрет, мы и посмотрим, кто кому должен.

– Не думал, что ты такой жмот, – сказал Горлогориус.

ГЛАВА 2

Это невозможно.

Том Круз

Гарри не привык входить в свою лабораторию, как нашкодивший ученик в кабинет директора, но вышло именно так, ибо ныне на этой территории колб и реторт безраздельно властвовал Горлогориус, а в его присутствии Гарри всегда чувствовал себя нашкодившим школьником. Даже если ничего криминального за ним не числилось.

вернуться

38

Особенно хорошо это видно при трансляции футбольных матчей. Некоторые индивидуумы с достойным лучшего применения постоянством продолжают болеть за сборную России, искренне веря, что когда-нибудь она сможет победить бразильцев в финале чемпионата мира. Я ничего не имею против сборной России, но должны же быть хоть какие-то пределы людской наивности. – Примеч. Фила.

вернуться

39

Легкоатлет, выступавший во времена моего безоблачного детства. Если автор до сих пор помнит эту фамилию, возможно, он мой ровесник. – Примеч. Фила.

38
{"b":"441","o":1}