ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, – покачал головой Джек. – Определенно нет.

– А как ты их различаешь?

– Когда я прохожу через ТУ дверь, я точно знаю, что меня за ней ждет и что я должен сделать, – сказал Джек. – В случае с дверью Гарри такого ощущения У меня не возникло. Это была просто дверь.

– Которая висела в воздухе посреди пустыни? – уточнил Горлогориус.

– Да.

– И тебя это не удивило?

– Не очень, – сказал Джек. – В мире, где существует магия, случаются и более странные вещи.

– А тебе кто-нибудь объяснял механизм действия ТЕХ дверей и пророческих снов? Кто-нибудь из твоих учителей? Или кто-то еще из вашего ордена?

– Механизм нам не объясняли, – сказал Джек. – Просто предупредили, что такое возможно. И рассказали, как следует поступать в таких случаях.

– Я уже ни хрена не понимаю, – сказал Горлогориус. – Кто посылает вам пророческие сны и устанавливает ТЕ странные двери? Зачем это вообще нужно? Это как-то связано с вашим орденом, но как?

– Я рад бы вам ответить, Горлогориус, но не могу.

– Не можешь или не хочешь?

– Не могу. Я не знаю. Никто не знает.

– Быть такого не может, – сказал Горлогориус. – Кто-то все-таки знает. Кто-то наверняка знает, и когда я найду этого типа, ему предстоит пережить пару очень неприятных минут. Или часов, если по ходу его рассказа у меня вдруг появятся новые вопросы. А пока вы можете продолжать выполнение своего задания, парни. Вам в ту сторону.

Махнув на прощание рукой, Горлогориус исчез. На этот раз он растворился в воздухе без обычно сопутствующих этому фокусу спецэффектов. Очевидно, мысли могущественного мага были заняты чем-то другим.

Более важным.

– Он следил за нами, – возмущался Гарри. – Он вмешался в ситуацию, избавил нас от драки и перенес сюда. Почему он не сделал больше и не отправил нас сразу в чертову Караганду?

– А почему ты не задал этот вопрос, пока он был еще здесь?

– Потому что я знаю, что он может ответить. У него были веские причины поступить так, как он поступил, и эти причины находятся выше моего понимания. Поэтому я должен заткнуться и делать то, что мне поручили.

– Это дедовщина, – объяснил Джек. – Когда ты доживешь до его возраста, ты тоже сможешь гонять молодых волшебников в хвост и в гриву, ничего им не поясняя.

– Получается круговорот начальства в природе, – сказал Гарри. – Не сделать ли нам привал?

– Мы еще не очень далеко ушли от трактира.

– Горлогориус сказал, что погони не будет.

– Я не хочу рисковать.

– А я не могу быстро ходить после еды.

– Ты же почти ничего не съел.

– Ваши чертовы переговоры испортили мне аппетит, – сказал Гарри. – Сейчас я бы выпил кофе и выкурил сигарету.

– Покури на ходу.

– Это вредно.

– Это вредно в любом случае, – сказал Джек.

– Я не получу от выкуренной на ходу сигареты никакого удовольствия, – пожаловался Гарри.

– Тогда не кури. И не разговаривай, чтобы не сбить дыхание. Мы остановимся, только когда стемнеет.

ГЛАВА 4

Надо же честному человеку чем-то зарабатывать на хлеб.

Бутч Кэссиди и Санденс Кид

Реджи подошел к трактиру «Синий носорог» через три часа после того, как Джек, Гарри и Горлогориус его покинули. У связки стрелок – волшебник была небольшая фора по времени, но Реджи двигался быстрее – ему не приходилось приноравливать свой шаг к темпу нестрелка.

За время последних странствий Гарри стал гораздо более спортивным, чем раньше, но до физического совершенства любого из стрелков ему было еще далеко. Очень далеко.

Как до звезд, прибитых гвоздями создателя к небесной тверди.

Ни один уважающий себя путешественник, проведший в дороге больше нескольких часов, не пройдет мимо попавшегося ему на пути трактира. Особенно если у него есть стойкие подозрения, что дальше никаких трактиров не будет.

Но поесть по-человечески Реджи не удалось. Едва он перешагнул порог придорожного заведения, как обнаружил направленные на него восемь дул.

– Здрасьте, – сказал Реджи. – Семен, и ты?

– И я, Реджинальд.

– Не ожидал.

– Сюрприз, – сказал Макаров.

– И пива мы не хотим, – сказал Винчестер.

– Я заметил, – сказал Реджи. – Судя по вашему поведению, вы хотите умереть. Я не против.

– Мы вызываем тебя на поединок, – сказала Беретта.

– Все четверо? – уточнил Реджи.

– Да.

– Мне нравится, что вы сократили официальную формулу вызова, – одобрил Реджи. – Перечисление имен, которые я и так знаю, навеяло бы на меня скуку. Кстати, хочу спросить чисто из любопытства – снова что-то не так сделал или вы меня просто не любите?

– Ты собираешься нарушить правило номер ноль, – сказал Винчестер.

– О, – улыбнулся Реджи. – Опять видели сон?

– Разумеется.

– И сразу же возжаждали моей крови?

– Мы не получаем удовольствия при мысли о том что нам предстоит сделать, – сказал Макаров.

– Но и особых угрызений совести вы тоже не испытываете, – заметил Реджи. – Обсудим регламент?

– Какой еще регламент?

– Я говорю о том, как именно вы хотите умереть, – сказал Реджи. – В четырех последовательных, эстетично обставленных джентльменских поединках или в ходе тупой беспорядочной пальбы во все стороны? Если вы спросите меня, то я голосую за пальбу – она здорово сэкономит время. Я, знаете ли, тороплюсь. Вселенная в опасности и все такое.

– Да, нам говорили, – согласился Винчестер. – И мы решили, что на вселенную нам плевать.

– Мне в общем-то тоже, – сказал Реджи. – Но в данный момент я работаю. А у меня есть очень нехорошая черта – если я взялся за дело, то обычно довожу его до конца.

– Если только не умираешь в процессе, – сказал Джереми.

– Со мной такого еще никогда не случалось.

– Не хочу показаться банальным, но должен заметить, что хватит и одного раза, – сказал Джереми.

– Ты прав, это банально, – сказал Реджи. – Перед перестрелкой надо сказать что-то стильное, а не повторять мысли, протухшие в позапрошлом веке.

– Давай уважим паренька, – сказала Джейн. – Это же его последнее желание, Винчестер.

– Мне ничего стильного в голову не приходит, – признался Джереми.

– Из-за таких типов, как ты, о нас может сложиться превратное мнение, – пожаловался Реджи. – Ну кто-нибудь что-нибудь скажет?

– Если тебя так приперло, можешь сказать сам, – заметила Джейн. – Это ведь твои похороны.

– Некоторые считают, что стрелять в женщин некрасиво, – заявил Реджи. – Я же всегда выступал за равенство полов.

Он швырнул свой саквояж в лицо Винчестеру, одновременно отпрыгивая влево и выхватывая свои револьверы.

Шесть стволов (исключая револьверы Винчестера, у которого сбился прицел) рявкнули хорошо спевшимся хором, но ни одна пуля не достигла цели. Реджинальд был слишком быстр.

И очень прыгуч.

Ему удалось добраться до окна. Выбив левым револьвером стекло, Реджи вылетел на улицу, перекатился по земле и прислонился спиной к стене трактира. Пролетая сквозь окно, ему удалось оценить толщину этой стены – прострелить ее насквозь из револьвера было невозможно, а применение в междоусобных разборках другого оружия считалось неэтичным.

Оставшиеся внутри стрелки не спешили выпрыгивать вслед за Реджи и немедленно продолжать перестрелку. Макаров покинул трактир через дверь и пытался зайти к Реджи с тыла. Джереми постучал револьвером по подоконнику.

– Ремингтон? – позвал он.

– Слушаю тебя, Винчестер.

– Будь хорошим мальчиком, скажи, ты справа или слева от окна?

– Я везде, – сказал Реджи.

– Хорошо прыгаешь. Как мячик.

– Спасибо. Я тренировался.

– Профессионал знает, когда он проиграл схватку. Ты не хочешь пустить себе пулю в лоб и избавить всех присутствующих от лишнего беспокойства?

– Я над этим подумаю, – пообещал Реджи.

Макаров уже добрался до угла.

45
{"b":"441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Черное море. Колыбель цивилизации и варварства
Кастинг на лучшую любовницу
Третье пришествие. Ангелы ада
Застигнутые революцией. Живые голоса очевидцев
Скучаю по тебе
Советница Его Темнейшества
Яд персидской сирени
Правила жизни Брюса Ли. Слова мудрости на каждый день
Голое платье звезды