ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я не знаю. Никогда раньше не видел этого человека.

– И все же вы согласились?

– Как видите.

– Что он вам обещал?

– Ничего. Он рассчитался со мной авансом.

– Чем же?

– Древней рукописью.

– Зашибись, – сказал Бозел. – Жизнь дракона оценена в жалкий клочок старой бумаги. Если люди в срочном порядке не пересмотрят свои жизненные приоритеты, ваш вид ожидают большие неприятности. Разве вы не знаете, что любая жизнь бесценна?

– Буддисты считают, что человек не может переродиться в тело дракона или насекомого, поэтому даже они могут убивать и тех и других.

– Но, согласно принципу ахимса, нельзя отнимать любую жизнь, вне зависимости от законов Ганса-Иры, – возразил Бозел.

– К великому сожалению, я не разделяю принципа ахимса, – сказал мастер Лю.

– И древняя рукопись для вас дороже любой жизни.

– Не любой, – возразил мастер Лю. – Даже ради этой рукописи я не согласился бы отнять жизнь у человека.

– А у меня, значит, можно? Что ж, драконам не привыкать к подобному обращению. Хотя я, между прочим, тридцать процентов времени являюсь человеком.

– Заключая сделку, я этого не знал, – сказал мастер Лю.

– Значит, вашу сделку можно считать недействительной, – сказал Бозел. – Поскольку вас ввели в заблуждение, вы можете не выполнять условия договора, а рукопись оставить себе.

– Но временами вы все-таки дракон, – сказал мастер Лю. – И сделка не может быть расторгнута.

Дракон вздохнул. Он не любил принципиальных людей.

Спасти Бозела могло только чудо.

К слову, созданная Филом вселенная была полна чудес. Многие жаловались, что чудес в ней даже слишком много и было бы совсем неплохо добавить в жизнь обыденности, ибо некоторые чудеса обладают нехорошей тенденцией зашибать рикошетом.

Когда человек надеется только на чудо, он даже не пытается справиться с ситуацией своими силами. В долговременной перспективе подобное поведение может обернуться полной потерей инициативности, апатией и затяжной депрессией. Кроме того, чудеса непредсказуемы. Они случаются, когда вы меньше всего их ждете, а когда вы возлагаете на чудо все свои надежды, они не происходят.

В свете вышеизложенного можно ли считать чудом, что в круг света, очерченный костром, из ближайших кустов внезапно вывалился Негоро?

Бозел решил, что можно.

ГЛАВА 6

Это не баг, это фишка такая.

Программист вашей любимой компьютерной игры

Горлогориус долго готовился к серьезному разговору с создателем, и в основном эта подготовка была моральной.

Могущественный маг прекрасно понимал, во что он ввязывается, призывая создателя в сотворенный им мир, отдавал себе отчет, что сильно рискует. Но некоторые вопросы он просто не мог оставить без ответов.

Горлогориус навестил Фила утром, надеясь застать того во вменяемом состоянии, и не прогадал. Создатель маялся легким похмельем и пытался переломить ситуацию при помощи холодного пива из оборудованного Горлогориусом ледника, но еще не успел впасть в то мрачное веселье, в котором пребывал большую часть времени.

Похоже, он относился к своему похищению, как к очередным каникулам, потому что ничего не делал, ничем не интересовался, ни к чему не стремился, а только заливал в себя алкоголь и жаловался на отсутствие женского общества.

– Здорово, Горлодериус, – приветствовал он мага. Горлогориус поморщился – Провиче ему не нравилось. – А где второй бородач?

– Сегодня обойдемся без второго. – Горлогориус сел в кресло. – Разговор есть.

– Тебе бы только поговорить, – сказал ему Фил. – Впрочем, когда я вспоминаю о твоем возрасте, то могу простить эту слабость.

– Что ты имеешь в виду?

– Старики любят поговорить, – нагло улыбнулся Фил, растягиваясь на кровати. – Зачем пожаловал?

– Хочу выяснить, откуда ты меня знаешь.

– Еще бы я тебя не знал, – сказал Фил. – Я же тебя создал.

– Ты создал только нашу вселенную, – сказал Горлогориус. – Я родился несколько позже.

– Это ты так думаешь.

Горлогориус принюхался к ауре Фила. Вроде бы трезвый…

– Неужели ты на самом деле хочешь знать больше, чем уже знаешь? – спросил Фил. – А если хочешь, то наколдуй пузырь коньяка.

– Я не дам тебе выпить, пока ты мне все не расскажешь.

– А я и не собирался. Коньяк предназначен для тебя. Я вообще коньяк по утрам не употребляю – у меня от него изжога.

– Я способен переварить любую информацию без алкоголя, – сказал Горлогориус.

– Как хочешь, – сказал Фил. – Хотя я бы на твоем месте не стал рисковать и граммов двести на грудь принял. Но настаивать не буду. Не спаивать же мне самую светлую голову современности.

– Ближе к теме. – Горлогориусу нравилась лесть, но в словах Фила он услышал слишком много иронии.

– Ты считаешь себя моложе этой вселенной, – сказал Фил. – Но на самом деле вы с ней ровесники.

– А ты меня ни с кем не путаешь?

– Твой отец был охотником на вампиров, а в свободное время баловался астрологией, – сказал Фил. – Он умер до твоего рождения. Твоя мать была красивой женщиной с пепельными волосами, небольшой склонностью к полноте и черной магии. Твое детство прошло в сельской местности, твою первую любовь звали Хлоя, она стала и твоей последней любовью, ибо ты променял ее общество на занятия магией, и на настоящий момент у тебя не было женщины уже больше семисот лет. Если не считать интрижек с суккубами. Так?

– Допустим. Но это ничего не доказывает.

– Это доказывает, что я все о тебе знаю.

– Но откуда?

– Ты когда-нибудь слышал о компьютерах? О настоящих компьютерах, а не тех электронных гробах, которые вы закупили для своей гильдии?

– В общих чертах.

– Хорошо, – сказал Фил. – Иначе мне пришлось бы объяснять слишком долго. В моем мире много компьютеров. В каждом доме есть хотя бы один компьютер. По крайней мере в том городе, где я живу.

– Компьютер – это машина, которая думает быстрее, чем человек, – сказал Горлогориус. – В твоем мире все непроходимо глупы, если каждому нужна своя думающая машина?

– Э… Забавная постановка вопроса, – сказал Фил. – Но все несколько сложнее. Изначально имелось в виду, что компьютеры нужны не глупцам, а, наоборот, людям умным.

– Я прекрасно обхожусь без компьютера, – сказал Горлогориус. – Зачем умным людям думающая машина?

– Чтобы они могли стать еще умнее.

– Не вижу логики, – сказал Горлогориус. – Когда кто-то думает за тебя, ты от этого умнее не становишься.

– Компьютер может ответить на любой правильно поставленный вопрос Почти на любой.

– Глупости, – сказал Горлогориус. – Для того чтобы правильно сформулировать вопрос, нужно знать три четверти ответа. А если ты знаешь три четверти ответа, то можешь найти недостающую четверть самостоятельно.

– Ты тоже читал Шекли?

– Кто такой Шекли? – спросил Горлогориус.

– Неважно, – сказал Фил. – Понимаешь, большей частью компьютер думает о том, о чем сам человек думать не хочет. Или о чем он не может думать постоянно.

– Например?

– Ну например, сколько бензина налить в двигатель внутреннего сгорания, – сказал Фил.

– Вы заставляете свои думающие машины, плоды гениальной человеческой мысли, заботиться о таких мелочах? А гвозди микроскопом вы забивать не пробовали?

– Пробовали, – сказал Фил. – Неудобно, он из рук выскальзывает. В общем, тебе сложно будет это понять, но в моем мире мы используем компьютеры не по прямому назначению. Большей частью мы с ними играем.

– Играете, – тихо сказал Горлогориус. Такого расточительства он понять не мог. Все равно что ковыряться волшебной палочкой в носу.

– Для игры существуют определенные программы, – сказал Фил. – Ну типа шахматной доски, только сложнее, и они находятся внутри компьютера. Я пока доступно объясняю?

– Программа сложнее шахматной доски находится внутри думающей машины, – сказал Горлогориус. – Да, это мне доступно.

49
{"b":"441","o":1}