ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Свежеотбывшие на тот свет
До встречи с тобой
Двадцать три
Рунный маг
Силиконовая надежда
Темный паладин. Рестарт
Успокой меня
Назад к тебе
Ключ к сердцу Майи

– Поживем – увидим, – сказал Мэнни. – А сейчас-то нам что делать? Положение отчаянное.

– Отчаянное положение требует крайних мер, – сказал Горлогориус, и Мэнни понял, что своими последними словами невольно спровоцировал продолжение спора, который они с Горлогориусом вели последние полтора дня.

– Нет, – не слишком уверенно сказал Мэнни.

– Да, – авторитетно сказал Горлогориус.

– Ты этого не сделаешь.

– Сделаю. И ты мне поможешь.

– Даже ты не настолько безумен, чтобы попытаться выкинуть этот фокус, – сказал Мэнни. – Ты хоть представляешь, что может случиться?

– Ну в одном из вариантов мы получим ответы на все интересующие нас вопросы.

– А в другом – наша вселенная накроется медным тазом даже без участия Большого Бо.

– Вот ему будет обидно, – хихикнул Горлогориус.

– Ты бы весьма меня обязал, если бы относился к обсуждаемым проблемам с большей серьезностью.

– Я серьезен, как стадо мертвых гиппопотамов, – сказал Горлогориус.[3]

– Истории известны случаи, когда лекарство оказывалось страшнее болезни, и мне такие случаи тоже известны, – сказал Мэнни. – Ты собираешься заигрывать со слишком могущественными силами.

– Ничего подобного я делать не собираюсь, – сказал Горлогориус. – Не спорю, сила, к которой я собираюсь обратиться, когда-то была могущественной, но сейчас она не страшнее нас с тобой.

– Ты не представляешь, что я могу натворить, если выйду из себя, – сказал Мэнни.

– Представляю, – сказал Горлогориус. – Но если дело пойдет на наших условиях, то никаких неприятностей быть не должно.

– Не должно и не будет – это две разные вещи, – заметил Мэнни.

– Ты пытаешься задушить в зародыше все мои идеи, – пожаловался Горлогориус. – Ты сковываешь мою инициативу.

– Можешь расценивать мое высказывание как голос разума.

– Голос скептически настроенного разума, если быть абсолютно точным.

– История показывает, что в конечном итоге скептики оказываются гораздо разумнее оптимистов.

– Но результатов добиваются именно оптимисты, – сказал Горлогориус. – И замнем на этом. Руководство всей операцией поручено мне.

– А я осуществляю надзор.

– Вот и надзирай со стороны, – отрезал Горлогориус. – Нечего распылять мою креативную энергию.

– А что у тебя за проблема с Мерлином? – предпочел сменить тему Мэнни. – Может быть, нам стоит подключить к этому делу кого-нибудь из гильдии?

– Я еще не уверен в том, что у меня за проблема, – сказал Горлогориус. – Может быть, речь идет об обычной несогласованности действий, что не исключено ввиду повышенной секретности моей миссии. Но, может быть, мы имеем дело с заранее просчитанным саботажем. Хотелось бы верить, что это саботаж. Потому что, если мир вдруг ухнет в пропасть из-за нашей собственной безалаберности, мы все будем выглядеть очень глупо.

– К тому же с саботажем бороться легче, чем с безалаберностью, – согласился Мэнни. – Хочешь, я сам отправлюсь в Камелот и провентилирую этот вопрос с Мерлином? Конечно, удовольствия мне сие предприятие не доставит…

– Провентилируй, – милостиво согласился Горлогориус. – Великая вещь – распределение обязанностей.

И он коротко изложил Мэнни суть своей проблемы с Мерлином.

Волшебник Гарри Тринадцатый и стрелок Джек Смит-Вессон сидели на раскладных стульчиках в тени большого дерева, растущего неподалеку от строящейся башни Гарри, и пили холодное пиво. Как и их оппонентам в башне Гриффина, им тоже было нечего делать, ибо Горлогориус не спешил с очередным заданием. Правда, Джеку ожидание давалось куда проще, чем Реджи, – он все еще восстанавливался после полученной в Средиземье травмы.

Когда Гарри одной рукой схватил стрелка, а другой взялся за моргульский клинок, ради которого они и вписались в битву за Гондор на стороне Теодена, их моментально выбросило в родной мир Гарри, и молодой волшебник смог оказать раненому стрелку первую медицинскую помощь. Потом он связался с Горлогориусом, и тот оказал стрелку вторую, более качественную помощь, так что уже через три дня после тяжелого проникающего ранения в грудь, задевшего легкое, стрелок мог стоять на ногах. Еще через день он снова начал курить.

– Наколдовать тебе еще бутылочку? – спросил Гарри, заметив, что стрелок опустошил очередную посудину.

– Пиво охлаждается в ручье, – сказал стрелок. – До ручья – два шага. Я и сходить могу.

– Лучше предоставь это мне, – сказал Гарри. – Мне сейчас надо побольше колдовать. Я ведь к новой волшебной палочке привыкаю.

Старая волшебная палочка Гарри погибла в неравном бою за Гондор. Тогда Гарри придал главному инструменту всех чародеев вид бейсбольной биты и отмахивался ею от врагов. В ходе поставленного эксперимента он выяснил, что железо, которым орудовали его оппоненты, куда прочнее дерева, пусть даже и волшебного.

– Колдуй, – разрешил Джек. – Только сначала пустую бутылку подкинь. Мне тоже практиковаться надо.

Гарри повел волшебной палочкой, и пустая посудина левитировала метров на пятнадцать вверх, чтобы начать опускаться по пологой дуге. Но опуститься она не успела. Джек выхватил револьвер, и бутылка брызнула осколками в самой высокой точке своей траектории.

– Старею, – констатировал Джек.

– Еще подкинуть?

– Нет, сначала по пивку.

– Отлично. – Гарри наколдовал стрелку новую бутылку уже со свинченной пробкой.

– На пятом году обучения преподаватели устроили нам любопытный экзамен, – сказал Джек. – Они напоили нас до полусмерти, а потом заставили стрелять по движущимся мишеням. Вот по таким бутылкам, кстати. Только кидали их куда выше и куда резче. Тогда весь курс оскандалился.

– Почему?

– Трудно, знаешь ли, попасть в цель, когда все небо в бутылках и у револьвера восемь дул, – сказал Джек. – То есть, когда мы стреляли, нам казалось, что это легко. Но на поверку все бутылки разбивались не от наших пуль, а от ударов о землю. Потом с нами регулярно проводили такие занятия, и уже через год мы поражали любые цели независимо от того, какими пьяными мы в тот момент были.

Гарри попытался представить себе пьяного стрелка, но у него не получилось. За все время их знакомства Джек потребил не очень много алкоголя, и градусы на стрелке никак не отражались. Вот и сейчас, после десятка бутылок пива, Джек казался молодому волшебнику абсолютно трезвым.

– Стрелок должен поражать цели даже тогда, когда он не может стоять на ногах, – сказал Джек. – А разве вас не учили колдовать пьяными?

– Нет, – ужаснулся Гарри. – Сон разума порождает чудовищ. Иногда с обычного похмелья такое наколдуешь, весь курс потом справиться не может. Зато нас учили вытрезвительным заклинаниям.

– Успешно?

– Успешно. Только голова после них тяжелая и противный привкус во рту.

– Как думаешь, когда твой босс осчастливит нас очередным заданием? – поинтересовался стрелок. – Не люблю я без дела сидеть. Первое правило стрелка – надо двигаться.

– Поскольку на предыдущем задании нам чуть головы не поотрывали, я голосую за перерыв, – сказал Гарри. – По-моему, мы его заслужили.

– Мои учителя из ордена сказали бы, что я заслужил хорошую порку, – заметил Джек. – Меня чуть не гробанули во время обычной средневековой битвы без применения огнестрельного оружия. Стыд и позор, как сказал бы камрад Маузер, мой наставник по искусству ближнего боя.

– Против нас была куча народу, в том числе чародеи и заколдованные воины, которые считались чуть ли не бессмертными, – сказал Гарри. – Не вижу ничего позорного в твоем ранении.

– А я вижу, – сказал Джек. – Кстати, спасибо тебе за то, что меня вытащил.

– Ты меня уже благодарил. Неоднократно.

– Все равно. Ты ведь мог схватить моргульский клинок и бросить меня на поле боя.

– Я друзей в опасности не бросаю, – сказал Гарри, практически не покривив душой. В его жизни случай со стрелком был первым, когда он мог кого-то не бросить в опасности. Обычно в таких случаях не бросали самого Гарри. Или бросали, если посчитать неудачную попытку вызова суккуба и разборку с деканом на третьем курсе.

вернуться

3

При написании этой книги ни один гиппопотам не пострадал. – Примеч. авт.

5
{"b":"441","o":1}