ЛитМир - Электронная Библиотека

– А я программист.

– Программист, – повторил Горлогориус. Он был заворожен раскрывающейся перед его мысленным взором картиной.

– Я пишу программы, – пояснил Фил. – Большей частью игровые. В нашем мире индустрия развлечений занимает очень важное место.

– Понимаю, – сказал Горлогориус. – Что же вам делать, если не развлекаться?

– Просто жизнь в нашем мире не так уж интересна, – сказал Фил. – У нас нет рыцарей, драконов, артефактов… Магии тоже нет.

– Представляю, как вам тяжело, – посочувствовал Горлогориус. Он знал истинную цену веселья с драконами, рыцарями и артефактами.

– В общем, в те времена я был очень молод и не обременен деньгами, – сказал Фил. – И тогда я решил сделать компьютерную игру, продать ее и заработать кучу бабла. То есть денег. Похоже, именно в этот момент я невольно создал и вашу вселенную.

– То есть?

– Я писал программу, очень похожую на то, что творится сейчас в вашем мире, – сказал Фил. – Если вашу вселенную действительно создал я, то именно тогда.

– Гарвин был прав, – пробормотал Горлогориус. – Наш мир создал совершенно случайный человек.

– Мне хотелось выпендриться, – сказал Фил. – Как и многим в моем возрасте. Хотелось создать что-то новое, что-то такое, чего раньше не было. И еще мне хотелось от души повеселиться. Так и появился ваш мир. Еще раз извините.

– Прекрати постоянно извиняться, – сказал Горлогориус. – Иначе твой рассказ займет несколько часов. И не надо мне объяснять каждое слово. Говори так, словно беседуешь с другим… программистом. Если мне что-то будет непонятно и я не смогу догадаться по контексту, я тебя сам спрошу.

– Хорошо, – сказал Фил. – Для того чтобы игра получилась по-настоящему классной, нужно делать то, что нравится тебе самому. Я тогда обожал FPS.[52] Понимаешь, что это такое?

– Контекста маловато, – признался Горлогориус.

– Ходишь с автоматом и стреляешь во все, что шевелится, – объяснил Фил.[53]

– Милая игрушка.

– В нашем мире многие жаждут экшэна, – сказал Фил. – Но экшэна безопасного, чтобы в любой момент можно было сохранить профиль, выйти из игры и спокойно прогуляться за пивом. Кстати о пиве…

– Никакого пива, – сказал Горлогориус. – Рассказывай дальше.

– Это феноменальная игра, – сказал Фил. – Она, как и весь ваш мир, является отпечатком моего воспаленного сознания. Я решил перекроить уже известные реальности, предоставив игроку исключительную возможность пройтись по Средиземью с пулеметом в руках, пострелять из револьвера в древнегреческих героев и богов, сшибить из стингера низколетящего дракона, поохотиться на орков с огнеметом… В общем, я хотел сделать что-то абсолютно безбашенное.

– Погоди-ка. – Внезапно Горлогориус стал очень спокоен. – Ты хочешь сказать, что создал нашу вселенную только для того, чтобы обеспечить парней из ордена Святого Роланда достаточным количеством мишеней?

– Я говорил, что тебе не понравится моя история, – напомнил Фил.

– И когда эти парни из ордена утверждают, что в начале всего был револьвер…

– Они абсолютно правы, – сказал Фил. – Пулеметы в играх появляются значительно позже.

– Теперь многое обретает смысл, – пробормотал Горлогориус. – Меня постоянно ставили в тупик их саквояжи – я не понимал, где их раздобыла не занимающаяся магией организация.

– Саквояжи придумал я, – сказал Фил. – Это идеальный способ для хранения и транспортировки неограниченного количества стволов. Меня всегда бесили игры, в которых герой может носить только определенное число единиц оружия. Хочешь взять снайперскую винтовку – брось гранатомет, нужен револьвер – выброси бензопилу. В моей игре герой может использовать любое из найденных им по ходу сюжета орудий. Э… Ты себя нормально чувствуешь, старичок?

– Для человека, который только что узнал, что его вселенная является всего лишь большим тиром, я чувствую себя неплохо, – сказал Горлогориус.

– Я уже извинялся, – напомнил Фил. – И потом, я ведь делал прикольную компьютерную игрушку, а не создавал вселенную. Я до сих пор не понимаю, как же так вышло.

– При определенных обстоятельствах любой акт творчества может создавать миры, – сказал Горлогориус. – Или разрушать их. Мы в любом случае должны быть тебе благодарны – если бы не ты, наш мир просто не существовал бы.

Горлогориус умел держать удар, иначе он элементарно не дожил бы до своего нынешнего положения. Зачастую волшебник бывал суров, но все-таки он был справедливым человеком и понимал, что вселенная в долгу перед создателем, для каких бы целей он ее ни создавал. Конечно, можно было сделать мир гораздо лучше, но…

По большому счету, у Горлогориуса не было претензий к существующему положению дел. Он стоял на верхней ступени пищевой цепочки, обладал огромным могуществом, властью и авторитетом, и с его стороны жаловаться на жизнь было бы просто некрасиво.

– Если ваша вселенная следует сюжету созданной мною игры, а судя по всему, так оно и есть, то она вращается вокруг стрелков, – сказал Фил. – Не в прямом смысле вращается, конечно. Ваш мир вообще не вращается. И еще он плоский.

– Так и должно быть, – сказал Горлогориус. – Разве мир, в котором ты живешь, не плоский?

– Нет, он круглый, – сказал Фил, а потом вспомнил, что круг – это плоская фигура. – Нет, не круглый. Шарообразный. И немного приплюснутый с полюсов. Только не спрашивай меня, как люди умудряются с него не падать. Я и сам не до конца понимаю.

– Давай лучше поговорим о нашем мире, – сказал Горлогориус. – И о том, что я являюсь его ровесником.

– Все просто, – сказал Фил. – Никто не захочет иметь дело с игрой, которая начинается с того, как из первичного бульона выползла первая амеба, поэтому я создал ваш мир уже таким, каков он есть сейчас. С людьми, городами, странами, с магией, политикой, всякими чудовищами и конечно же со стрелками. Извини, Горлогориус, но на самом деле у тебя не было детства.

– Как же не было, если я его помню?

– Это ложные воспоминания, – сказал Фил. – Что-то типа краткого пересказа перед началом основных событий. Предыстория, пролог, можешь назвать, как сам захочешь. На самом деле ничего этого не было.

– А как же теория эволюции? Ее тоже не было?

– Я и теорию эволюции придумал, – признался Фил. – Забавно получилось, правда?

– Забавно, – согласился Горлогориус. – А что ты можешь рассказать о Большом Бо? Его ты тоже находишь забавным?

– А разве нет? – спросил Фил. – Уверен, если бы ты посмотрел на ситуацию со стороны, то наверняка нашел бы ее смешной.

– Может быть, – снова согласился Горлогориус. – Но я нахожусь внутри этой ситуации, и твоя забавная шуточка вот-вот уничтожит наш мир.

– Если посмотреть на события с твоей точки зрения, это действительно печально, – сказал Фил. – Но история вашего противостояния Большому Бо является основой сюжетной линии моей игры. То, что стрелки делают, когда не ищут изначальных артефактов, является всего лишь дополнительными миссиями, которые позволяют игроку расширить свой арсенал, повысить уровень и овладеть новыми навыками. Выполнять их или нет – это зависит только от выбора игрока, но миссии по поиску артефактов являются обязательными.

– Ты хочешь сказать, что стрелками кто-то манипулирует? – спросил Горлогориус.

– Видимо, нет, – сказал Фил. – Их слишком много, а в игре не было предусмотрено командного режима. Это большой минус для шутера, но я не успел его устранить. У меня теперь новая работа, мало свободного времени, появились другие интересы…

Фил многозначительно посмотрел на пустой ледник, намекая на другие интересы, но Горлогориус остался глух к молчаливой просьбе.

– Видимо, ваш мир существует самостоятельно, – сказал Фил. – Он больше не зависит от той игры, которая стала причиной его возникновения. Но некоторые события повторяют сюжетные линии моей стрелялки. А некоторые его обитатели точь-в-точь копируют придуманных мною персонажей.

вернуться

52

FPS (first person shooter) – стрелялка от первого лица. – Перевод с аглицкого.

вернуться

53

На самом деле объяснение Фила было куда более пространным, и его полное изложение потребовало бы нескольких страниц. Горлогориус впервые услышал о компьютерных играх и долго не мог понять разницы между шутерами от первого и третьего лица, отличие пошаговой стратегии от стратегии реального времени, а само понятие ролевой игры поставило его в тупик. Но мы-то с вами люди образованные (я уверен), и потому я решил опустить некоторые подробности. – Примеч. автора.

50
{"b":"441","o":1}