ЛитМир - Электронная Библиотека

Голос тоже показался Гарри знакомым, да и события, о которых шла речь в песне, навевали определенные воспоминания.

Когда певец вышел на свет, у Гарри не осталось никаких сомнений.

– Джавдет?! – Гарри был крайне удивлен этой встречей, и к удивлению примешивалась радость при виде старого знакомого, который положил конец его одиночеству.

– Кто ты, демон, знающий мое имя? – поинтересовался Джавдет.

С момента их последней встречи он сильно изменился. Кожаный жилет едва прикрывал смуглый мускулистый торс, ковбойские сапоги цокали даже при передвижении по земле, черные джинсы сверкали заклепками, а на шее кочевника висела толстенная золотая цепь с массивной трехлучевой эмблемой «мерседеса».

– Я – Гарри, – сказал Гарри. – Волшебник Гарри. Неужели ты меня не помнишь?

– Я помню Гарри, – сказал Джавдет. – Гарри не был черным.

– Я не черный, – сказал Гарри. – Я просто немного испачкался.

– Голос похож, – с сомнением сказал Джавдет. – Как должны назвать мою пока еще неродившуюся дочь?

– Не помню, – сказал Гарри. – Но, когда я вытащил тебя из пустыни, с тобой был стрелок по имени Джек Смит-Вессон. А потом мы встретились в мире Матрицы, ты носил очки без дужек и настаивал, чтобы тебя называли Морфеусом.

– Это правда, – сказал Джавдет. – Значит, ты действительно Гарри?

– Да, и я чертовски рад тебя видеть.

– Я тебя тоже, – сказал Джавдет. – Караганда оказалась довольно унылым местом. Не знаю, что я бы тут делал один.

– Но откуда ты тут взялся?[57] – спросил Гарри.

– Ты не поверишь, – сказал Джавдет. – Я потерялся.

ГЛАВА 9

Рано или поздно каждый из нас возвращается туда, откуда начинал.

Старик с неводом

Но не всем это нравится.

Золотая рыбка

Горная вершина была плоской, как будто ее срезали ножом. Холодный разреженный воздух обжигал легкие, под ногами плыли облака, а над головой не было ничего, кроме синего-синего неба.

– Приплыли, – сказал Реджи.

Площадка оказалась совсем небольшой – около пяти метров в ширину и десяти в длину. Ближайшая горная вершина находилась в добрых ста метрах, и стрелкам могло показаться, будто они находятся на самом верху огромной колонны, подпирающей небеса. Спуститься отсюда без вертолета, парашюта или летающей тарелки не представлялось возможным.

На краю площадки стояла открывающаяся прямо в бездну дверь. На ней тоже не было ни ручек, ни замков.

Зато имела место выемка в форме револьвера. Одна.

Надпись отсутствовала. Все было понятно и так.

– Приплыли, – повторил Реджи.

– Я слышал тебя и в первый раз, – заметил Джек.

– Может быть, я говорю сам с собой, – сказал Реджи. – Нас провоцируют на поединок, Джек. Придется стрелять друг в друга, сражаясь за честь спасти вселенную.

– Это было очевидно, – сказал Джек. – Еще одно препятствие для возвращения в обитель. Предполагается, что стрелки не должны стрелять друг в друга, а потому никто не пройдет этой дороги до конца.

– … – от полноты души высказался Реджи. – Как меня это все задолбало!

– Здесь холодно, – сказал Джек.

– Проведем дуэль по всем правилам?

– Я не люблю долгие церемонии.

– Тогда просто постреляем. – Реджи бросил свой саквояж посреди площадки и направился к краю. Джек сунул в рот сигарету.

Реджи остановился в шаге от бездны и с любопытством посмотрел вниз. Плюнул на облака.

Джек медленно добрел до своего места, похлопал рукой по карманам в поисках зажигалки, прикурил торчащую в углу рта сигарету.

– Ты готов? – спросил Реджи, не отрывая своего взора от проплывающих под ногами облаков.

– Дай мне еще минутку.

– Бери.

Рано или поздно в жизни любого человека наступает критический момент, вынуждающий его выбирать. Возможно, это самый важный выбор в его жизни.

Больше всего Джек хотел вернуться в обитель, меньше всего он хотел убивать кого-то из своих коллег.

От перестрелки в трактире его избавил Горлогориус, но сюда волшебник явиться не сможет.

Оправдывает ли цель любые средства? Джек не был готов заплатить за нужные ему знания жизнью Реджи, но походило на то, что выбора ему просто не оставили.

Докурив сигарету до фильтра, Джек швырнул ее вниз.

– Я готов, – сказал он.

Реджи обернулся уже с револьвером в руке.

Отцы-основатели ордена отличались странным чувством юмора – выход находился на высоте полутора метров. Пребывавший в полном эмоциональном раздрае Реджи не успел сгруппироваться и при падении повредил себе лодыжку на и так простреленной ноге. Самым обидным было то, что он забыл свою трость еще в Караганде, за две двери от того места, где сейчас находился. Впрочем, где бы стрелок ни оставил свою трость, рано или поздно она все равно угодила бы в Караганду, но эти соображения утешали слабо.

Несколько минут Реджи лежал на спине и нецензурно ругался, недобрыми словами поминая большое количество еще живущих и уже давно почивших людей. Потом он открыл саквояж, принял горсть болеутоляющих таблеток и запил их виски.

– Теперь я Терминатор, – заявил он неизвестно кому.

Не торопясь принимать вертикальное положение, Реджи огляделся. Местность казалась знакомой и незнакомой одновременно.

– Приплыли, – сказал он в третий раз за последние несколько минут.

Стрелок опасался, что после горной вершины попадет на очередную испытательную площадку, и, наверное, для разнообразия его страхи оказались беспочвенными. Он действительно вернулся в потерянную обитель, но…

Здесь не было заброшенного борделя, дешевой гостиницы, салуна и похоронного бюро, однако над городком витал дух запустения и смерти. Это был город-призрак, один из многих городов-призраков, в которых побывал Реджи.

Пыльные улицы, дома с выбитыми стеклами и забитыми крест-накрест дверями, пересохший колодец, птичьи гнезда на крышах домов… Не хватало только шаров перекати-поля и музыки Энио Морриконе, чтобы довершить типичную для вестерна картину.

– За что боролись? – спросил Реджи. Святой Грааль оказался пластмассовым стаканчиком с обкусанными краями. – Кому все это надо, я вас спрашиваю?

Вселенная не удосужилась ответить.

– Роланд добрался до Темной башни, – сообщил Реджи вселенной. – И выяснил, что это всего-навсего закопченная заводская труба.

Ему даже не хотелось вставать и куда-то идти. Он допил виски и выбросил пустую бутылку. Ее осколки очень гармонично смотрелись на фоне пейзажа.

– Хорошая хохма, – сказал Реджи вселенной. – Я уже даже не знаю, стоит ли тебя спасать.

Мироздание по-прежнему молчало. Тогда Реджи решил поговорить с отцами-основателями.

– Веками мы шлялись по дорогам этого мира, – сообщил он. – Просто потому, что вы сказали нам «так надо». Мы убивали чудовищ, людей и друг друга. Многие из нас верили, что в этом занятии есть хоть какой-то смысл. Что существует место, где кто-то помнит о нас, где нашим подвигам ведется учет. Что когда мы умрем, кто-то сменит нас и продолжит наше дело. Похоже, не судьба. Где новое поколение стрелков? А сами вы куда подевались?

Отцы-основатели не удостоили сэра Реджинальда Ремингтона, эсквайра, своим ответом.

– Сволочи, – сказал Реджи. – Ненавижу.

Он достал из саквояжа новую бутылку виски, зубами сорвал пробку и надолго припал к горлышку.

– Жалко, что вас тут нет, – сказал Реджи. – Я с удовольствием бы всех поубивал.

Ветер завывал в крышах домов.

– Я никогда особенно не стремился сюда вернуться, – сказал Реджи. – Мне и в детстве здесь не нравилось. Но, честно говоря, я рассчитывал увидеть нечто большее, чем очередной город-призрак. Это нечестно, черт подери.

Какая-то птица опустилась на печную трубу. Реджи напряг зрение и опознал в ней стервятника.

вернуться

57

Вы, должно быть, помните: в созданной Филом вселенной действовал закон, согласно которому все действующие лица систематически встречали друг друга в самых неожиданных местах. Стоит ли удивляться, что вопрос «Откуда ты тут взялся?» стал самым распространенным вопросом в нашем мире? – Примеч. Горлогориуса.

56
{"b":"441","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Calendar Girl. Лучше быть, чем казаться (сборник)
С мечтой о Риме
Папа, ты сошел с ума
Lykke. В поисках секретов самых счастливых людей
Сад бабочек
Маркетинг от потребителя
Шепот в темноте
Возвращение блудного самурая