ЛитМир - Электронная Библиотека

– Во-первых, я нашел только тебя, – сказал Джавдет. – Позволь спросить, где досточтимый стрелок, спасший мне жизнь в краю барханов?

– Ушел искать свой орден. Вместе с другим стрелком.

– Почему они не взяли с собой тебя?

– Законы вселенной высказались против, – сказал Гарри. – Возвращаясь к моему вопросу…

– Как я тебя нашел? Когда я обрисовал свое желание доктору Смиту, он разработал специальную программу, и его коллеги открыли для меня телепортационный портал.

– Это похоже на магические порталы Горлогориуса? – заинтересовался Гарри. Его всегда интересовало, может ли наука хоть в чем-то обставить магию.

– Нет, – сказал Джавдет. – Переход через портал Горлогориуса мгновенен и безболезнен. А когда я влез в устройство доктора Смита, я испытал очень неприятные ощущения, и мне показалось, что длились они целую вечность. Когда эта вечность все-таки закончилась, перед моими глазами возникла табличка с надписью «Караганда». А потом я увидел трупы и сразу понял, где вас искать.

Первое правило поиска стрелков, подумал Гарри. Иди по дороге, вымощенной мертвыми телами.

Откуда у меня такой цинизм? Трудно подсчитать, сколько раз Джек Смит-Вессон спасал мне жизнь.

Но стрелки всегда идут рука об руку со смертью, и с этим ничего нельзя поделать…

– Ты не мог бы в общих чертах обрисовать, чего вы успели добиться с момента нашей последней встречи? – попросил Джавдет.

– Джек сейчас пытается заполучить последний ключ, которым оказался один из револьверов Святого Роланда, – объяснил Гарри. – Все остальные артефакты мы уже добыли.

– Здорово, – восхитился Джавдет. – Наверное, вам нелегко пришлось?

– Да уж, – согласился Гарри, вспомнив битву за Гондор и тяжелое ранение стрелка. Они пережили много опасных моментов, но этот застрял в памяти куда крепче остальных. Операция в Средиземье висела на волоске, когда Гарри чудом удалось сразить короля-призрака, заграбастать моргульский клинок и смотаться в безопасное место на пару с Джеком. Поскольку Джавдет был охоч до интересных историй, он внимательно выслушал рассказ Гарри об этой битве в частности и о связанных с хоббитами приключениях вообще. Более благодарного слушателя Гарри не встречал.

– Круто, – сказал Джавдет, когда Гарри закончил свой рассказ. – Я тебе даже завидую. Не жизнь, а сплошные приключения.

– Приключениями я сыт по горло, – признался Гарри. – Скоро через уши полезут.

– Зато тебе будет о чем рассказывать внукам, – заметил Джавдет.

– Дались вам всем мои внуки, – сказал Гарри.

– Не парься, это образное выражение, – сказал Джавдет. – А теперь объясни мне, какого шайтана ты тут сидишь.

– Джека жду.

– И откуда, по-твоему, явится Джек?

– Из двери.

– Из какой двери? Лично я никаких дверей поблизости не наблюдаю.

– Они возникают по мере необходимости, – пояснил Гарри, а сам задумался. Прежде им хватало одного прикосновения к изначальному артефакту, чтобы магия Горлогориуса вытаскивала их в мир Гарри, являющийся фундаментом созданной Филом вселенной. Совсем необязательно, что Джек должен вернуться в Караганду. Возможно, он уже вручил револьвер магу, а Гарри продолжает ждать его на этой свалке. Хотя в таком случае Горлогориус пришел бы за ним. Или нет?

Гарри начал чувствовать себя идиотом.

– Не хочу отвлекать тебя от раздумий, – сказал Джавдет. – Но из озера лезет какая-то гадость. Не мог бы ты что-нибудь предпринять по этому поводу?

Реджи очнулся от струи холодной воды, которая лилась на его лицо. Открыв глаза, стрелок обнаружил, что вода проистекает из кувшина, который держит в руках мужчина, подозрительно смахивающий на Святого Роланда. Святилище куда-то подевалось. Вместо него возник тенистый берег медленно катящей свои воды реки. Где-то в отдалении даже пели птички.

– Полная идиллия, – констатировал Реджи.

– Гляди-ка, очухался. – Роланд перестал лить воду. – Я уж начал думать, что ты загнулся, приятель.

– А я разве не загнулся? – уточнил Реджи.

– С чего ты взял?

– Э… Я тебя вижу.

– И что с того?

– Ну ходили слухи о твоей… как бы это сказать… смерти.

– Слухи о моей смерти сильно преувеличивают, – сказал Роланд. – Очень сильно.

– Клево, – сказал Реджи. – Я за тебя рад. Где мы?

– Это не имеет значения, – сказал Роланд. – Ты прошел последнее испытание.

– Клево, – повторил Реджи. – А в чем оно заключалось?

– Это тоже не имеет значения, – сказал Роланд. – Теперь ты можешь узнать все, что тебя интересует.

– А у меня нет вопросов, – сказал Реджи. – Гони свой левый револьвер, и я пойду.

– Какой револьвер? – переспросил Роланд, и только тут Реджи увидел, что традиционного пояса с оружием на центральной фигуре их ордена нет.

– Где твои револьверы? – спросил Реджи. – Ты что, забыл лицо своего отца? Какой же ты стрелок, если ходишь без револьверов?

– Подумай, кому ты хамишь, приятель, – сказал Роланд.

– Да мне по фиг, – сказал Реджи. – Что ты мне сделаешь, если у тебя даже оружия нет?

– В мои времена все было не так, – вздохнул Роланд. – Мы уважали старость независимо от того, какого размера пушками она пользовалась. И не таскали с собой целые оружейные склады в чертовых саквояжах. Мы умели обходиться тем, что есть, и неплохо справлялись со всем, что нам выпадало.

– Черт побери! – сказал Реджи. – Как же мне надоело старичье с их постоянными нотациями. Где я могу найти твой левый револьвер, отец?

– Нигде, сынок, – сказал Роланд.

– Как прикажешь тебя понимать? – спросил Реджи.

– Как хочешь.

Реджи схватился за пояс и обнаружил, что его револьверы тоже отсутствуют. Он оглянулся в поисках своего саквояжа, но не нашел и его.

– Я тебе сейчас в глаз дам, отец, – пообещал Реджи Роланду. – Где мои железки?

– Они тебе не понадобятся. Здесь не в кого стрелять.

– Заколебал, – вздохнул Реджи и выполнил свое обещание насчет глаза.

Он очнулся на пыльном полу святилища. Ни речки, ни Святого Роланда рядом не оказалось, зато тяжесть револьверов привычно оттягивала пояс. Тело болело так, словно по нему пробежалось стадо испуганных мамонтов.

– Еще две дырки, – пробормотал Реджи. – Если все будет продолжаться в таком духе, скоро я стану похожим на дуршлаг.

Он встал на четвереньки, порылся в саквояже, нашел болеутоляющее и проглотил сразу половину упаковки.

– Я бы на твоем месте носил бронежилет, – посоветовала статуя Святого Роланда, сходя с постамента.

– Он меня полнит, – ответил Реджи. – Гони ствол.

– Разве тебя не удивляет разговаривающая статуя?

– Нет, – сказал Реджи. – Меня уже ничего не удивляет. Ствол гони.

– Зачем?

– Вселенная в опасности.

– Первое правило стрелка – никогда не расставаться со своим оружием.

– Ты не стрелок, – сказал Реджи. – Ты – статуя, и на тебя наши правила не распространяются.

– Да ну? – удивился Роланд. – Даже несмотря на то, что я эти правила сам придумал?

– Я устал от дискуссий, – сказал Реджи, и его рука легла на рукоять револьвера.

– Уж не собираешься ли ты в меня стрелять? – изумился Святой Роланд.

– Только если ты меня вынудишь.

– Не верю, – сказал Святой Роланд.

– Я тебя удивлю. – Реджи выхватил револьверы и открыл огонь.

Он очнулся на ведущих к святилищу ступеньках. Трое местных стрелков стояли над ним и поигрывали револьверами в своих старческих руках.

– Живучая молодежь пошла, – сказал один из них.

– Не говори, – согласился второй. – Живучая. Но недостаточно прыткая.

– Достали, – сказал Реджи. – Я же вас всех поубивал.

– Нас нельзя убить, – сказал согнутый в дугу стрелок. – Мы – стражи этого места и составляем с ним единое целое.

– Тогда я тут все спалю, – пообещал Реджи.

– Неужели рука поднимется?

– И поднимется, и опустится, – сказал Реджи. – Вы мне надоели, ребята.

– А уж ты-то как нам надоел!

59
{"b":"441","o":1}