ЛитМир - Электронная Библиотека

Сам Гарри пребывал в смятении, и тому было много причин.

Во-первых, он не сомневался, что сэр Реджинальд Ремингтон, эсквайр, застрелил Джека Смит-Вессона, ибо не видел другой причины, почему Джек мог остаться в горах и отказаться от выполнения задания и осуществления мечты всей своей жизни – возвращения в обитель Святого Роланда.

Пока Джек находился рядом, Гарри даже не подозревал, насколько он к нему привязался.

Про друзей по боевым походам принято говорить, что они надежно прикрывают спину, но в отношении Джека это было бы несправедливо. Во время их долгих странствий стрелок надежно прикрывал Гарри со всех сторон.

В связи с его смертью перед Гарри вставал трудный вопрос. Вопрос о мести.

Согласно принятым в среде волшебников жизненным ценностям, Гарри просто обязан был отомстить. Но насколько этично мстить человеку, который не только играл на твоей стороне, но и пытался своими действиями приблизить спасение вселенной? И способен ли Гарри в принципе справиться с представителем ордена Святого Роланда, нарушившим все правила и ставшим общепризнанным чемпионом в области междоусобных разборок?

Во-вторых, Гарри тревожился по поводу Горлогориуса. Могущественный волшебник всегда вел себя немного странно, но в последнее время он побил собственные рекорды чудаковатости, и его поведение внушало Гарри большую тревогу.

В-третьих… Поступки Джавдета вообще ни в какие ворота не лезли.

Гарри привык считать Джавдета проходным персонажем, великое множество которых им довелось встретить на своем пути. Такие парни появлялись, произносили свои реплики, делали свое дело и исчезали. Джавдет отличался от них – он влезал в сюжет целых два раза, но Гарри все равно не ожидал, что второстепенный персонаж способен выбиться на первые роли.

Конечно, глупо думать о своей жизни, как о приключенческом романе, но… Порой Гарри чувствовал себя героем какой-то книги и просто физически слышал шелест переворачиваемых страниц. В такие минуты ему дико хотелось придушить автора. При условии, что автором окажется не Горлогориус, – душить своего бывшего учителя неэтично и небезопасно.

Горлогориус заявил, что Джавдет не тот, за кого себя выдает. Но кем этот неудачливый бедуин мог быть на самом деле?

Гарри попробовал рассуждать логически, но никаких плодов это не принесло. Джавдет поставил в тупик самого Горлогориуса, что говорило о многом. Переиграть могущественного волшебника, съевшего не одну собаку на заговорах и преуспевшего в плетении интриг, могла только неординарная личность. Таких в этой вселенной имелись считаные единицы.

Гарри попытался систематизировать известные данные и привести их к единому знаменателю.

Итак, предателем был могущественный волшебник, хорошо изучивший Горлогориуса, сумевший выдать себя за него и одурачить Реджи. Он имел точную информацию о ходе миссии по спасению мира. Он умудрился втереться в доверие Гарри чуть ли не с самого начала этой истории. Он был одержим идеей уничтожения вселенной – иначе зачем он умыкнул револьвер из-под самого носа Горлогориуса?

И это не Мэнни, потому что своего коллегу Горлогориус вычислил бы давным-давно. К тому же, если Мэнни не обладает способностью находиться в нескольких местах одновременно, он физически не может быть Джавдетом. Пока лжебедуин бил Гарри по голове и обманом выманивал револьвер у Реджи, Мэнни сидел в башне и препирался с Хруподианисом.

Но тогда…

Значит…

Страшная правда грузом кирпичей обрушилась на Гарри и выбила его из седла. Нелепо взмахнув руками, молодой волшебник опрокинулся назад и со всего маха впечатался в землю. По счастью, земля была влажной и немного смягчила удар.

Горлогориус и Реджи осадили своих коней.

– Молодежь, – буркнул Горлогориус. – Даже верхом ездить не умеют, а туда же… В спасатели мира лезут.

Если бы Гарри не сбил дыхание при падении, у него появилась бы прекрасная возможность задохнуться от возмущения. Он не лез в спасатели мира. Горлогориус сам пихал его туда изо всех сил.

– Извините, – наконец выдохнул Гарри. – Я задумался.

– О чем бы ты ни думал во время верховой езды, ты не должен выпускать из рук поводья, – сказал Горлогориус. – Кстати, этот совет подходит и к другим жизненным ситуациям – никогда не выпускай поводья из рук.

– Я больше не буду, – пообещал Гарри.

– Позволь полюбопытствовать, о чем же ты думал? – спросил Горлогориус.

– О Джавдете, – сказал Гарри. – Я знаю, кто он такой на самом деле.

– Кто? – спросил Горлогориус.

Гарри сказал.

– Не может быть, – дуэтом заявили волшебник и стрелок. – Он же умер!

– Впрочем, смерть – недостаточное основание, чтобы снять с него все подозрения, – продолжил Горлогориус соло. – Но каков же фрукт, а?!

Пришла пора рассмотреть еще один из почти физических законов, действующих в созданной Филом вселенной.

Закон о ключевых пространственных точках. Их еще называют перекрестками всех дорог, хотя речь о перекрестках идет только в метафорическом смысле. Иногда эти точки находятся вдали от всех дорог, прячутся в лесах, болотах или на горных вершинах.

Именно на этих метафорических перекрестках главные герои постоянно встречаются друг с другом и задают сакраментальный вопрос «А ты откуда тут взялся?».

Но фактически таким перекрестком может воспользоваться кто угодно.

Знающие об этом законе люди используют его для поиска потерянных друзей, членов семьи и просто парней, с которыми им хотелось бы поговорить. Некоторые даже умудряются извлекать из этого коммерческую выгоду, подрабатывая в качестве частных детективов по розыску домашних животных.

Перевод закона ключевых точек на сухой язык математических формул занимает около десяти страниц, и Горлогориус разрешил мне его опустить. На практике все гораздо проще.

Если вы найдете ключевую пространственную точку и проведете в ней определенное количество времени, то увидите всех людей, кого вы хотели бы увидеть, и множество таких, встречи с которыми желали бы избежать. Если же вы располагаете бесконечным запасом времени, то мимо вас пройдут все люди, населяющие этот мир.

Сами того не подозревая, Бозел и мастер Лю выбрали для чаепития одно из таких мест. Именно по этой причине к их компании присоединился Негоро, а потом и Илья Муромец. И именно поэтому к ним на всех порах спешил очередной персонаж.

– Это еще кто? – вопросил Илья Муромец, услышав приближающиеся шаги.

– Кого опять черти принесли? – выкрикнул в ночь Негоро.

– По отцу я – лев пустыни, выпью кровь своих врагов, сокрушу я все твердыни и избавлюсь от оков, – сообщил веселый голос из темноты. – А с кем я разговариваю?

– Долго перечислять, – буркнул Бозел.

– Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, – согласился Джавдет, величественной фигурой вырастая из тьмы. – Но в некоторых случаях лучше один раз пощупать, чем сто раз увидеть. Хотя это и не тот случай.

– Вы? – изумился мастер Лю.

– Опять ты? – простонал Бозел.

– Кто это? – удивились Илья Муромец и Негоро.

– Рад вас всех видеть, – сказал Джавдет. – Нет, вру. Я рад видеть только некоторых из вас. – Он внезапно ткнул пальцем в Муромца. – Тебя я вообще не знаю, так что тебе повезло – можешь быть свободен. А остальных попрошу остаться.

– Белое солнце пустыни напекло тебе голову? – вежливо поинтересовался Бозел. – С каких это пор вонючие кочевники указывают богатырям, что им делать?

– Узнаю детскую непосредственность драконов, – сказал Джавдет. – Мне кажется, она явилась одной из причин, благодаря которым ваш вид оказался на грани вымирания. Почему ты до сих пор жив, Бозел? Как ты справился с рыцарями и почему Непобедимый Воин, сидящий всего в двух метрах от тебя, так ничего тебе и не сделал? Открой секрет своего успеха, ящерка.

– Э… – сказал Бозел и заткнулся.

Джавдет невзначай коснулся больших револьверов с сандаловыми рукоятками, висевших на его поясе. Они словно придавали ему уверенности.

А может быть, дело было вовсе не в оружии. Может быть, наружу вырвалась истинная сущность человека, вынужденного много лет скрывать свое настоящее лицо.

64
{"b":"441","o":1}