ЛитМир - Электронная Библиотека

– Непонятки у нас какие-то нарисовались, – сказал Мэнни. – Вот я и хочу прояснить, непонятки ли это или нечто большее.

– Излагай, – сказал Мерлин. – Посмотрим, что там куда. Какая тема?

– Есть реальный дракон с погонялом Бозел, – начал Мэнни.

– Оставь высокий слог, прошу, – сказал Мерлин. – К чему нам эти церемонии?

– Этот дракон на протяжении долгих лет оказывал магическому сообществу услуги по хранению зачарованного меча, – сказал Мэнни, отбросив церемониальный язык. – А не так давно, по просьбе нашего сообщества, он пустил меч в дело, и мы оказались перед этим драконом в большом долгу.

– И что? – спросил Мерлин.

– А то, что рыцари Круглого стола, к коим ты имеешь непосредственное отношение, предприняли несколько попыток его физической ликвидации.

– Рыцари Круглого стола в магическое сообщество не входят, – сказал Мерлин. – Следовательно, у них никакого долга перед драконом быть не может.

– Но в магическое сообщество входишь ты, – сказал Мэнни. – Так что мог бы и попридержать своих архаровцев.

– Долги общества – это, вне всякого сомнения, хорошо, – сказал Мерлин. – Но бизнес есть бизнес. Ничего личного.

– То есть ты признаешь, что за этими покушениями стоишь именно ты? – уточнил Мэнни.

– Предъяву мне кидаешь? – насторожился Мерлин.

– Сам говорил, оставим высокий слог, – сказал Мэнни. – И я тебе не предъяву кидаю, а выясняю некоторые подробности. Так посылал ты своих архаровцев против Бозела или нет?

– Посылал, – сказал Мерлин. – У меня концессия на истребление драконов, если ты помнишь. Так что я в своем праве.

– Твоего права никто не оспаривает, – сказал Мэнни. – Однако твое поведение неэтично. Как представитель гильдии магов…

– Мне тысяча четыреста сорок пять лет, – сказал Мерлин. – Что я видел от гильдии магов за все эти годы? Ничего. Гильдия только берет, берет и берет, и ничего не дает взамен. Чихать я хотел на ваших старых пер… ворчунов. Долги гильдии – не мои долги.

– Опасная постановка вопроса, – сказал Мэнни. – Нельзя жить в обществе и быть свободным от общества. Высказывая такие идеи, ты настроишь против себя весь коллектив.

– Чихать я хотел и на ваш коллектив.

– Чихай, – согласился Мэнни. – Чихай на здоровье. Мы – люди негордые, мы утремся. А вот, если мы на тебя чихнем, тебя по стенке размажет.

– А вот и не размажет!

– Размажет, – уверенно заявил Мэнни.

– Чего-то мы не в ту сторону заехали, – сбавил обороты Мерлин.

Как вы уже успели заметить, волшебники ладят между собой примерно так же, как воспитанники детского сада, не поделившие игрушки в песочнице, поэтому последнюю фразу Мерлина стоит расценивать как проявление немереной мудрости.

– Давай начнем сначала, – согласился Мэнни. Логическим окончанием предыдущей части разговора волшебников была магическая дуэль, а драться с Мерлином на его территории Мэнни не хотелось.

Он только порадовался, что пошел на эту встречу вместо Горлогориуса. Тот уж точно не упустил бы шанса помахать волшебным посохом.

Мерлин набулькал в бокалы на два пальца коньяку и провозгласил тост «За взаимопонимание!». Вздрогнули, налили по третьей, чтобы настроиться на благодушный лад, выпили за мир во всем мире, после чего пришлось наколдовать еще одну бутылку.

Следующий тост «За отсутствующих здесь дам!» произнес Мэнни, и волшебники выпили стоя.

– Мы друг друга тысячу лет знаем, – сказал Мэнни. – И это не преувеличение.

– Т…точно, – сказал Мерлин. Он начал пить намного раньше, и его уже развезло. – Не пре… не преувели… короче, не это самое. Тысячу лет и ни неделей меньше.

– Я тебя всегда уважал, – сказал Мэнни. – Конечно, иногда я твои методы не одобряю, но дело ты свое знаешь крепко.

– Это да, – согласился Мерлин и сжал кулак. – Я их всех вот так держу. Вот этой самой рукой, понимаешь. И я тебя тоже уважаю, хоть имя твое мне не нравится.

– Чем это? – насторожился Мэнни. Вопрос с именем, которое он выбрал себе по всем канонам научной именологии, был для него больным.

– П… проехали, – сказал Мерлин. – Так чего ты от меня хотел?

– Чтобы ты от Бозела отвалил.

– А кто это такой? – удивился Мерлин.

– Дракон.

– Разве я к нему пристаю?

– Твои парнишки его вовсю прессуют, – сказал Мэнни. – Вторую неделю уже.

– Ах этот дракон, – вспомнил Мерлин. – Увы, ничем тебе помочь не могу.

– Почему?

– Потому что, – отрезал Мерлин. – Хорошие отношения хорошими отношениями, а работа есть работа.

– Кто тебе его заказал? – спросил Мэнни.

– Уважаемый человек, – сказал Мерлин. – И он очень настаивал, чтобы я не разглашал его имя ни при каких условиях. Я ему свое слово дал.

– Клятву нарушать я тебя не прошу, – сказал Мэнни. – А что этот уважаемый человек против дракона имеет?

– Клиент не обязан раскрывать мотивы своих действий, – сказал Мерлин. – Он платит, мы выполняем. Лишних вопросов не задаем.

Мэнни не поверил, что такой маститый волшебник, как Мерлин, мог действовать вслепую, но вида не подал.

– Это и неважно, – сказал Мерлин. – Уже без разницы, что мой клиент против Бозела имеет. Даже если ты его найдешь, в чем я сильно сомневаюсь, так как его имя я тебе все равно не назову, и убедишь клиента снять заказ, мы все равно не остановимся.

– Почему? – удивился Мэнни.

– Потому что этот твой Бозел шестерых моих рыцарей уконтрапупил, – пояснил Мерлин. – Уж не знаю, как ему удалось, но… Понимаешь, друг, я не могу позволить какому-то дракону убивать моих парней. Такое поведение драконов бросает тень на мой бизнес, и если я закрою на него глаза, то могу потерять лицо. А терять лицо я не могу. Это очень вредно для бизнеса, сам понимаешь.

– Ты не остановишься ни при каких условиях?

– Ты меня правильно понял, – сказал Мерлин. Как только речь зашла о его деловых интересах, он чудесным образом[4] протрезвел.

– Даже если я тебя попрошу?

– Лучше не проси, – помрачнел Мерлин. – Я не люблю отказывать старым знакомым. Дракон убил шестерых моих рыцарей…

– Простите, – подал голос щуплый человечек, мгновение назад вошедший в пиршественный зал. – Мне казалось, что это мои рыцари.

Прищурившись, Мэнни разглядел на голове человечка скромных размеров корону. А на поясе человечка висел нескромных размеров меч.

– Отвали, Артурчик, – сказал Мерлин. – Не до тебя сейчас. Видишь же, серьезные люди тему трут.

– Ты сидишь за моим столом, – неуверенно сказал король Артур. – И это мой пиршественный зал. И мой замок. И вообще… Что-то ты мне в последнее время хамить начал, Мерлин. Между прочим, это ты мой придворный чародей, а не я твой придворный король.

– Простите, ваше величество, – сменил тон Мерлин. – Просто мы тут кое-какие чародейские вопросы обсуждали…

– Насколько я слышал, один из этих вопросов касается моих рыцарей, – сказал король Артур, сделав упор на слове «моих». – Я хотел бы узнать об этом поподробнее.

– Пустяки, ваше величество, – сказал Мерлин. Отказаться давать объяснение королю, при дворе которого он состоял в должности чародея, Мерлин не мог, однако постарался свести рассказ к минимуму. – Небольшие проблемы с одним драконом.

– Потери были?

– Незначительные, ваше величество.

– Сколько?

– На данный момент шестеро.

– Так, – тихо сказал король Артур. В его негромком голосе, почти шепоте, проскальзывали опасные нотки. – Шестеро моих рыцарей погибли, и ты называешь это незначительными потерями?

– Ну… это были не самые лучшие наши рыцари…

– Значит, пошлем лучших, – решил король Артур. – Ланселота пошлем. Что за дракон и где его можно найти?

– Может, не стоит? – поинтересовался Мэнни. – Мы тут как раз с камрадом Мерлином на эту тему разговаривали… Типа, может быть, стоит проявить милосердие…

– Никакого милосердия, – отрезал король Артур. – Любой, кто посягает на жизнь моих рыцарей, будь то человек, дракон или кто-либо еще, должен быть наказан.

вернуться

4

А каким же еще? Все-таки Мерлин был волшебником. – Примеч. авт.

7
{"b":"441","o":1}