ЛитМир - Электронная Библиотека

– Полагаю, бессмысленно предлагать ограничиться штрафом, – сказал Мэнни.

– Совершенно бессмысленно, – сказал король Артур. – У вас есть еще какие-то дела в моем замке?

– Нет, – сказал Мэнни.

– Тогда я попросил бы вас удалиться, – сказал король Артур. – Нам с ребятами необходимо спланировать один военный поход.

ГЛАВА 3

Элементарно, Ватсон.

Один очень известный сыщик

– Как я уже говорил, оперативная обстановка крайне осложнилась, – сказал Горлогориус. – Небесная твердь, как я тоже уже говорил, местами обрушилась на землю, но это только цветочки. Ягодки, как говорится, еще впереди, и когда они, эти ягодки, созреют, то сегодняшние цветочки покажутся вам просто лютиками. Я понятно излагаю?

Прошло около минуты.

– Да, – сказал Гарри. – Вы излагаете понятно. Только туманно.

– Времени до освобождения Большого Бо остается все меньше и меньше, – сказал Горлогориус. – Ткань между нашим миром и измерением, в котором он заперт, становится тоньше с каждой минутой и своей толщиной уже напоминает паутину. Вам понятно, чем это грозит в самом недалеком будущем?

– Паутина порвется, – сказал Гарри.

– Молодец, – одобрил Горлогориус. – Схватываешь на лету. Сразу видно, что ты мой ученик. Как вы оба знаете, мы предприняли определенные усилия, чтобы справиться с последствиями появления Большого Бо в нашем мире. Ключевым условием является обладание всеми артефактами, отпирающими двери в измерение Большого Бо.

– Да, – сказал Гарри. – Мы помним.

– Совместными усилиями, вашими и ваших конкурентов, к настоящему моменту удалось добыть четыре ключа, – сказал Горлогориус. – К сожалению, на этом дело и остановилось. Мы не только не знаем, где спрятаны остальные ключи, но даже не смогли рассчитать, сколько их всего. А в нашем, с позволения сказать, цейтноте подобное незнание может быть чревато очень неприятными последствиями.

– Согласен, – кивнул Гарри. – Но мы тут ни при чем, не так ли? Мы делали все, что могли, из кожи вон лезли…

– Вас я пока не обвиняю, – сказал Горлогориус. – Вы добыли два ключа, еще два заполучили наши конкуренты. Но для спасения мира этого явно недостаточно.

– Э… – сказал Гарри.

– Я просто хочу, чтобы вы двое осознали серьезность текущей ситуации, – сказал Горлогориус.

– Мы уже давно все осознали, – сказал Гарри. – Делать-то чего?

– Не мешай своему учителю нагнетать драматичность момента, – сказал Джек.

– Вот именно, – недовольно буркнул Горлогориус. – В данный момент мы испытываем дефицит информации. Если в ближайшее время мы его не восполним…

– Насколько я понимаю, вы уже придумали, как устранить этот самый дефицит, – сказал Джек. – А так как время дорого, пора бы вам перейти к сути вопроса.

Несмотря на пиво и стрельбу по бутылкам, Джека немного раздражало бездействие нескольких последних дней, и словоблудие Горлогориуса выводило из себя обычно невозмутимого служителя револьвера.

– Существует способ получить ответы на все интересующие нас вопросы, – сказал Горлогориус. – Из абсолютно надежного источника. Так сказать, из первых рук.

– Не понял, – сказал Гарри. – Что вы имеете в виду, говоря о первых руках?

– То и имею, – сказал Горлогориус.

– Но ведь… – Гарри задохнулся от ужасающей дерзости замысла Горлогориуса. – Разве такое возможно?

– Вполне возможно, – сказал Горлогориус. – Мы начнем ритуал сегодня в полночь.

– Почему именно в полночь? – спросил Джек, глянув на левое запястье. – Зачем терять шесть с половиной часов?

– Во-первых, такие дела всегда делаются в полночь, – сказал Горлогориус. – А во-вторых, нам еще одного товарища подождать надо.

Обосновавшись в башне Гарри, Горлогориус оккупировал лабораторию молодого волшебника и потребовал, чтобы никто не мешал ему думать. Поэтому сразу по окончании вышеописанной невнятной беседы главные исполнители его замыслов снова отправились на улицу и устроились в тени, на этот раз уже без пива. Хотя у них в запасе оставалось шесть с половиной часов, которые надо было чем-то занять, но… Отрезвительное заклинание Гарри оказалось уж слишком неприятным для повторного использования в один и тот же день.

– Горлогориус меня нервирует, – признался Гарри, закуривая сигарету. – Он и раньше пугал меня до чертиков, но в последнее время прямо-таки нагоняет на меня ужас.

– Я заметил, – сказал стрелок. – Но что именно тебя так взволновало? Подумаешь, нашел он какой-то новый источник информации…

– Ты так ничего и не понял? – удивился Гарри.

– А что я должен был понять? – спросил Джек.

– Он говорил о первых руках! – воскликнул молодой волшебник.

– И что?

– Неужели ты не понимаешь? Или ты забыл, что Большой Бо появился одновременно с сотворением нашего мира и является не чем иным, как похмельем самого творца, – сказал Гарри. – Как, по-твоему, сколько человек может знать об этом так много, чтобы полученную от них информацию называли сведениями из первых рук?

– Подожди-ка, – сказал стрелок. – Не хочешь ли ты сказать, что эти пресловутые первые руки…

– Это самые первые руки, – подтвердил Гарри. – Самые-самые первые. Те, которые создали наш мир. Горлогориус собирается допросить создателя.

– Как это возможно? Это же… – в свою очередь ужаснулся стрелок. Служителей ордена Святого Роланда трудно чем-либо удивить, и за все время их знакомства Гарри чуть ли не впервые увидел, как знаменитая невозмутимость стрелка дала брешь. – Это ведь уже не магия, черт побери. Это религия, а религия – штука опасная…

– Я не знаю, как такое возможно, – сказал Гарри. – Но Горлогориус собирается сделать именно это.

– Разве можно беспокоить создателя?

– Э… я не знаю, – сказал Гарри. – Может быть, небольшая лекция поспособствует твоему пониманию…

Он щелкнул пальцами, и перед стрелком возникло голографическое изображение Горлогориуса из второй книги.

– Речь сейчас идет о творце, а не о Творце, и о вселенной, а не о Вселенной, – начал вещать прозрачный Горлогориус. – Наша вселенная, в отличие от Вселенной, созданной Творцом, небезгранична, хотя и очень велика. Изначальный Творец создал Вселенную из ничего, потом появились творцы рангом пониже и творили свои вселенные из имеющегося под рукой материала. Я приведу пример, который подойдет для твоего ограниченного ума. Вселенная – это планета, а вселенные – это города на ней. Наша вселенная – один такой город. Или можно взять виноград. Изначальная Вселенная – это ветка, а наша вселенная – одна из гроздей, которые висят на этой ветке, и каждая виноградинка этой грозди является миром…

– Даже если это творец с маленькой буквы, он все равно является могущественной силой, – сказал Джек, не подозревая, что почти слово в слово повторяет возражения Мэнни, высказанные Горлогориусу не столь давно. – А заигрывание с такими силами может быть опасно. Очень опасно.

– Поход за продуктами в соседнюю лавочку тоже может быть опасен, – сказал Гарри. Поделившись своим ужасом со стрелком, он немного воспрянул духом. Что делать, когда вам страшно? Попробуйте напугать другого еще сильнее. – Мне хочется верить – Горлогориус знает, что делает.

– Мне хочется верить, ты знаешь, что делаешь, – сказал Мэнни, появляясь в лаборатории Гарри. Горлогориус сидел в кресле своего бывшего ученика и гонял подопытных мышей миниатюрными молниями.

– В данный момент? – уточнил Горлогориус.

– В целом, – сказал Мэнни.

– Ты видел Мерлина? – элегантно ушел от ответа Горлогориус.

– Мерлин темнит, – сказал Мэнни. – Мне не удалось отговорить его от попыток гробануть Бозела. Более того, в расклад сил вмешался сам король Артур, который взял ситуацию под личный контроль.

– Он пошлет Ланселота?

– Скорее всего. И еще тройку-другую вместе с ним. Рыцари Круглого стола очень не любят, когда кто-то убивает их коллег.

8
{"b":"441","o":1}