ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Варакин Александр

Деньги из воздуха

Варакин Александр

Деньги из воздуха

Рассказ

Шеф был очень недоволен. Петров это заметил сразу.

- Или вот ты, Петров, - сказал Георгий Иванович, едва Петров замаячил на пороге.

- А чего я-то? - испугался Петров.

- Наше время диктует: делай деньги. Делай деньги каждую секунду. Не успел - пропал. А ты делаешь деньги?

- Я работаю, - пожал плечами Петров. - От получки до получки.

- Вот я и говорю, - кивнул шеф на телефон, видимо, еще не отойдя от какого-то стороннего разговора. - Никакой коммерческой жилки. Вот ты можешь из ничего сделать... ну, тысячу рублей?

- Как это - из ничего? - удивился Петров, а про себя подумал: "Пропить тысячу - это мы запросто. А вот добыть - это проблема..." - Из ничего, Георгий Иванович, оно и получится ничего. Еще Ломоносов говаривал.

- Ладно. С тобой понятно. Поэтому я президент фирмы, а ты, в твои-то сорок лет, простой курьер. На разовых поручениях.

- Если бы я в свое время... Короче, если б не алкоголь... Я ведь большим начальником мог бы... - осмелился предположить Петров.

А душа горела! И занять - даже занять! - не у кого.

- Нача-альником! Все начальники, Петров, остались в прошлом. Теперь только деловые люди. Все у тебя иллюзии... Старорежимный ты человек.

- При тех-то все понятно было. И зарплата вовремя. Можно было заначку на целый месяц рассчитать. А если грузчиком подработать...

- Ох, цивилизация! - вздохнул шеф. - Можно подумать, я тебе плачу не вовремя.

- Нет-нет, Георгий Иванович! - спохватился Петров, что сболтнул лишнего. - Это вовремя. Спасибо. Я вот к ценам никак не привыкну.

- Ну, ладно. Потехе, как говорится, час. Ты сделай вот что...

- Слушаюсь, Георгий Иванович!

- Да погоди. Вот тебе... - шеф полез в бумажник и достал сто рублей одной бумажкой. - Вот тебе сотня. А вот чемодан, - кивнул он на стоящий в углу сундучище с металлическими уголками и потертой фиброй.

- Ага! - с готовностью принял Петров денежку. - Купить чего?

- Без тебя купят! Деньги на такси. Пятьдесят туда, пятьдесят обратно.

- На вокзал?

- Да не перебивай ты! Фирму "Диана плюс" знаешь?

- Возле моего дома. Конечно, знаю.

- Спросишь Токмакова. Передашь ему чемодан. Дождешься, когда вернет, и привезешь сюда. Мигом на такси обратно!

- А что там, в чемодане? - поинтересовался Петров. - Если бомба...

- Коленвал, дурак! Расточить срочно!

* * *

Пока Петров тащил чемодан с третьего этажа на первый, он уже проклял все на свете. Негабаритный сундук, в котором лежал еще менее габаритный коленчатый вал, уже "достал" Петрова, - а ведь он пока и контору не покинул! Вот как они, шефы эти, на людском здоровье деньги-то делают. Хоть бы на бутылку подкинул! "Пятьдесят туда, пятьдесят обратно"... А горло промочить - это жди зарплаты.

"Жадный, жадный-то до чего! - подумал Петров. - Не из воздуха, а из моих кровей деньги он делает".

У столика Генки-охранника остановился передохнуть. И остолбенел: в окно Петров увидел, как во двор, где в глубине стояло здание их фирмы, входят двое - Бисквит и Вава. Оба сидевшие - один за кражи, другой - за грабежи. По их постным лицам было видно, что дружки что-то замышляют. Приостановившись, посовещались... И Бисквит ушел в арку, а Вава остался дежурить у гаража-ракушки.

Пока смутно, но в голове Петрова зашевелилась мысль. Мгновенье - и она оформилась! Петров повеселел.

- Видел, Ген, какие тяжести таскать заставляют? - сказал он охраннику.

- Это уж точно: гляди, не надорвись.

- Бог даст, прорвемся, - пообещал Петров и, толкнув дверь, вывалился наружу.

Пыхтя, поставил чемодан на крыльцо, отдышался, повернувшись к Ваве спиной... Да, если тащить до такси, надо еще метров двести пыхтеть.

- Чего говоришь, Ген? - вскричал Петров и вошел обратно в офис. - Чего ты сказал-то? - уставился доверчиво.

- Я сказал? - удивился Генка. - Я молчал.

- Ну, значит, пригрезилось. Знаешь, Ген, мне последнее время все что-то грезится. Старость, наверно, близко... То будто голоса какие-то знакомые слышу. А то... хор имени Пятницкого: "Степь да степь кругом!.. Путь далек лежит!.." - спел Петров охраннику.

Генка при этом вел себя довольно странно: то на Петрова взглянет, то в окно. То в окно, то на Петрова.

- Хватит петь-то! - не переставая удивляться, остановил он певца. Пока ты тут... хор имени Пятницкого изображаешь, чемоданчик-то твой тю-тю! Свистнули!

- Батюшки! - бросился Петров к окну. - Воры?!.

- Ну! - обрадовался Генка, что до Петрова быстро дошло. - Лови теперь!

- Гена! Кореш! Только шефу ничего не говори! - плаксиво простонал Петров и выскочил за дверь.

* * *

Выйдя из арки в переулок, он успел заметить, как Вава и Бисквит, еле перебирая воровскими ногами, но не выпуская из рук добычу, завернули за угол.

Петров медленно пошел по переулку к углу. Даже, кажется, насвистывал что-то. Когда же дошел до угла и повернул на улицу, он увидел только спину Вавы, садившегося на заднее сиденье пойманного "жигуля". Чемодан с коленвалом внутри лежал на верхнем багажнике, уже пристегнутый к нему ремнями: заботливый водитель попался.

Еще через секунду "жигуль" тронулся, и Петров, развернувшись, пошел к метро.

...Как он и ожидал, Бисквит с Вавой подъехали минут через двадцать: по Москве на дорогах жуткие пробки, а в метро перекрестков нет.

Бисквит расплатился с водителем, а Вава пыжился достать с багажника ценный груз. У него ничего не получалось.

Наконец, обойдя машину, Бисквит ухватился за чемодан с другой стороны, и только вдвоем они его сняли и поставили на землю. Интересно, что, им казалось, в нем лежит?.. "Жигуль" - и тот облегченно вздохнул, когда с него сняли этакую тяжесть. Вздохнул, пыхнул синим дымком и уехал.

Пора.

Петров вышел из подъезда.

- О! Бисквит! Ты еще на свободе? Сколько лет, сколько зим!..

- Вали-вали! Вчера видались.

- Почему вали? Мне на фирму надо.

Вава, там, во дворе, Петрова не узнавший, теперь, видимо стал прозревать и даже догадываться, что сейчас произойдет небольшая разборочка. Он как-то засуетился, озираясь, куда бы при случае нырнуть.

- Что, не ожидал? - спросил его Петров. - Это тебе не в троллейбусе по карманам тырить. Наша служба, Вава, и опасна, и трудна. Ну-ка, дружок, разворачивайся - и во-он туда, за уголочек, к фирме "Диана плюс". Давай-давай-давай! Быстро!

Вынув из кармана пачку "Примы", Петров достал сигарету, засунул ее в рот, прикурил... А Вава, будто нашкодивший пес, покорно развернулся и, сгибаясь под немыслимой для воровского здоровья тяжестью, засеменил на неверных ногах к фирме "Диана плюс".

- Э! Э! - очнулся Бисквит. - Петюня, эт-то еще что за штучки?

Вава успел проделать половину пути, и Бисквит, получается, кричал уже в спину Петрову.

Будто не обращая внимания, Петров поднес к губам пачку "Примы" и внятно сказал:

- Первый! Первый! Я Четвертый! Оба у меня на крючке. Направляемся к фирме "Диана плюс". Жду дальнейших указаний. Как слышно? Прием...

- Ах, ты, мент поганый! - взревел наконец Бисквит и тяжелыми шагами настиг Петрова. - На! - врезал он Петрову "крюка".

Петров упал и почувствовал, как крепко звенит кость вокруг левого глаза. Значит, будет след. Это уже хорошо. Приподнявшись, он получил еще и резкий удар по губе. Тепленькая солоноватость возникла во рту.

- Бросай, дура! - крикнул Бисквит Ваве.

Вава, зачем-то донеся и аккуратненько поставив чемодан на крыльцо "Дианы плюс", помчался налегке за смывающимся Бисквитом.

Отряхнувшись, Петров подошел к двери фирмы и, облизывая языком губу, позвонил в электронный звоночек.

- Чего надо? - спросили у него по связи.

- Токмакова мне, - сказал Петров. - Срочно.

1
{"b":"44104","o":1}