ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Варденбург Дарья

Семья

Дарья ВАРДЕНБУРГ

Семья

Хрусть. Хрусть. Хрусть.

Это мой дед качается на стуле.

Хрусть.

Дед набит вредными привычками, как Винни-Пух - опилками, и одна из них - раскачивание на стульях. Сегодняшний стул ветхий и непрочный, вот-вот у него подломятся ножки.

Хрусть.

Тогда дед упадет на пол. Если я успею досчитать до тридцати, прежде чем он упадет, мне кто-нибудь позвонит.

Хрусть.

Только не директриса и не начальник охраны.

Хрусть.

Пусть позвонит кто-нибудь хороший.

Дед замечает, что я на него смотрю, и поднимает голову.

Раз.

- Как сметана? - спрашивает он.

Четыре.

- Какая сметана? - говорю я.

Пять.

- Которую я купил. В круглой коробочке.

Девять.

- Не знаю, не пробовала.

Одиннадцать.

Дед опускает голову.

Хрусть. Тринадцать.

- А та сметана? - снова спрашивает дед.

Шестнадцать.

- Какая сметана?

Семнадцать. Хрусть.

- Которая была до этого.

Двадцать. Хрусть.

- Не знаю.

Двадцать один. Хрусть.

- Она была в такой же круглой коробочке.

Сегодня дед настойчив. Двадцать четыре. Хрусть.

- Не помню.

Двадцать шесть.

- Но по-моему - не очень.

Дед удовлетворенно кивает и закрывает глаза. Двадцать девять. Хрусть.

Тридцать. Хрясь! Бух! Кряк!

Я протягиваю деду руку, чтобы помочь подняться, но в это время верещит телефон. Я хватаю трубку.

- Начальник охраны вас беспокоит.

Это нечестно! Я ведь просила: ни начальника охраны, ни директрисы. Но, может, это какой-нибудь другой начальник охраны, получше?

- Почему опять хулиганите?

Нет, это тот самый.

- Это не я. Я уже объясняла - это мой дед. Он старый, больной человек, не понимает, что делает.

- Перестаньте наговаривать на старика. Телефонистка подтвердила, что голос был: а - молодой, бэ - женский. Следовательно, ложный вызов сделали вы.

- А я вам говорю, что не я. Дед работал на эстраде, пародировал голоса. Он и ваш может...

- Завтра в девять утра ко мне. Проведу с вами воспитательную работу, заодно заплатите штраф. Отбой.

Что-то надо разломать. Можно кофемолку, она все равно не работает. Пока я ломаю кофемолку, дед на полу поет. Выкидываю кофемолку в мусорное ведро и беру деда за руку. Он выдыхается, дает взвалить себя на спину и отнести в кровать. Я пытаюсь уложить его, но он крепко держит меня за плечи. У него мокрые щеки. Он шепчет:

- Прости меня.

Я осторожно давлю ладонями ему на грудь, чтобы он наконец лег. Он поддается. Я кладу рядом с ним на подушку полысевшего плюшевого Винни-Пуха, тушу свет и закрываю дверь. Спокойной ночи, родные.

1
{"b":"44127","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
На грани возможностей
Тень ушедшего
Самый лучший подарок
Любовница снежного лорда
Капитал. Полная квинтэссенция 3-х томов
INSTA фэйл
Ожидание чуда. Рождественские рассказы русских классиков
Стремительный соблазн
Противостояние