ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Собираемся скоренько и шлепаем на дело. Будем брать хату. Всё под прицелом, Антон пасет выход, Ольга уже в машине. Наводка ее, кстати. Ты, небрежно кивнул Витьку, - идешь с нами, ствол получишь... - И выжидательно замолчал, ковыряя ногтем заусенец на пальце.

Витек также молчал, понимая, что, начни он сейчас противоречить, ссылаясь на былые благостные договоренности, дело может обернуться самыми плачевными для него выводами.

Вчерашние слова Крученого о недоверии новому водиле, а также его, Витька, вероятное, хотя и недоказанное соучастие в побеге Надежды, скорее всего, вынудили бандитов привлечь новичка к тем акциям, после которых о роли стороннего свидетеля ему уже не следовало и мечтать.

- Ну, что молчим? - задал вопрос Чума, не поднимая глаз на собеседника. - Или думаешь, покручусь, должок отобью и - в сторону? Ошибочка, Витя! От нас не уйдешь, ты не в аптеке работаешь.

- Я отвечу, - твердым голосом начал Витек. - На воровское дело батраков не берут, так понимаю. И значит, коли подписываюсь, то должен быть в честной доле. Чтоб знать, за что грустить в неволе...

- Ты мне чего, условия ставить будешь? - откинувшись на спинку стула, надменно молвил Чума.

- Ладно, Чума, хорош разводить парня, - неожиданно подал голос Весло. Коли уж он с нами канат тянуть ухватился, другой конец не отвязывай! Мне лично Витюха по душе.

Чума удивленно поиграл бровями. Сказал:

- Ишь как спелись... Кто бы знал! Ну да ладно. - Строго взглянул на Витька. - Коли Весло по такому течению погреб, я сворачиваю паруса. Но ты, Весло, и в ответе за него будешь... - Вытащив из-за пояса два пистолета, положил их на стол - потертый "Макаров" с треснутой щечкой рукоятки и знакомый элегантный маузер-мелкашку.

Корявая лапа Весла накрыла милый сердцу Витька пистолетик. Пришлось довольствоваться расхожим армейским оружием.

- Ну, полетели! - Чума сладко потянулся. - Расклад такой. меняем номера и едем к хате. Ольга, как всегда, звонит в дверь. Лох один... Ее узнает, откроет. Тут чисто психологически... У фрайера женушка, он Ольгу с тротуара свинтил, попользовался, а теперь нате - явилась... Вопрос: зачем? Забыла что? Колечко, к примеру, потерялось... А вдруг претензия какая? Или блажь? Вдруг пришлепает вновь, когда супружница в доме?.. Тут Крученый все точняком прикинул... Мы с тобой, - подмигнул Веслу, - за Ольгиной попкой хоронимся. Как обычно. Влетаем - и понеслось. Антоша и Витюха - следом. Прессуем фрайера, начинаем шмон. Ольга с рацией отваливает на "атас". Такая азбука.

Витек хотел задать вопрос о возможности крайне нежелательной для него "мокрухи", но прикусил язык... В любом случае отступать некуда. Добиться от лживого насквозь Чумы правды о его истинных замыслах не смог бы и дьявол, а попытка торга означала бы потерю лица... И, соответственно, головы.

Расчет Крученого оказался точен: увидев в дверном "глазке" безобидную девчонку, с которой он провел незабвенное времечко, хозяин квартиры отодвинул задвижку замка, и в следующую секунду банда ворвалась в коридор.

Чума привычно, без промаха ударил жертву кулаком в кончик носа; это был его любимый прием: кровь, невольные слезы, растерянность и ослепленность...

Не теряя зря времени, Весло коротко и пружинисто толкнул незадачливого кавалера ладонями в грудь, отчего тот, потеряв равновесие, отлетел к стене и рухнул на пол.

- А теперь - тихо! - зловеще произнес Чума, уперев ствол пистолета ему в лоб. Коротко обернувшись на входящих в квартиру Витька и Антона, распорядился: - Оба, шмон по сусекам, один - на рации... - Затем, вновь обратившись к поверженному молодому, симпатичному крепышу лет тридцати, до недавних пор лучившемуся уверенностью и благополучием, с угрозой продолжил: - Значит, так. Буду задавать вопросы. Один неверный ответ - и пуля у тебя в башке, обещаю твердо. Вопрос первый: где бабки?

- Спокойно, ребята, все понимаю... - утерев ладонью кровь с подбородка и с досадой на ладонь посмотрев, отозвался хозяин. - Деньги и драгоценности в сейфе, сейчас открою, бить не надо, все отдам... - Держась неверной рукой за край антикварного, в искусной резьбе комода, приподнялся, подошел, покачнувшись, к сейфу, вмонтированному в стену над письменным столом. Растерянно чертыхнувшись, произнес: - Ключ в столе... - И потянулся открыть ящик, но был остановлен бдительным выкриком Чумы:

- Я сам! Не дергаться, гнида!

Хозяин квартиры послушно замер на месте.

Чума выдернул на пол ящик стола, рассыпавшегося разной всячиной: бумаги, скрепки, компьютерные дискеты, зажигалки, авторучки, ключи...

- Который? - указав глазами на ключи, спросил Чума.

- Этот... - хозяин показал на плоский, с хитрыми, извилистыми бородками.

Чума механически наклонился, поднимая указанный предмет.

Витек и Весло, зазевавшиеся на украшавшую стену коллекцию старинных мечей, даже не заметили, как покорная до сей поры жертва вдруг молниеносно и жестко ударила наклонившегося Чуму умело вывернутой стопой в лоб.

Чума отлетел под ноги подельников, мгновенно, впрочем, поднялся, однако коварный хозяин времени зря не терял: сунув руку за боковую стенку стола, извлек спрятанный за ней никелированный "ТТ", незамедлительно грохнувший оглушительными выстрелами...

Дернулся, потерянно схватившись за грудь, Весло; завыл Чума - ему пуля угодила в руку; почувствовав, как упруго обожгло висок, Витек в следующее мгновение, пригнувшись, выскользнул в прихожую.

Далее все происходило как в тумане...

Едва не сбив с ног выскочившего из соседней комнаты Антона, они скопом выбежали из квартиры; понеслись под ногами ступеньки лестницы, ведущей к выходу из подъезда, где прохаживалась, блаженно щурясь под солнышком и чаруя прохожих стройными, загорелыми ножками, едва прикрытыми легким платьицем, стоявшая на "атасе" Ольга.

Не сговариваясь, попрыгали в машины. Антон и его ничего не понимающая сестрица уехали на своей; Витек, Чума и Весло покатили куда глаза глядят.

Витек косился на сидевшего рядом Весло, чье смуглое лицо на глазах приобретало мучнистый оттенок, а лоб покрылся крупными каплями пота.

Пуля прошила его грудь навылет, он терял кровь, уже обильно расползавшуюся на чехле сиденья, а поскуливавший на заднем сиденье Чума, обнажившись до пояса и свирепо разглядывая сине-багровые округлые раны входных и выходных отверстий на бицепсе левой руки, чувствовалось, обретал способность вновь принять на себя командование.

31
{"b":"44145","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Возлюби болезнь свою
Путеводная нить (сборник)
Тайна Зинаиды Серебряковой
Детекция скрываемой информации. Психофизиологический подход
Скорочтение. Как запоминать больше, читая в 8 раз быстрее
Резиденция феи
Я куплю тебе новую жизнь
Веер (сборник)
Лед