ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Проклятое ожерелье Марии-Антуанетты
В нежных объятьях
Найди время. Как фокусироваться на Главном
Настоящая любовь. Автобиография звезды
S-T-I-K-S. Трейсер
Руководство для девушек по охоте и рыбной ловле
Анатомия счастья
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Темная Башня
A
A

Многократно проверенные подручные Чума и Весло, омывшиеся кровью с макушек до пят, вышли из зон три месяца назад и чаяли поскорее встретиться с ним - своим давним неразменным паханом и учителем.

Следовало подумать и о вербовке молодой поросли - это его будущее, кормильцы, опора в старости. И он найдет этих молодых, покуда о нем, равно как и о загадочной воровской стезе, не ведающих. Найдет, выкормит, обучит, повяжет смертью и кровью, заставит верить безоглядно и трепетно... Сам это прошел.

А поверят ему эти недоросли - покуда еще сыренький, аморфный матерьяльчик - потому, что не отсиживаться он будет по теплым углам, пересчитывая доллары, полученные с рыночной шушеры, в то время как ребята шкурами рискуют и глотки режут, а сам, в первых рядах класс покажет, как пикой кроликов зажиревших с одного удара валить надо. Личным, как говорится, примером...

Правда, и Чума, и Весло, и другие балбесы думают, что из-за принципов каких он на рисковые дела ходит, поскольку авторитета ему не занимать, и чего бы не сидеть в берлоге, на теплом диване, в объятиях шлюх, раздавая указания и воровские суды учиняя под коньяк с лимончиком?

А, все не так! Есть сокровенное, тайное.

Без насилия ему - как без воды рыбе. А без крови - как наркоману без дурева: ломка идет...

И как описать всю сладость, обволакивающую сердце, тот упоительный дурман, когда на тебя выливаются чей-то ужас и смертная боль, покорность и уничижение...

Да что стоят все эти разбойные доллары и золотишко перед окрыленностью своим могуществом над дергающимся в судорогах, вое и хрипе до сей поры самонадеянным, изнеженным существом, думавшим, что мир принадлежит ему...

Нет, не ему, а Крученому. Вместе с человечками. И со всеми трудами их.

Собцова

Уже двадцать дней пачки американской валюты лежали в чреве стального шкафа, однако ни малейшей радости от их нахождения в своем служебном кабинете эксперт-криминалист Собцова не испытывала. Проклятый курс падал на глазах, грозя прямым убытком.

Начальница Зинаида тоже не находила себе места: УЭП каждодневно напоминал о возвращении денег с экспертизы, обменный пункт, где работала ее сестрица, закрылся, и ни о каком льготном обмене долларов на рубли думать уже не приходилось.

- Ну что, подруга? - нервно покуривая, говорила она поникшей Собцовой. - По-моему, пролетели мы со своей коммерцией... Подождем еще недельку, а потом надо делать возврат... Кстати, подумай, где перехватить недостачу...

- А ты?

- Да у меня один долг другим погоняет!

- Но ты же сама все придумала...

- Ага! А ты агнец невинный! - с внезапной злобой гаркнула Зинаида. Нашла крайнюю! Уж если так дело пошло, то за тобой эти денежки числятся!

- Ну ты и стерва! - Лицо Собцовой словно опалило огнем.

- Какая есть! Я справедливо рассуждаю: попали в дерьмо, вместе его и хлебать!

- Ага! А деньги я должна одалживать!

- И я пробовать буду!

- Знаю я эти пробы!

- Лучше бы мне с тобой не связываться!

- Это еще кому лучше!

Когда за разъяренной начальницей захлопнулась дверь, Людмила, присев на стульчик, аккуратно всплакнула, чувствуя себя обманутой и оскорбленной.

К кому идти за деньгами? Все ее знакомые абсолютно нищие люди. Знакомые мужа? Голытьба! Вот, кстати, братец его, житель сельского поселка под Владимиром, сегодня приезжает - опять расходы на водку и ужин... А братец, кстати, при деле: возит товар из Москвы в свой микрополис, приторговывает. Но ведь ни копейки не даст, жлоб! Ему бы только на дармовщинку прокатиться, а попроси чего - шиш!

Она перевела взгляд на шкаф. Там, за серой металлической стенкой, таилось целое состояние... А во втором шкафу - еще пятнадцать тысяч долларов, уже прошедших экспертизу. Да и у Зинки в сейфе около десяти тысяч плюс рубли...

Море денег вокруг! А она - словно в безводной пустыне... И между этим морем и ею - преграда, которая крепче любой сейфовой стали... И называется преграда - страх перед тюрьмой.

Придя домой, еще с порога она расслышала уверенный басок деревенского гостя и звон вилок о тарелки - братья ужинали на кухне.

Хмуро оглядев стоящую на столе литровую бутыль с водкой, она оттолкнула локтем полезшего целоваться к ней деверя Леху - загорелого светловолосого крепыша с простецким мужицким лицом. Обронила недовольно:

- Ты моего не спаивай, понял? Если тебе без водки не жизнь, то других по себе не равняй!

- У-у! - протянул Леха глумливо. - Тебя что, из ментовской в общество трезвости перевели? Экспертом по алкоголю? Тогда возьми внештатником. Работать буду как слон! - загоготал жизнерадостно.

Вяло отмахнувшись от наглого деверя, пронять которого было ей не под силу, Людмила прошла в комнату.

Сняла колготки, переоделась в домашний халат, продолжая размышлять о том, как покрыть недостачу, и вдруг замерла от внезапно пришедшей в голову мысли...

Леха! Этот бесшабашный негодяй, в отличие от своего квелого братца, всегда отличался авантюризмом и практической сметкой...

И тут же из-за двери раздался голос деверя:

- Люд, в натуре, ты чего кислая, как ревень? Щи из тебя впору варить! Давай к нам, дерни рюмашку, повеселеет...

Не без труда преодолев острый приступ неприязни к бесцеремонному родственничку, Людмила подсела к краю стола, пригубила рюмку. Спросила отчужденным тоном:

- Леха, денег не одолжишь?

- Х-хе! - Деверь усмешливо дернул щекой. - Вопрос не по адресу!

- Я так знала... - произнесла Людмила с многозначительным презрением в голосе.

- Ты, Люда, зря, - вступился за брата муж. - У человека беда...

- Засада просто! - бодро подтвердил Леха, заправляя в пасть шмат ветчины, предназначенной для семейных завтраков в течение будущей рабочей недели. - На тачке я по пьянке кокнулся. Тачку - в утиль, права отобрали. Теперь с корешем за товаром езжу, арендую телегу. Хотя чего езжу? - Леха недоуменно пожал широкими плечами. - Товар встал, в деревне нищета. Натуральным хозяйством народ пробавляется.

- А, ну теперь пей смело... - сделала вывод Людмила.

- Чего и вам желаю! - Леха налил очередную рюмку.

Поговорить с Лехой Людмиле удалось лишь утром, когда муж ушел на свой разоренный завод точить железяки для подвернувшейся ненароком халтурки. Посвящать супруга в свой план, возникший у нее накануне, ей не хотелось.

4
{"b":"44145","o":1}