ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ИЗ КНИГИ

"РОМАНСЫ БЕЗ СЛОВ"

ЗАБЫТЫЕ АРИЕТТЫ

x x x Le vent dans la plaine Suspend son haleine

Favart* Это - экстаз утомленности, Это - истома влюбленности, Это - дрожанье лесов, Ветра под ласкою млеющих, Это - меж веток сереющих Маленький хор голосов. Свежие, нежные трепеты! Шепоты, щебеты, лепеты! Кажется: травы в тиши Ропщут со стоном томительным, Или в потоке стремительном Глухо стучат голыши. Чьи же сердца утомленные Вылились в жалобы сонные? Это ведь наши с тобой? Это ведь мы с тобой, милая, Тихие речи, унылые Шепчем в равнине ночной?

x x x Я провижу в стрекочущем хоре Тонкий очерк старинных взываний И в глуби музыкальных сияний Бледной страсти грядущие зори! Дух и сердце, безумьем одеты, Превращаются в зренье двойное, Где мерцают в тумане и зное Всех, увы, старых лир ариетты! Умереть бы, как те отлетели Быстрых мигов истаявших звоны, Что колеблет Амур устрашенный! Умереть бы на этой качели! x x x Весь день льет слезы сердце, Как дождь на город льет. Куда от горя деться, Что мне проникло в сердце? О, нежный шум дождя По камням и по крышам! И, в сердце боль будя, О, песенка дождя! И слезы беспричинно В истомном сердце том. Измена? Нет помина! Томленье беспричинно. Но хуже нету мук, Раз нет любви и злобы, Не знать: откуда вдруг Так много в сердце мук. x x x Знайте, надо миру даровать прощенье, И судьба за это счастье нам присудит. Если жизнь пошлет нам грозные мгновенья, Что ж, поплачем вместе, так нам легче будет. Мы бы сочетали, родственны глубоко, С детской простотою кротость обещанья От мужей, от жен их отойти далеко В сладостном забвенье горестей изгнанья. Будем, как две девы, - быть детьми нам надо, Чтоб всему дивиться, малым восхищаться, И увязнуть в тенях непорочных сада, Даже и не зная, что грехи простятся. x x x Целует клавиши прелестная рука; И в сером сумраке, немного розоватом, Они блестят; напев, на крыльях мотылька (О, песня милая, любимая когда-то!), Плывет застенчиво, испуганно слегка. И все полно ее пьянящим ароматом, И вот я чувствую, как будто колыбель Баюкает мой дух, усталый и скорбящий. Что хочешь от меня, ты, песни нежный хмель" И ты, ее припев, неясный и манящий Ты, замирающий, как дальняя свирель, В окне, растворенном на сад вечерний, спящий? x x x Душе какие муки, муки Быть с нею, с нею быть в разлуке! Покоя нет в разлуке с ней, В разлуке с ней души моей. Далеко сердце от нее, О сердце нежное мое! Покоя нет в разлуке с ней, В разлуке с ней души моей! И сердце, сердце, что болит, Душе - возможно ль? - говорит, Возможно ль в муке без нее Изгнанье гордое мое? Душа в ответ: как знать! как знать! Что может это означать В изгнании, но подле жить, Расставшись с ней, все с нею быть. x x x По тоске безмерной, По равнине снежной, Что блестит неверно, Как песок прибрежный? Нет на тверди медной Ни мерцанья света, Месяц глянул где-то И исчез бесследно. Как сквозь дым летучий, На краю равнины Видятся вершины Бора, словно тучи. Нет на тверди медной Ни мерцанья света. Месяц глянул где-то И исчез бесследно. Чу! кричат вороны! Воет волк голодный, Здесь в степи холодной Властелин законный! По тоске безмерной, По равнине снежной, Что блестит неверно, Как песок прибрежный? x x x Деревьев тень в воде, под сумраком седым,

Расходится как дым. Тогда как в высоте, с действительных ветвей,

Рыдает соловей. И путник, заглянув к деревьям бледным, - там

Бледнеет странно сам, А утонувшие надежды и мечты

Рыдают с высоты. БЕЛЬГИЙСКИЕ ПЕЙЗАЖИ ВАЛЬКУР Склад черепичный; Штабели; тут Для пар отличный Готов приют. Хмель с виноградной Лозой вокруг; О, кров отрадный Вольных пьянчуг. Светлые трубки, Пиво, табак; Служанок юбки Дразнят гуляк. Вокзалы, скверы; Шоссе бегут... О, Агасферы, Как чудно тут! ШАРЛЕРУА Кобольды черной Идут травой. Ветер шальной Воет, упорный. Чем пахнет тут? Овес трепещет. Кустарник хлещет Всех, кто идут. Везде лачуги, Домов здесь нет; От домен - свет Рдяный в округе. Чем пахнет? А? Ревут вокзалы. Взор ищет, шалый: Где Шарлеруа? Но запах смрадный, Чем он разлит? Что там звенит, Как систр громадный? А! То завод Дышит устало. О, вопль металла, Рабочий пот! Кобольды черной Бредут тропой. Ветер шальной Воет, упорный. БРЮССЕЛЬ I ПРОСТАЯ ФРЕСКА Зеленовато-красны Холмы и склоны эти В вечернем полусвете Все контуры неясны Вот золото стремнины Все более багрится, На вазе без вершины Чуть слышно свищет птица Осенний день тускнеет, Мечты мои бессвязны, И грусть мою лелеет Напев однообразный II Вижу даль аллеи Небо. быть светлей Можно ль небесам? В тайный свой приют Нас кусты зовут, Знаешь, мило там Входит много бар Сам Ройе-Колар С ними рад дружить Под дворцовый кров Этих стариков Можно ль не почтить? Весь дворец был бел А теперь зардел, То заката кровь Все поля кругом Пусть найдет свой дом Наша там любовь BIRDS IN THE NIGHT* BIRDS IN THE NIGHT У вас, мой друг, терпенья нет нимало, То решено судьбою неизбежной. Так юны вы! всегда судьба вливала Беспечность, горький жребий в возраст нежный! Увы, и то меня не удивит, Что кроткой быть вам не пришла пора: Так юны вы, что сердце ваше спит, О вы, моя холодная сестра! В душе моей безгрешное прощенье, Не радость, нет, - покой души бесстрастен, Хоть в черный день я полон сожаленья, Что из-за вас глубоко я несчастен. Вы видите: не ошибался я, Когда в печали говорил порой: Блестят у вас глаза, очаг былой Моих надежд, измену затая. И клялись вы, что лживо это слово, Ваш взор горел, как пламя в новой силе, Когда в него ветвей подбросят снова. Люблю тебя! Вы тихо говорили.

АКВАРЕЛИ ЗЕЛЕНЬ Вот ранние плоды, вот веточки с цветами, И сердце вот мое, что бьется лишь для вас. Не рвите же его лилейными руками, Склоните на меня сиянье кротких глаз. Я прихожу, еще обрызганный росою, Что ветер утренний оледенил на лбу. Простите, что опять я предаюсь покою У ваших ног, в мечтах благодаря судьбу. Еще звенящую последним поцелуем, Я голову свою вам уроню на грудь. Пусть буря замолчит, которой я волнуем, А вы, закрыв глаза, позвольте мне уснуть! СПЛИН Алеют слишком эти розы, И эти хмели так черны. О дорогая, мне угрозы В твоих движениях видны. Прозрачность волн, и воздух сладкий, И слишком нежная лазурь. Мне страшно ждать за лаской краткой Разлуки и жестоких бурь. И остролист, как лоск эмали, И букса слишком яркий куст, И нивы беспредельной дали Все скучно, кроме ваших уст. УЛИЦЫ I

5
{"b":"44149","o":1}