ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но начало все же было положено. В октябре 1738 года по повелению Карла IV, короля обеих Сицилии, раскопки были продолжены: король хотел разыскать античные статуи для своей супруги. Взяв за отправной пункт все тот же использованный Эльбефом колодец, рабочие -- землекопы и солдаты, находившиеся под командованием Рокко Алькубиерри, -- натолкнулись на остатки бронзовых коней необычайной величины и какие- то статуи. За ними последовали обломки каменных плит, снова статуи. 11 декабря 1738 года все стало ясно: была найдена надпись, из которой явствовало, что некий Люций Анний Руф оказал денежную поддержку строительству "театра Геркуланума".

А в марте 1748 года Алькубиерри начал зондаж по соседству с Чивитой. И сразу напал на след. Двенадцать его каторжников (по королевскому повелению их использовали в качестве землекопов) работали довольно усердно и 1 апреля натолкнулись на какие-то руины. Как выяснилось позже, Алькубиерри попал в самый центр Помпеи, очутившись примерно в двухстах метрах от храма Августа...

7. Сейчас Помпеи в основном уже давно раскопаны. По расчищенным улицам мертвого города день-деньской бродят толпы туристов, с любопытством взирающих на древности. Это и в самом деле не лишено интереса: перенестись на двадцать с лишним веков назад, увидеть своими глазами римский город.

Все сохранилось неприкосновенным: и дома, и виллы, и храм Изиды, и фрески. Жизнь в городе замерла, и так и остались на своих местах посуда, утварь, мебель. В мастерских лежали брошенные впопыхах орудия и изделия, в канцеляриях -- таблички. В одной из таверн на столе остались деньги: прежде чем выскочить на улицу, их оставил кто-то из посетителей...

8. Помпеи давно уже стали именем нарицательным. Но очень немногие знают, что сравнительно недалеко от Помпеи и Геркуланума, всего лишь в каких-нибудь двадцати километрах, находятся еще одни "Помпеи", на сей раз захороненные на морском дне.

9. Городок Бая, что располагается на берегу Неаполитанского залива, чуть западнее Неаполя, нынче ничем особенным не знаменит. Его приземистые домики, его маленький порт, его сонное спокойствие вряд ли могут навести человека, попавшего сюда впервые, на мысль, что некогда тут был прославленный город-курорт, в котором проводил время "весь Рим", город с красивыми прямыми магистралями, город императорских дворцов и богатых вилл.

"...Ничто не сравнится со взморьем милой Баи", -- писал Гораций. И он был прав: здесь чудесный мягкий климат, много солнца, лес, море и ко всему этому еще и редкостной красоты вид на голубые воды залива.

Римляне умели ценить красоту. Но не в меньшей степени они ценили удобства и покой. Курорт Бая был издревле знаменит: там на берегу и даже в море находилось множество источников минеральной воды, солоноватой, щелочной, сернистой, содержащей известь воды, подчас такой горячей, что в ней можно было сварить яйца.

Говорили, что источники эти помогают при многих недугах. Римские патриции и богачи приезжали сюда лечить ревматизм, ишиас, подагру и желудочные болезни, головные боли, переломы, вывихи. И просто отдыхать.

Так Бая стала модным курортом. Сановники воздвигали себе виллы не только на берегу, но даже и в самом море -- на сваях, на молах, дома с колоннами, с резервуарами для воды, со спортивными залами, купальнями. Здесь состязались в том, кто построит самый невиданный, самый оригинальный дворец. Одним из самых богатых был дворец Цезаря: словно крепость возвышался он на одном из прибрежных холмов, и прекрасный вид открывался с его террасы.

Год от года множилось здесь число роскошных особняков с залами, расписанными художниками, со скульптурами, обширными дворами, с галереями и садами; в прохладных тенистых двориках журчали фонтаны и радовали глаз бассейны с экзотическими рыбками.

Прежде чем украсить тот или иной дворец, порой целыми месяцами совершали путешествия на спинах верблюдов или в трюмах кораблей эбеновое и красное дерево, бесценной работы шелка, гобелены, равно как и ароматные масла, духи, пряности.

Со всех уголков Средиземноморья, из Греции, Малой Азии, Северной Африки, Италии доставляли лучшие сорта мрамора, драгоценные породы деревьев, слоновую кость, чеканные серебряные вазы, статуэтки, сосуды, драгоценную утварь, золотые и серебряные ювелирные изделия.

Янтарь, греческие вазы, египетские благовония -- все было самое дорогое, самое роскошное, самое модное.

Из Нумидии привозили цесарок, из Франции -- соус к рыбным блюдам и жареных дроздов, из Германии -- мед. Устриц поставляли местные рыбаки.

10. От древней Баи в нынешнем городишке, расположенном в бухте Поццуоли, мало что осталось: древняя Бая, -- она под землей. Впрочем, не вся. Значительная часть площади, которую в свое время занимал знаменитый курорт, ныне находится под волнами Тирренского моря.

Рыбаки, да и не только рыбаки, давно уже рассказывали о том, что в ясную погоду в море видны стены, колонны и улицы. В 1930 году этими слухами заинтересовались ученые. На дно бухты спустились водолазы. И они действительно обнаружили и здания и улицы и подняли наверх много беломраморных и бронзовых статуй.

Работать тут было труднее. Мало того, что водолазы в те годы спускались под воду в тяжелых доспехах, больно мутной была здесь вода: подчас и в полуметре невозможно было что-либо рассмотреть.

11. Прошло двадцать восемь лет. В 1958 году некто Раймондо Бухер, аквалангист из Неаполя, вновь напомнил о затонувшем городе, опубликовав репортаж и несколько фотографий. В принципе Бухер не сообщил ничего нового. И все же его репортаж принес известную пользу: древней Баей и историей ее гибели заинтересовался профессор Нино Ламболья, который восьмью годами ранее организовал экспедицию по обследованию затонувшего у берегов Лигурии римского корабля II -- начала I века до нашей эры (поднято было более 700 амфор), а теперь возглавлял экспериментальный центр подводных исследований.

В сентябре 1959 года в воды Поццуоли вошел корвет "Дайна". С него временно были сняты пушки и пулеметы, а их место заняли воздушный компрессор, помпы и прочее снаряжение.

Все оказалось верным. Перед взором удивленных аквалангистов предстали и стены зданий, и колонны, и галереи, и бывшие залы, и каналы, некогда отводившие воду из терм, и таверны, и мраморные и мозаичные полы, и фрески, и обломки разнообразной и дорогой посуды, и руины храмов, и даже алтарь.

23
{"b":"44165","o":1}