ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вурд. Мир вампиров
Бусидо. Кодекс самурая
Нелюдь. Время перемен
Счастье для людей
Не дареный подарок. Морра
Золотая клетка
Учения дона Хуана
Герой должен быть один
Судьба из другого мира

— М-р-р?

— Ну а дальше? — весело спросил Андрей. — Что еще хорошего в том, чтобы быть честным гражданином?

— Ну что… Зрелища там, театры всякие… Вроде того, как ты… Только ты не обижайся… Как тебя…

— Понятно…

— Ну и тому подобное. И потом — слушай! — потом еще есть март! — Брон облизнулся.

— А что происходит в марте?

— Отменяются все законы! — торжественно провозгласил Брон. — Потому что не до них. Любовь, понимаешь? Все, кто может еще двигаться, как там? — Он набрал в грудь воздуха и вдруг взвыл ужасным дискантом: — „Любви-и все воз-зрасты покорны-ы-ы!!!“

На плоту и вокруг воцарилась тишина. Смолкли в чаще крики птиц, замолчали цикады, даже солнце робко спряталось за тучу.

Андрей втянул голову в плечи, с ужасом представив, что оба континента целый месяц…

Молчание нарушил Брон.

— И никто, — весело заявил он, — не может никому отказать! Ни мужу, ни… ну, всем остальным, короче. А какие киски были у меня в этом году! — Он содрогнулся. — И еще котята — которые до марта не доросли — шутят, черти. В этот раз кошку сварганили — как живая, но кукла, понимаешь? Поставили под дерево, а на дереве бак заговоренный. Только прикасаешься — плюх! — на голову ведро воды! Представляешь? Я три раза попадался.

— Так они трех кошек сделали?

— Зачем трех? Одну. — Брон сладко зажмурился, вздохнул. — В марте средний гражданин худеет на пятнадцать кэгэ. Потому, кстати, и кулинарный праздник устроили. Чтоб народ, значит, отъелся и мог платить налоги.

— Кому платить?

— Императору. — Брон оглянулся с опаской и прошипел: — Мышь персидская!

— Что так? — поинтересовался Андрей.

— Да ну его, — отозвался Брон. — Не люблю я этих аристократов. Ведут якобы свое происхождение от трех великих Кошек. Любому крысенку ясно, что в первый же март от этой родословной такие клочья полетят…

— Ясно. — Андрей зачерпнул воды из реки, умылся и вдруг замер.

— Ты что? — встревожился Брон.

— Соленая.

— Вода? — Брон макнул в воду лапу и, лизнув ее, чертыхнулся: — Что-то я не вижу берега.

— Взаимно, — вздохнул Андрей. — Ну-ка! — Он встал на плоту и заработал шестом. — Последний рывочек!

Плот преодолел последний поворот реки, и беглецы увидели море. Еще они увидели довольно высокие волны. А вот берега не было. Деревья входили в воду и, постепенно редея, сходили на нет.

— Влипли, — заметил Брон. — Часа через четыре полиция нас…

— Черт возьми! — подтвердил Рыжий. — Жаль. Хорошие вы были ребята. Я буду плакать у вас на могилах, а если найдется глюк потолковее, расскажу ему, какие вы были… Или треп… Или хоть свист… — Он отвернулся и всхлипнул.

— Заткнись, — хмуро посоветовал ему Брон.

— Да, — сказал Андрей. — На плоту в таком море делать нечего.

— Говорю — влипли. — Брон навалился на шест и направил плот к берегу, собственно, даже уже не к берегу, а к переплетению стволов и веток, торчащих из воды.

— Если мы отойдем вдоль берега, — предложил Андрей. — Они нас могут не найти. Покрутятся и уйдут.

— Ты забыл про магию, — буркнул Брон.

— Найдут?

— Конечно.

— Была бы лодка, — вздохнул Андрей.

— Лодку построить пара пустяков, — заявил Брон. — Но вот чтобы заставить ее двигаться, нужен активатор, а его мне не сделать…

— Постой-постой! — Андрей схватил Брона за плечи. — Ты можешь построить лодку?

— Кому нужна лодка без мотора? — последовал ответ, до того безучастный, что у Андрея зачесались кулаки — треснуть этого горе-волшебника по шее, чтобы хоть так вдохнуть в него оптимизма.

— Делаем так, — сказал он, доставая блокнот. — Лодка твоя, движение я, так и быть, беру на себя. Скажи спасибо, я увлекался парусным спортом. Смотри. — Он ткнул пальцем. — Корпус вот такой, все размеры в метрах. Метр — это… — Тут он развел руки. — Дальше. Мачта. Гик. Шверт…

Брон ошалело кивал, глядя на чертежи яхты класса „финн“.

— Да, я могу это сделать, — заявил он наконец. — Все, кроме этого… Паруса. Парус не успеть, да и не из чего.

— Парус я тебе обеспечу, — пообещал Андрей. — Вперед и с песней.

Брон завертел головой, затем, выбрав дерево потолще, взъерошился и, выпустив когти, коротко мяукнул. Дерево, словно срубленное невидимым топором, рухнуло в воду.

— И с песней, — повторил Брон и принялся за работу.

Андрей тем временем достал из заплечной сумки-рюкзака свой сдутый и скатанный в тоненький рулон скафандр, за которым появился на свет божий и парашют. Будущий парус. Затем он стал смотреть на Брона за работой. Зрелище было весьма внушительное. Брон стоял на полусогнутых лапах, распушив хвост и выпустив когти. С хвоста его и с усов веером сыпались искры. Прямо перед ним покачивалось на воде бревно, уже лишенное коры и начинающее принимать обтекаемую форму. От бревна во все стороны летели щепки.

Полюбовавшись немного на это зрелище, Андрей извлек из рюкзака нож и тюбик с клеем и занялся парусом. Если бы ему кто сказал, что это будет так сложно — он бы не поверил. Проклятая ткань вела себя как живая, а легкий ветерок, который дул, казалось, со всех сторон сразу, так и норовил завернуть новоиспеченного портного в эту самую ткань. Да еще руки, перемазанные клеем, норовили приклеиться к парусу, а парус — к штанам. Рыжий тоже помогал по мере сил — и отдирать его от паруса было куда сложнее, чем, скажем, парус — от штанов.

— Все, — заявил Брон примерно через час. — Эта штука готова. Я не могу больше.

— Я тоже почти… — начал было Андрей, но кот уже спал и — судя по блаженной улыбке — видел сны о жареной рыбе.

Проснулся он часа через два, сел в лодке и удивленно завертел головой:

— Мы где?

— В море, — отозвался Андрей.

— В лодке, — одновременно сказал Рыжий.

Лодка шла вдоль берега, который был не берегом даже, а лесом, растущим из воды. Ветер, к счастью, был попутным — Андрей понятия не имел, может ли изготовленное ими корыто ходить галсами.

Парус произвел на Брона неизгладимое впечатление.

— Это значит, ветер сюда давит, — произнес он с оттенком восхищения, — и оно туда плывет? Гениально!

— Ага, — сказал Рыжий, — это ты думаешь, что гениально, потому что тебя в клее не изваляли. — А вот я…

Неожиданно он прервал свою тираду и подозрительно уставился на Андрея.

— Что там такое? — требовательно спросил он, указывая пальцем в направлении открытого моря.

— Судно какое-то, — неуверенно произнес Андрей. — Далеко очень.

— Ничего не далеко, — возразил Брон, — и прекрасно видно.

Андрей различал на горизонте только точку, но, видимо, Брон превосходил человека остротой зрения.

— Это не императорский. И не торговый. И не морская полиция… Полосатый вроде.

— Полосатый?

— Угу.

— Полосатое, — подтвердил Рыжий, сидя на плотике.

Судно приближалось. Андрею никогда раньше не приходилось видеть ничего подобного — обтекаемый корпус, борта со множеством треугольных иллюминаторов — и никаких признаков палубных надстроек. Двигалось судно бесшумно, но очень быстро.

— Пираты, — мрачно произнес Брон. — Теперь нас точно съедят.

Пираты действовали быстро и уверенно. Еще недавно их судно маячило у горизонта едва заметной точкой, и вот уже над головой навис борт, раскрашенный в зелено-оранжевую полоску. Неведомая сила выдрала друзей из яхты и доставила на палубу, где их тут же схватили и заботливо связали. Обоих — потому что Рыжий куда-то пропал.

Андрей, видевший до сих пор вблизи только Брона, с любопытством завертел головой. Пираты представляли собой весьма разношерстную компанию. Разношерстную как в смысле прямом — тут были коты и персидские, и сиамские, и трехцветные, и еще черт знает какие, — так и в смысле физических данных. Вертелись под ногами у пиратов два-три котенка, видимо, юнги. Имелись толстяки и такие, у кого, несмотря на густую шерсть, можно было, что называется, пересчитать ребра. Но особенно выделялся один пират, которого можно было бы сравнить, пожалуй, уже не с котом, а с черным тигром, вставшим на задние лапы. На хвосте у гиганта висел шипастый шар на цепи — видимо, разновидность оружия.

29
{"b":"44170","o":1}