ЛитМир - Электронная Библиотека

Освальд играл великолепно. Дрался, кричал, рычал, угрожал. Потом затих.

— Всего доброго! — весело произнес Вен, спрыгивая на причал и вытаскивая за шиворот Освальда. Освальд изображал нервный срыв, у него тряслись руки и голова. — Сдать бы тебя полиции, — задумчиво процедил победитель. — Ладно, ступай. — Освальд остался сидеть на причале.

Город, казалось, тоже изменился. Вен засунул было руки в карманы, но в карманах было мокро и липко. Тогда он сорвал с куста веточку и пошел по бульвару, небрежно ею помахивая и распространяя концентрированный запах живой рыбы. Он не стеснялся.

Портье в гостинице вздрогнул и недоумевающе захлопал глазами.

— Свежая рыба, — улыбнулся Вен, затем извлек из-за пазухи рыбку, покачал ею в воздухе и направился к лифту. Он не стеснялся, но так и не смог повторить то, что ему посоветовал внутренний голос.

Майк сидел на балконе и листал иллюстрированный «Рейнджер». Услышав шаги, он не оборачиваясь похлопал по шезлонгу рядом с собой. Вен подошел, но садиться не стал. Он весь чесался и мечтал принять душ.

Майк глубоко вздохнул.

— Морем пахнет, — сказал он томно. — Ну как, ты познако мился с девчонкой?

Стояла глубокая ночь, когда Вена разбудил телефонный звонок. Сначала, еще не проснувшись, он не сообразил, где находится. Полосы лунного света на потолке, доносящаяся с улицы легкая музыка, негромкий, но бодрый храп…

— Услышав храп, он все понял, — заспанным голосом прокомментировал внутренний голос. — И чего я не отключился от усилителя?

Телефон зазвонил опять. Вен повернул голову и встретился взглядом с Майком. Майк уже не спал. Дождавшись очередного звонка, он демонстративно перевернулся на другой бок.

Прошлепав босиком по холодному полу, Вен поднял светящуюся и жужжащую коробочку фона.

— Это Вен, — произнес он.

— Динамит?! — Голос был женский, нежный и очень приятный. — Ты жив! Какое счастье!

— Жив! — подтвердил Вен вслед за внутренним голосом. — Но чего мне то стоило! А кто, собственно?..

— Ты не знаешь меня, Динамит, — отозвалась незнакомка, — мне рекомендовал тебя Пен.

— Великий Хромой?!

— Его убили! — На другом конце трубки раздались подозрительные всхлипывания.

— Похоже, он ей нравился, — заметил внутренний голос.

— Дин! — Теперь в голосе звучала тревога. — Только ты можешь мне помочь! Я умоляю! Ты такой… Смелый…

— Похоже, ты ей тоже нравишься, — не унимался внутренний голос, — берегись, как бы и тебя не пришили.

— Где ты? — осведомился Вен.

— В «Зеленом Глюке»… То есть, я хочу сказать, в «Голубой Мечте».

— В голубой! — обреченно выдохнул внутренний голос. — Этого я и боялся!

— Я еду к тебе, — мужественно произнес Вен и повесил трубку, гадая, что же это за «Мечта» — ресторан? притон? гостиница? Майк уже храпел, но еще, кажется, не спал.

Все-таки это был курорт. Несмотря на поздний, если не сказать — очень поздний час, по улицам бродили группы, состоящие, как подсказал Вену внутренний голос, из беспринципных хищниц и отбросов общества. Наркотики, азартные игры, женщины — иных интересов не было у этих несчастных, которые…

— …пели песни о любви, — подхватил Вен, — играли — вон видишь, в шахматы, спорили — слышишь — об искусственном интеллекте. Что? Сам зануда. Встречу живьем — э… ну ты понял.

— Я, — презрительно процедил голос, — ходил в десант на Гранаду, Веселео и Ибр. Я получил титул ниндзя на Земле и кошби на Ледяной Горе.

— Значит, я тебя пальцем не трону, — резюмировал Вен. — Только не думай, что я тебе поверил.

— Соберись, — прервал его внутренний голос. — Мы у цели.

Это не было притоном и не было рестораном. Танцплощадка. По случаю позднего часа она была почти пуста — с десяток парней и девушек медленно вытанцовывали клейз. Свою девушку Вен узнал сразу — кроме нее, никто не догадался надеть десантный балахон.

За то время, которое потребовалось Вену, чтобы пройти, пританцовывая, через всю площадку, внутренний голос успел сделать несколько шокирующих предположений, обрисовать ситуацию со стороны и рассказать четыре анекдота. Девушка заметила Вена и стала поспешно пробираться ему навстречу. У нее была красивая — даже в балахоне — фигура, рыжие волосы и, кажется, зеленые глаза.

— Динамит, они следят за мной, — прошептала она вместо приветствия, прижимаясь к Вену и делая вид, что танцует. Вен с удовольствием сделал то же самое.

— Кто они? Гильдия чистильщиков обуви? И как, кстати, твое настоящее имя?

— Контрабандисты. Ака.

— Тебе нечего бояться, — гордо сказал Вен.

— Целует ее, — ровным голосом произнесли у него в зубе.

— Что?!

— Тут так написано — целует ее. Целуй.

Несмотря на прохладный вечер, Вену стало жарко.

— Целуй скорее, — возмутился внутренний голос, — а то ее убьют, и ты не успеешь.

Не успел Вен переварить эту печальную новость, как его поцеловали. Пойманный врасплох, наш герой был начисто лишен свободы маневра — Ака знала свое дело, и потом…

— Тут так и написано, — радостно возопил внутренний голос, — ответил ей долгим… Берегись!

Предупреждение запоздало — в голове у Вена словно что-то взорвалось.

— Стойка!

— Сам знаю, — проворчал он, принимая «позу робота».

— Четверо. Все знакомые.

— Ага. — Вен обвел взглядом тройку громил и прячущегося за их спинами Освальда. Сильно болел нос, которым он ударился о скулу девушки.

— Мало я тебя любил, — укоризненно произнес Вен. — Уж и рыбой угощал…

— Спасем девчонку, — неуверенно предположил внутренний голос. — Убьют ведь.

— Без проблем! — Вспомнив двенадцатого «терминатора», Вен выгреб из кармана горсть мелочи и небрежно швырнул в лицо своим недругам. Сработало. Прежде чем те успели понять, что к чему, их стало трое. Четвертый сложился пополам, выронил кастет и воткнулся головой в асфальт.

— Вперед, болваны! — заорал Освальд, оставаясь предусмотрительно сзади.

— Голос! — посоветовал голос.

— Я-а-а!!! — заорал Вен. Нападающие остановились, и тут их стало двое.

— В машину! — Схватив за руку девушку, Вен бросился прямо в кусты. Впрочем, никакой машины там не оказалось — внутренний голос на этот раз его подвел…

…Ветки хлестали по лицу, а сзади гулко топали преследователи. Девушка бежала рядом и глупых вопросов не задавала. Вен восхищался ее выдержкой, пока не налетел на поливального ки-бера…

Видимо, он пробыл без сознания всего несколько секунд, но как много успело измениться за это время! Его держали двое, третий держал девушку, а Освальд стоял, разминая пальцы, и, похоже, собирался его бить.

— Ты похож на фобопитека, — заявил Вен, и тут его ударили первый раз. Он задохнулся. Шутки шутками, но это было действительно больно.

«А может, — подумалось ему, — Майк говорил правду, и я сегодня утром действительно избил ни в чем не повинных рыбаков? И теперь они вышибут из меня дух».

— Ты не похож на фобопитека, — произнес он примирительно, и тут его стали бить, мерно и увлеченно. Затем Освальд устал и решил упростить процедуру. Он вытащил из кармана кастет.

— Приготовься отклониться вправо, — сказал внутренний голос. Освальд завершил свои зловещие приготовления и изо всех сил вмазал…

…прямо в челюсть своему приятелю, которого Вен рванул на себя. Тот свалился. Краем глаза Вен увидел, как Ака, воспользовавшись тем, что державший ее бандит отвлекся, бросила его через голову. Это было не важно. Опять, как на барже, Вен почувствовал подъем. Внутренний голос затянул боевой гимн ирокезов из фильма «Все золото прерии». Выпрямившись во весь рост, Вен проорал на весь парк:

— Я иду, Освальд! Готовься!!!

И Освальд обратился в бегство.

— Ты был великолепен, — заявила Ака. Они стояли на набережной, у того самого причала, и та же баржа разгружалась — на этот раз в автоматическом режиме.

— Я еще и избит, — вздохнул Вен.

— Вижу. — Ака провела ладонью по ободранной щеке героя. Вид у нее был озадаченный. — Наверное, ты оказался круче, чем предполагалось, и Жак решил усилить нажим…

4
{"b":"44170","o":1}