ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К паровозу и прялке. Он сам летает на гравилете и пользуется информаторием. Но он любит читать книги, настоящие книги, а не просматриватаь через проектор их микрокопии. Любил, чтобы над ухом тикали часы- - у него были уникальные ходики еще дореволюционных времен.

И дом он тоже выстроил себе сам. Большой бревенчатый дом на каменном фундаменте. С высоким крыльцом, с флюгером на крыше, с резными ставнями. В гостиной камин, забранный чугунной решеткой, огромный стол из дубовых плах, широкие лавки вдоль стен. Стеллажи с книгами. Охотничьи трофеи. Старинный микроскоп с дарственной надписью: подарок студентов.

Ему нравилось жить так. И он так жил...

От кроссворда его оторвал собачий лай. Он посмотрел в окно и увидел незнакомого человека. Тот стоял возле кадки с водой, не решаясь двинуться дальше, потому чтопегая сучка Тинка, недавно ощенившаяся и потому воинственно настроенная, преградила ему дорогу.

Дмитрий вышел на крыльцо и подозвал собаку.

- Вы ко мне? - спросил он незнакомца.

- Я еще точно не знаю,- ответил тот.- Возможно, к вам... Вы разрешите мне зайти в дом?

- Сделайте одолжение.

Человек был высокого роста, хорошо сложен, лет сорока пяти. Больше о нем пока ничего сказать нельзя было. Разве что одет он несколько экстравагантно: длинный двубортный пиджак, брюки заправлены в сапоги, темная рубашка, похоже, из настоящего полотна.

"Сидишь тут в дыре, ничего не знаешь,- подумал Дмитрий.- Может, это мода теперь такая, в сапогах ходить".

- Я вас слушаю,- сказал он, когда незнакомец уселся на лавку.- Чем могу быть полезен?

- Меня зовут Ратен. Просто Ратен... Обстоятельства сложились таким образом, что я оказался неподалеку от вашего дома... Впрочем, не только обстоятельства.

- У вас сломалась машина?

- И это тоже... Но не это главное. Вот уже полдня я нахожусь на вашем участке. Ведь вы, простите, лесник, да? И все это время я к вам присматривался.

- О! - сказал Дмитрий.- Это, должно быть, большая честь для меня. Но как человек, ответственный за свой участок, я бы хотел знать, как вы сюда попали?

- Я объясню позже, с вашего позволения.

- Хорошо... Тогда, может быть, вы хотите есть?

- Хочу,- сказал Ратен.- Признаться, я голоден.

Дмитрий принес сковородку с мясом, подливку из дикого чеснока, огурцы, хлеб, большую банку меда. Поставил; все это на стол, подумав, что для городского человека такая сервировка несколько грубовата. Потом махнул рукой: голоден - съест и так. Со сковородки. Пусть еще попробует где-нибудь такую сохатину!

Против ожидания, Ратен ничуть не удивился. Взял вилку с пожелтевшей костяной ручкой - такую вилку сейчас ни у какого антиквара не найдешь,взял серебряный нож, которому место в музее, и принялся с аппетитом есть жаркое.

Ходики на него тоже не произвели впечатления. Камин с пылающими в нем поленьями он просто не заметил.

А на самовар только искоса взглянул. Это Дмитрия обидело: обычно люди, приезжающие к нему впервые, долго на все глазели и ахали.

"Ладно,- подумал он.- Странный какой-то тип. Буду его трясти дальше".

- Так чем я вам могу помочь?

- Всему свой черед... Простите, как вас зовут?

- Дмитрий.

- Всему свой черед, Дмитрий. И не досадуйте, пожалуйста, что я не тороплюсь объяснить свой приход... Вы поймете потом, что я был прав.

- И на это согласен. А кто вы по профессии?

- Я специалист по древним цивилизациям.

- Археолог?

- Не совсем. Тут несколько иное.

- Понимаю,-улыбнулся Дмитрий.-Вы представляете только еще нарождающуюся науку. Я имею в виду находку в Египте.

- Разетский камень? Ну что вы! Это же было в прошлом веке...

- Вы хотите сказать-три века назад,-поправил Дмитрий, тут же подумав, что это известно каждому школьнику.- Я говорю о капсуле древних пришельцев.

Гость отложил вилку, внимательно посмотрел на Дмитрия.

- А разве... их уже нашли? Или - одну, да? Какую? Витчера или Терния?

- Ну, этого я не знаю. Я даже не слышал таких названий,- сказал Дмитрий и тоже внимательно посмотрел на собеседника: в мире, он думал, нет человека, который бы не знал о египетской находке.

- Конечно, их никто не мог слышать,- сегласился Ратен.- Это же наши названия.

- Чьи - ваши?

- Погодите, Дмитрий... Дайте мне собраться... Скажите, вы верующий человек? Или нет, не так... Атеизм уже., безусловно, распространился в мире, но в какой-то степени это влияет на политику и на общественный строй. Погодите, я сейчас сформулирую...

Он говорил тихо, словно бы рассуждая, додумывая что-то на ходу, глаза его пытливо смотрели на Дмитрия.

- Скажите, вот вы, средний человек, лесничий - вы хорошо знаете истоки религии? Церковные догмы и тот... м-м... фундамент, на котором они зиждятся?

- Знаю,- сказал Дмитрий.- Вам это очень интересно?

- Очень,-кивнул Ратен.-Мне это очень интересно.

- Так я еще раз скажу, что знаю. Я, видите ли, из православной семьи. Мой прапрадед был дьяконом.

- Вы не перковно-приходскую школу кончали?

Дмитрий оценил его юмор.

- Нет,-сказал он,-скорее уж духовную академию.

Ратен понимающе кивнул головой. Помолчал немного. Потом сказал:

- Ну, что ж, я чувствую, что должен признаться. Помоему, вы тот, кто мне нужен. Только скажите - вы человек без предрассудков?

- Это в каком же смысле?

- А в таком, что... Как вы, например, отнесетесь ко мне, если я скажу, что прилетел из соседней Галактики? Дмитрий рассмеялся.

- Я скажу, что вы человек храбрый. Все-таки далеко лететь. Скучно, неуютно. Да и хлорелла надоедает.

- Ну вот, видите,- сказал Ратен укоризненно.- Смеетесь. Вы же сами спросили, кто я такой... А хлорелла вы разве ее уже знаете? Она действительно надоела. Я, признаться вам, лакомка.

Он взял себе еще кусок жаркого.

Дмитрий вдруг встрепенулся.

- Послушайте,- сказал он.- Это ваша там установка булькала? Я нашел сегодня у себя на участке черт знает что... Мешанину какую-то из проволоки.

- Моя,-кивнул Ратен.-Извините, пожалуйста. Это генератор. Он вышел из строя, и я его уничтожил. Посадка была довольно жесткая.

- Посадка?.. Ах, ну да! Вы же...

Никогда еще невозмутимость Дмитрия Черепанова не проверялась на прочность так обстоятельно, как сейчас.

- Так вы... действительно? Ну-ну... И у вас есть доказательства?

- Доказательства?-удивился Ратен.-А зачем они мне?

- И вправду - зачем? - рассеянно согласился Дмитрий.- И зачем вам выдумывать? Незачем вроде... Вид у вас нормальный. На шизофреника не похожи.

- Не похож? - серьезно переспросил Ратен.- Это хорошо. Это меня успокаивает.

Он молча доел жаркое, затем достал из кармана плоскую металлическую коробку наподобие портсигара, нажал на что-то сбоку и негромко сказал:

- Дайте, пожалуйста, фон. Поконтрастней!

- Простите? -не понял Дмитрий.

- Это я разговариваю с пилотом корабля, который находится на орбите. Вы, возможно, знакомы с работами Кибальчича? Наш аппарат построен на принципе... Ну, будем говорить - реактивной тяги. В первом приближении, конечно... Вот, смотрите!

Перед Дмитрием возник экран. Просто материализовался кусочек пространства. На угольном фоне космоса он увидел замысловатую серебряную конструкцию.

- Это ваш корабль?-спросил он.-Симпатичный. На паука похож. Наши поизящней будут. Впрочем, всякие встречаются.

Ратен вопросительно посмотрел на него:

- Вы имеете в виду дирижабль?

"Он принимает меня за неандертальца,- с некоторым раздражением подумал Дмитрий.- Можно, конечно, продемонстрировать ему телекинез, но это потом... Похоже, он действительно чужак, если пытается поразить меня такими вещами".

Подумав так, он тут же окончательно уверовал, что Ратен и вправду космический гость. Потому что, во-первых, все сходилось, а во-вторых, разве в этом есть чтонибудь противоестественное?

Но что-то постороннее уже вплелось в это трезвое приятие действительности.

4
{"b":"44205","o":1}