ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Васильева И

Уникальный талант рассказчика

И.Васильева

Уникальный талант рассказчика

Райдер Хаггард - одно из тех счастливых писательских имен, которые знакомы не только профессионально занимающимся английской литературой специалистам, но и самому широкому кругу читателей. По крайней мере такими повсеместно читаемыми, много раз переиздаваемыми романами, как "Копи царя Соломона" и "Дочь Монтесумы", взахлеб прочитанными в детстве, радостно изумляясь дух захватывающими приключениями, с глубоким удовольствием перечитанными в молодости, часто - в параллель с собственными детьми, и наконец, если повезло в зрелые годы, и эти романы снова попали в поле вашего внимания, то читаешь их с пронзительным ностальгическим чувством, как дивную поэтическую легенду, испытывая искреннюю признательность к писателю, сумевшему оказаться нужным во все жизненные времена.

Между тем вышеназванные два романа Хаггарда - лишь малая толика написанного этим чрезвычайно плодовитым писателем, прожившим жизнь долгую, в высшей степени активную, наполненную многообразной деятельностью. Крупный правительственный чиновник в Африке, известный политический деятель, фермер-реформатор, публицист, неутомимый путешественник - во всех этих амплуа Р.Хаггард был широко известен своим современникам. Но, разумеется, прежде всего - как писатель. Удивительно продуктивно работавший, порой выпускавший по несколько книг в году. Всего перу Хаггарда принадлежит 68 книг - романов, сборников рассказов, книг публицистического и общественно-политического характера. Естественно, в этом громадном наследии не все равноценно, далеко не все книги выдержали испытание временем, вошли в золотой фонд мировой литературы, да и в момент выхода отнюдь не каждое произведение Хаггарда получало восторженный прием, благосклонное внимание читателей и критики. Но в целом популярность его была громадна, Хаггард из тех счастливчиков, кому удалось вкусить сладость славы при жизни.

Основу, ядро его творчества составляют историко-приключенческие романы с очень сильным романтическим пафосом (в данном собрании сочинений мы предлагаем то, с нашей точки зрения лучшее, что составляет, так сказать, хаггардовский канон). Тиражи книг Хаггарда превосходили даже тиражи произведений таких известных писателей, как Р.Л.Стивенсон, А.К.Дойл, лишь Р.Киплинг в последнее десятилетие XIX века держал пальму первенства. Романами Хаггарда восхищались его собратья по перу - те же Киплинг, Стивенсон, У. де ла Map, У.Хенли, С.С.Льюис, уже в наши дни - Г.Миллер и Гр.Грин, политические деятели - Т.Рузвельт, У.Черчилль, но главное - он был чрезвычайно популярен в широких слоях так называемого "среднего класса" (очень окрепшего в Англии во второй половине XIX века в связи с резким повышением жизненного уровня: сыграла свою роль Империя). Так что романы Хаггарда можно считать выразительным примером хорошей "массовой литературы" (пользуясь нынешним, до сих пор спорно толкуемым, термином) конца прошлого века.

Как же сформировался писатель Хаггард, какой жизненный опыт лежит в основе его романов, удивляющих очень своеобразным воображением, богатством фантазии, причудливо сплетающейся с сугубо английской викторианской моральной твердостью, культом чувства долга, исповедуемым истым британским джентльменом?

Райдер Хаггард родился в 1856 году в семье норфолкского сквайра Уильяма Хаггарда, он был восьмым из его десяти детей. С детства у Хаггарда были сложными отношения с властным, авторитарным отцом, многое определившие в его характере, судьбе и взгляде на мир, и добрые, исполненные глубокой привязанности и взаимопонимания отношения с матерью, сохранившиеся до конца ее дней. Райдер не получил хорошего систематического образования, он не посещал общественную школу ("public school") - один из семи братьев: в семье не сочли, что он подает большие надежды. Между тем Райдер с ранних лет проявил яркое оригинальное воображение, его влекли судьбы древних цивилизаций, в частности, египетская, рано начала волновать тема смерти, отнюдь не воспринимавшаяся как конец, утрата сущности. Испытал он интерес и к спиритуализму, мистике, что было в 60-70-е годы весьма распространено в тех кругах английского общества, где вращалась его семья.

В девятнадцать лет Райдер глубоко и, как выяснилось, на всю жизнь полюбил дочь жившего по соседству сквайра, Лили Джексон. Но отец счел преждевременным намерение сына жениться и почел за лучшее отправить его в Южную Африку - секретарем английского наместника Генри Булвера (сына известного писателя Бульвера-Литтона). Так была разрушена его единственная настоящая любовь, как писал впоследствии Хаггард. Круто поломав личную судьбу молодого человека, поездка в Южную Африку, где он провел четыре года (и впоследствии многократно возвращался туда), определила его дальнейшую творческую судьбу: именно Африка стала для Хаггарда неисчерпаемым источником тем, сюжетов, человеческих типов его многочисленных книг, да и сама тоска по утраченной любви стала одной из определяющих тем произведений писателя, воплотившись в необычных образах.

Африка дала Хаггарду и упоительное чувство личной свободы: по роду деятельности и из любви к путешествиям он много ездил по Наталю и Трансваалю, провинциям Южной Африки (за Трансвааль постоянно шла борьба между британской колониальной администрацией и бурами, потомками голландских поселенцев), покоренный безграничными просторами африканского вельда, красотой неприступных горных вершин - эти своеобразные пейзажи Хаггард поэтично и романтично воссоздал во многих своих романах. Он увлекался занятиями, характерными для английского джентльмена в Африке, охотой, поездками верхом и т.п. Впрочем, в отличие от многих соотечественников, его интересовали и нравы местных жителей, зулусов, их история, культура, легенды - со всем этим Хаггард познакомился из первых уст, выучив вскоре зулусский язык. Он усвоил традиционную для "англичанина в Африке" нелюбовь к бурам и покровительственно-доброжелательное, патерналистское отношение к зулусам, для которых, полагал Хаггард, как и подавляющее большинство его соотечественников, владычество англичан было благом (впрочем, как можно судить по отдельным его высказываниям, он отдавал себе отчет в разрушительном воздействии английского вторжения на традиционные зулусские обычаи). Эту позицию "просвещенного империализма" Хаггард сохранил до конца жизни.

1
{"b":"44217","o":1}