ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Артемка спросил:

- А почему они калитку заперли? Они и вас выгнали, да?

Леночка рассмеялась:

- И меня! - Потом серьезно сказала: - Нет, просто мне надоело слушать их споры.

- Какие споры? - допытывался Артемка.

- Какие споры? - Леночка подумала, взглянула на раскрытое окно дома и таинственно спросила: - А вы никому не скажете?

- Я? - возмутился Артемка и положил на грудь ладонь, как делал в таких случаях отец: - Могила!

- Да они вам все равно скажут, только Коля не хочет, чтобы вы слышали их споры. - Леночка опять взглянула на окно. - Коля и Алеша пьесу написали... такую, знаете?.. Только не все соглашаются ставить. Боятся...

- "Великую семью"? - вскочил Артемка со скамьи.

- Вы знаете? - удивилась Леночка. - Откуда? Артемка тоже взглянул на окно:

- А вы никому не скажете?

- Могила! - передразнила девушка. Артемка приблизил лицо и зашептал:

- У меня тоже есть такая книжка Мне дал ее один человек. Мы с ним сыщика обдурили. Это ж такой человек!.. Он меня в театр водил и про гимназистов мне рассказал. Без него я к вам не попал бы никогда. Я знаю:

"Великая семья" - это против царя и буржуев, правда?

В окно показалось чье-то лицо, и слабый женский голос осторожно спросил:

- Леночка, тебе не сыро? Ты бы шла уже.

- Иду, мама! - отозвалась девушка и встала. - Вот вы какой!.. - протянула она с уважением. - А я и не знала.

У калитки Леночка спросила:

- Так придете учиться?

- Приду, - сказал Артемка. - Завтра же и приду.

СЕНЯ СТРУСИЛ

Но на другой день учиться не пришлось. Утром, когда Артемка ставил на сапог латку, в будку вскочил Сеня. Вид у него был еще более испуганный, чем обычно.

- Ты здесь? А я в соседнюю будку влетел... На! Он вытащил из-под рубашки тетрадь и бросил на Артемкин стол.

- Что это? - обрадовался Артемка. - Роль?

- Ну да! Я в твою пользу отказался, понял? Коля дал мне, а я решил: пусть лучше Артемка играет, а я уже много раз играл. Иди сейчас же на репетицию. Там ждут. А я уезжаю, понял? К дяде на дачу. Ну, Скорей!

И Сеня бросился вон из будки.

Артемка схватил тетрадь. На первой странице стояло:

"Великая семья". Роль Яшки".

- Роль Яшки! - крикнул в восторге Артемка.

Он швырнул сапог в угол и, даже не заперев будку, помчался на Сенную.

"Роль Яшки! - ликовал он на бегу. - Это ж тот самый мальчишка, который расклеивал по ночам листовки, таскал их на завод, дурил головы городовым! Эх, роль! Вот это роль!"

Когда Артемка вскочил в калитку, на сцене уже шла репетиция.

Одним духом он промчался через двор, прыгнул на подмостки и остановился перед Колей.

- Ты что? - спросил тот.

- Я думал, опоздал, - с трудом перевел дыхание Артемка. - Мне еще не пора выходить?

- Куда выходить?

Коля с недоумением смотрел на Артемку, Артемка - на Колю.

- Я думал, опоздал, - опять сказал Артемка.

Леночка и Алеша, репетировавшие какую-то сцену, умолкли и с ролями в руках подошли ближе.

- Ничего не пойму! - вздернул Коля плечом. - С луны ты свалился, что ли?

Вдруг он заметил в руках Артемки роль. Взял ее и еще больше удивился:

- Откуда это у тебя? А Сеня где? Удивился и Артемка:

- Что такое вы говорите? Он же на дачу уехал.

- На дачу? А роль тебе передал?

- Ну да! И сказал, чтоб я скорей сюда бежал.

- Слышали? - саркастически усмехнулся Коля. - На дачу уехал наш храбрец! А роль Артемке передал. Спасибо, хоть заместителя нашел.

- И скатертью дорога! - засмеялся Алеша. - Трус несчастный! А Яшку и правда пусть Артемка играет. Это ж Яшка будет!

Коля поморщился:

- Не хотелось мне его впутывать. В случае чего, за него и заступиться некому будет. Ну, раз так случилось,

пусть играет... Только, Артемка, уговор: никому ни гугу. Это, брат, такая пьеса...

- Не сомневайся, - перешел вдруг Артемка на "ты", - не подведу.

"ФАРАОН ИДЕТ!"

Пьесу поставили не в воскресенье, как обычно, а в пятницу и пригласили только избранных. Приглашавшие предупреждали: никому ни слова.

Как всегда, перед сценой гости спорили из-за мест, смеялись, перекликались, нетерпеливо хлопали. Петя вышел из-за занавеса, чтобы попросить публику не шуметь и не привлекать шумом кого не следует. Увидев на скамьях всех обычных посетителей, он только и мог сказать:

"Ба, знакомые всё лица!" - и ушел, махнув рукой.

Но когда открылся занавес и со сцены зазвучали далеко не обычные слова, у многих гостей вытянулись физиономии и не один папаша подумал: "Как бы тут не влипнуть!" Уходили, забрав детей, во время действия. В антракте Артемка, помогавший переставлять декорацию, заглянул в дырочку занавеса и в восхищении подпрыгнул:

- Дёру дают! Вот пьеса!

- Дашь тут дёру, - мрачно отозвался Петя, - когда такие речи.

- Боишься? - откровенно спросил Артемка. Петя рассердился:

- Дурак! Я, что ли, эти речи говорю! Я заводчика играю!

Все-таки, когда начался второй акт, публики было еще много.

В первом действии Артемка не участвовал. Теперь, ожидая выхода, он немного волновался.

Почти все участники были на сцене. Там, на ступеньках террасы, одетый в пиджак, со шляпой-котелком на голове, стоял Петя и раздраженно говорил делегатам бастовавших рабочих:

- Опомнитесь! Принимайтесь за работу! Или вам не жалко своих детей?

Леночка играла роль дочери фабриканта. Она стояла за кулисами, недалеко от Артемки, и тоже ждала выхода. В белом атласном платье, со взбитой прической, с жемчужной ниткой на шее, она была так хороша, что гимназист-верзила, игравший полицейского пристава, опустился перед ней на одно колено и приложил руку к сердцу. Но Артемке она в этом богатом наряде показалась чужой, и он с неприязнью косился на ее пышный веер.

Леночка подошла ближе и что-то хотела сказать, но в это время на сцене заговорил Коля. Он играл молодого рабочего, организатора забастовки, играл с подъемом, с большой искренностью, и от его голоса, мужественного и страстного, у Артемки по спине пробежал мороз.

- Хорошо! - шепнула Леночка. Артемка от удовольствия даже зажмурился. Но тут же пренебрежительно сказал:

- А Петька трус!

- Трус! - согласилась Леночка. - Коля молодец. И Алеша тоже. Ведь если директор узнает, что они написали эту пьесу, их исключат из гимназии.

- Как это "исключат"? - не понял Артемка.

- Ну, выгонят. Не прозевайте, вам скоро выходить. Артемка прислушался.

- Сейчас, - сказал он, подавляя волнение, и озадаченно спросил: - Неужто выгонят?

Со сцены донеслась знакомая реплика. Артемка вздрогнул, порывисто вздохнул и, сделав два шага, оказался перед публикой. Волнение сразу исчезло. Осторожно, на носках, Артемка подкрался к толстому заводчику и приколол ему на спину листовку. В публике засмеялись. Артемка пригнулся и на четвереньках подполз к заводским воротам. Здесь он должен сидеть молча, а при появлении пристава криком предупредить рабочих:

"Фараон идет!" Артемка принялся ждать. Сейчас говорит Петя-заводчик. Как только он кончит, рабочие закричат: "Не желаем! Не желаем!", а Алеша, играющий рабочего-китайца, поднимет вверх желтую руку и скажет: "Мы все есть великий семья!" После этих слов и появится пристав.

Вот Петя договаривает последние слова. Вот уже кричат рабочие. Вот Алеша поднимает руку. Вот в воротах появляется фигура в белом кителе...

- "Фараон идет!" - что есть духу кричит Артемка и окаменевает от изумления: на сцену в белом кителе вошел не верзила-гимназист в гриме полицейского пристава, а носатый чиновник, которого гимназисты называли Брадотрясом.

В публике что-то грохнуло. Был ли это смех или крик, Артемка не знал, но звук вырвался сразу и сразу оборвался. Потом наступила такая тишина, что все явственно услышали, как кто-то приглушенно шепнул: "Доигрались!"

Артемка перевел глаза на гимназистов. Они стояли неподвижно, застыв в тех позах, в каких их застало появление надзирателя гимназии.

10
{"b":"44227","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Аутодафе
Приручи, если сможешь!
Ангелы спасения. Экстренная медицина
Его снежная ведьма
Алтарный маг
Оруженосец
Скажи, что ты моя
Поступай как женщина, думай как мужчина. Почему мужчины любят, но не женятся, и другие секреты сильного пола
Марс и Венера: новая любовь. Как снова обрести любовь после разрыва, развода или утраты