ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И этот иррациональный аргумент, апеллирующий к сердцу, чем опровергнешь?

Июнь 2001

В ИСКАЖЕННОЙ РЕАЛЬНОСТИ

Не секрет, что средства массовой информации (СМИ) властвуют в современном мире. С их помощью, и все чаще при их участии и даже под их руководством, многие аспекты жизни личностей и обществ превращаются в зрелища, гигантские шоу, занимающие время и внимание сотен миллионов людей во всем мире. Значимость события определяется его зрелищной ценностью, а то, что не поддается превращению в зрелище, просто перестает существовать как социальное явление. Такой подход с неизбежностью приводит к искажению реальности и к искажению восприятия реальности, то есть к такому двойному перекручиванию истинной картины, при котором теряются всякие шансы на объективный анализ ситуации и принятие ответственных взвешенных решений. Во всем так называемом "цивилизованном мире" выросли целые поколения людей, употребляющих в пищу, в основном, неусвояемую продукцию химической промышленности, носящих искрометную синтетическую одежду и оценивающих все происходящее вокруг них исключительно с точки зрения его зрелищной ценности. Понятие Public Relations - публичная экспозиция человека или явления - сделалось настолько важным занятием и ходким бизнесом, что вошло, как оно есть, без перевода, во многие современные языки, в том числе и в русский.

Беру на себя смелость утверждать, что и современные лидеры стран Запада воспринимают происходящее, формируют свою политику и принимают решения исключительно сквозь призму PR (пиара, как пишут в газетах) и по этой причине постоянно попадают пальцем в небо и совершают ошибку за ошибкой, несмотря на собственный выдающийся IQ и работающие на них институты и целые полки умных референтов. Именно этим обстоятельством объясняются знаменитые "зигзаги" бесславного Барака и все его нелепое поведение. Знающие его люди в один голос говорят о его блестящих способностях; его послужной список полон выдающихся наград и отличий, и уж, конечно, на посту премьер-министра к его услугам была вся мыслимая информация и аппарат ее переработки, а в итоге - плачевный результат, небывалый крах. И почему же? Всесильный PR продиктовал и ему свою линию: важнее казаться, чем быть; эффектные второстепенные детали важнее сущностных вещей первостепенной важности, но в скромном обличии. Отсюда, в частности, патологический интерес к опросам общественного мнения, которые, между прочим, давным-давно перестали быть барометром общественной атмосферы, превратившись в мощный инструмент придания общественным процессам угодного властям направления. Отсюда забавное преклонение перед ареднованным имеджмейкером (создателем социального образа), являющимся сегодня, фактически, правителем правителей.

Да, кривое, крученое восприятие порождает кривые фигуры со странными кривыми идеями. А когда все вокруг кривое, оно начинает восприниматься как норма. И тогда всплывают удивительные вещи.

Перед Ариэлем Шароном воспроизвели его выступление на одном из предвыборных митингов и спросили, как его слова согласуются с его прямо противоположными сегодняшними словами в качестве премьер-министра. На это Шарон, не долго думая, ответил, что, подобно тому, как его роль лидера оппозиции определяла содержание и тон предвыборной речи, в которой он патетически обвинял Барака в преступном следовании точно той политике, какой сам придерживается в настоящее время, так его роль премьер-министра обязывает его высказываться и поступать так, как он делает это сегодня.

Если мы переведем этот ответ с политического новояза на нормальный русский язык, то наш уважаемый премьер сказал примерно следующее: "Дорогой =гражданин! Знай, что у тебя нет никакого способа узнать, что я думаю по тому или иному вопросу, что предлагаю и каким образом собираюсь действовать. Мои слова и поступки определяются не требованиями реальности, истинными нуждами государства и народа, какими я их представляю, но исключительно выполняемой мною функцией. Мои слова в качестве лидера оппозиции ничего не значат и не имеют никакого смысла, ни явного, ни скрытого. Это просто безусловный рефлекс всякого настоящего оппозиционера. Но также ничего не значат и не имеют тайного смысла и мои слова и поступки в качестве премьера. Это тоже - безусловный рефлекс. Поэтому знай, дорогой гражданин, что и те, и другие слова ничего особенного не значат, не ищи в них смысла и глубины, не трать время на изучение предвыборных обещаний и партийных программ, - они точно также лишены всякого смысла. Какой парень тебе более симпатичен, за того и голосуй! Вот и все, на что годится твое свободное, демократическое волеизъявление! И, пожалуйста, экономь силы и средства и не приставай к политикам, тыча им в физиономию тем, что они говорят".

После такого смыслового перевода на ум приходят два предположения: 1) Шарон спятил, в конце напряженной жизни лишился остатков ума, дезавуировав себя в прошлом и настоящем; 2) Шарон - прожженный циник, беспринципный человек или, в переводе на современный израильский язык, "опытный политический деятель".

Оба эти предположения, как кажется, не соответствуют действительности в полном своем объеме. Шарон уже много лет живет не в настоящей, а в пиаровской вывернутой реальности. Он искренне убежден, что не солгал и не сглупил, а сказал слова мудрой истины. Так оно и должно быть и иначе быть не может! Ведь задачи захвата и удержания власти есть разные задачи! Поэтому средства должны быть различными. "А как насчет государственных интересов?" - скажете вы. "Ну, что ж, - ответит вам Шарон, - и мы, опытные политики, часто пользуемся этим словосочетанием. По этому поводу уже высказался один из наших предшественников: "Государство - это я".

Управление страной никогда не являлось легкой задачей. Это всегда уравнение с очень многими неизвестными, причем значительная часть управляющих воздействий и вовсе не зависит от воли правителей. Так что в требовании политических деятелей признать их легитимное право на ошибки есть определенная доля справедливости. Но далеко неодинаково положение различных государств, и очень разную цену имеют ошибки государственных деятелей в различных ситуациях. Сегодняшняя абсолютная гегемония в мире США и Западной Европы дает их лидерам почти неограниченное право на ошибки, которым они, надо сказать, "охотно" пользуются. Экономическая мощь Америки столь велика, что она может позволить себе аж целую вереницу ничтожных президентов и госсекретарей. Триллионом туда, триллионом сюда - в Америке их много, особо не убудет. Можно залезть в Панаму, Колумбию, Сьерра-Леоне и еще какое-нибудь Бурунди и, поджав хвост, удрать оттуда с позором, и ничего особенного не произойдет: по-прежнему, не рвутся бомбы в американских городах, по-прежнему, не гибнут мирные жители, по-прежнему, никто не угрожает самому существованию американского народа. Даже бестолковое потакание, а подчас и прямое прикармливание исламского экстремизма не наносит пока большого вреда американским интересам (после 11-го сентября такого, пожалуй, уже не скажешь! - примечание 2002 года).

Иное дело Израиль. Все 50 лет существования государства наши враги готовятся к нашему истреблению, к Великому Еврейскому Погрому, который они обещают всему миру учинить. Речь идет не о цене на топливо, не о темпах прироста национального валового дохода и не о других важных государственных интересах. Речь идет о наших жизнях и жизнях наших детей. И поэтому мы не можем себе позволить роскошь по-американски: длительное время иметь правительство пиаровских фантазеров.

Июнь 2001

НАРОД-УБИЙЦА

Война - дочка Хаоса. В бою царствует стихия, и вся военная наука есть попытка хоть в какой-то степени урезонить ее малой толикой порядка. Тот, кому это удается, побеждает. А поскольку дело обстоит подобным образом, на войне случается всякое: то, добираясь до бункера Саддама, разбомбят детское учреждение, которым сей бункер был гуманно прикрыт, то, вместо позиций вражеской сербской армии, которая на своей земле вынуждена воевать с поддерживаемыми недалеким прогрессивным человечеством подонками из Великой Албании, обстреляют ракетами стратегически важную больницу, отправив на тот свет, - несколько раньше, чем предполагалось, - сколько-то десятков пациентов, то, проводя "зачистку" чеченской деревни от бойцов Шамиля Хоттабыча, "зачищают", "по ошибке" конечно, чуть больший ее кусочек, ну, немного, на сотню, другую человек, кто ж их считает в наше лихое время! А отправившись в недавнее прошлое, можно вспомнить и Афганистан, и Вьетнам; а уж ко Второй мировой лучше и не приближаться людям с чувствительным правозащитным сердцем - не выдержат и помрут!

17
{"b":"44262","o":1}