ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Нам необходимо правительство, при котором наши соседи выучат наизусть, что за нападения на израильских солдат на нашей территории (очевидное и вопиющее нарушение суверенитета) они получат ошеломляющий удар, а за пару катюш на Кирьят Шмону ответят Бейрутом и Дамаском.

Только с таких позиций и можно вести переговоры о мире в любой точке земного шара, и Ближний Восток здесь не исключение.

Но, кроме того, чтобы на будущих выборах проголосовать за национальные силы, наш простой гражданин может сделать еще нечто вполне конкретное для укрепления нашего государства и его безопасности. Последние дни с наглядностью показали, какую опасность для еврейского государства представляет миллион арабских граждан, в массе своей солидаризирующихся с теми, кто жаждет нашей крови. Последние опросы показали, что 80% израильских арабов считают себя палестинцами и лишь 18% - израильтянами. Пятьдесят два года израильские левые пестовали идею "мирного существования двух народов на древней земле Палестины". Пятьдесят два года они уговаривали весь мир и себя прежде всего, что "наши арабы не такие". События последних дней со всей ясностью показали, что лояльность израильских арабов обеспечивалась только силой и готовностью к самопожертвованию еврейского населения. Стоило ослабнуть этим двум факторам, как от поверхностной лояльности арабов и друзов не осталось и следа.

Наш ответ, ответ простых граждан должен заключаться отнюдь не в погромах арабских кварталов или в каких бы то ни было насильственных действиях против мирного населения. Насилие породит насилие, не прибавит нам славы и не поможет решению проблемы. Но жить с ними по-прежнему, как ни в чем не бывало, мы не имеем права перед своими детьми и перед своим народом. Наши национальные интересы должны быть для нас приоритетными. Но что мы ответим своим детям на их вопрос о могущей постигнуть нас беде, если по-прежнему будем делать покупки в арабских магазинах и у арабских продавцов на рынках, если по-прежнему будем пользоваться услугами арабских врачей, адвокатов и других ремесленников, если по-прежнему будем основывать всякое строительство на дешевом арабском труде, который так часто выходит нам боком.

Бакинский еврей по фамилии Берберов прославился на весь мир тем, что в собственной городской квартире вырастил льва. Лев какое-то время вел себя вполне мирно, играл с детьми, чинно прогуливался со всей семьей. Слава Берберова росла. Появились детские книжки о нем, набор открыток, наконец, фильм "Лев идет по городу". Вы, конечно, помните, чем там в Баку дело кончилось! Лев вырос, набрался сил и... съел Берберовых.

Мораль сей истории такова: нечего винить льва, против природы не попрешь. Но не выращивайте льва в своем доме и не кормите его!

Октябрь 2000

ЗА ЧТО ЕВРЕЙСКИЙ НАРОД БУДЕТ СУДИТЬ ПЕРЕСА, БЕЙЛИНА, БАРАКА И КОМПАНИЮ...

Нет, не за Осло и не за удавку "мирного процесса". Каждый человек имеет право на собственное видение ситуации, на ошибки, на заблуждения. Весьма вероятно предположение, что эти люди, начиная (заметьте, в нарушение закона) переговоры с убийцами и разбойниками Арафата, искренне верили, что цель оправдывает средства, и мир и безопасность, которые они смогут предложить народу Израиля, с лихвой окупят все незначительные путевые издержки. Ошибки и заблуждения легитимны и далеко не всегда образуют состав преступления.

Но трескотня ангажированной израильской пропаганды вместе с треском автоматных очередей скрывали действительные преступления правящей клики, за которые им в будущем придется держать ответ. И грядущее судебное разбирательство покажет кому и какой.

Итак, в чем же состояли истинные преступления израильской элиты? Вот далеко не полный перечень их...

Изнасилование общественного мнения. Разница между предвыборными обещаниями и последующим правлением победителей - явление общедемократическое и не является характерным именно для Израиля. Но правители Израиля последних лет создали прецедент, пока не имеющий себе подобных в той части мира, где политики проходят периодический экзамен выборов: основываясь на результатах опросов общественного мнения, израильские левые идут на выборы с той программой, которую желает основная масса избирателей, но, победив, превращаются в воевод, управляющих своим краем по своему личному усмотрению, которое может не иметь ничего общего с их предвыборной платформой. А чтобы податливое общественное мнение поменьше пищало, на его обработку и запугивание бросается вся мощь дружественных правителям современных СМИ. Внимательный читатель, конечно же, помнит рабинское "Тот, кто призывает отдать Сирии Голанские высоты, пренебрегает безопасностью Израиля" и более поздние работы Э. Барака в этом новом жанре демократического тоталитаризма: "Не разделим (Иерусалима)... не уступим (Голан, долины Иордана и большей части поселений)... не впустим (палестинских беженцев)...". Этот новый и очень удобный для правителя стиль политических отношений нашел наиболее яркое выражение в словах, произнесенных нынешним премьером, когда тому ужас как надоело тявканье оппозиции: "Меня народ избрал (читай: за мужественный взгляд), и я буду делать то, что полагаю нужным (не считаясь с мнением безграмотного простонародья)!" И вот за это вопиющее и беспардонное надругательство над своим народом мы и будем судить своих горе-правителей.

Второй пункт будущего обвинительного заключения тесно связан с первым. Не один и не десять, а сотни и тысячи раз за восемь лет, прошедших с победы социалистов на выборах 1992-го года, израильтяне слышали от своих левых такую фразу: "Мы должны довести "мирный процесс" до той точки, откуда не может быть возврата к прежнему положению". Этой подлой, большевистской фразы не стеснялись, ею по недоумию гордились и всячески ее выпячивали. Но если немножко подумать, дело дрянь! Что значит "откуда нет возврата"? А если путь ошибочен? А если гибелен? А если ставит под удар безопасность Израиля? А если реальность не будет повиноваться марксистским догмам и опрокинет все расчеты мироделов? Не проявление ли это элементарной житейской мудрости в столь сложном конфликте, каким является арабо-еврейский, двигаться постепенно, с повышенной осмотрительностью, проверяя каждый шаг и его последствия?!

Нет и нет! Евсеки опираются на единственное в мире Передовое Учение, которое не может ошибаться. И потому стремительно вперед, чтобы не дать своему народу осмотреться и опомниться, чтобы заглушить голоса скептиков, не верящих в чудодейственную силу нобелевской премии, превратившей обер-убийцу Арафата в "нашего нового друга". Все эти семь лет нас постоянно оглушали болтовней о "решающем моменте, который нельзя упустить", об "окне возможностей, которые более не повторятся", о том, что "история не простит, если...", о "динамике переговорного процесса", ради которой Израиль должен был отдавать и отдавать, не получая взамен даже вымученных обещаний... Спешка была такая, что, отвечая на вопрос корреспондента, почему в договоре "Осло-2" не нашли отражения такие-то и такие-то моменты, Шимон Перес без малейшей тени юмора ответил: "Американская администрация установила дату подписания договора на лужайке Белого Дома - 17 октября. Приготовления (завхоза Белого Дома?) шли полным ходом, и обед был уже заказан (!) Поэтому мы не могли продолжить обсуждения некоторых спорных пунктов и отложили их решение на потом". (Слышал эти слова по радио своими ушами, и не в изложении, но устами товарища Переса лично сказанные.)

В победном угаре, иногда, говорятся такие вещи, которые очень бы хотелось загнать назад по прошествии самого короткого времени. Но "слово не воробей..." Вы понимаете, дорогие мои соотечественники, обед-то уже заказан, о чем же еще можно говорить! Какая безопасность, какие границы, какой Иерусалим?! Обед заказан, необходимо поспешать, а то не накормят! Что за глубина! Что за политическая мудрость!! Какая степень ответственности перед своим народом!!! И за это еврейский народ тоже будет судить своих правителей.

Поскольку, как мы уже видели раньше, большевики лучше своего народа знают, как надо, их не смущает отсутствие национального согласия по важнейшим судьбоносным вопросам. Конечно, и им следует посочувствовать: не говоря уж о Батьке, Брежнев с Андроповым и другие деятели "народных демократий" знать не знали ни о каком согласии, могли себе позволить не интересоваться каким-то там общественным мнением. Легко им было работать со своими парламентами, которые "в едином строю братских народов полностью одобряли" все, что им укажут. Не то при демократическом тоталитаризме. В Кнессете есть оппозиция, да и в своем собственном народе большинство не понимает особенностей текущего момента и следует за буржуазными националистами. Поэтому приходится опираться на братского арабского трудящегося. Но творческая социалистическая мысль и в таких трудных условиях находит выход из положения. Кроме огульной ругани и всяческого поношения, находят применение и другие способы работы с оппозицией. Один из них на израильском парламентском сленге называется "дать Мицубиши". Среди всех принципиальных и идейных членов Кнессета выбирают одного-двух самых принципиальных и самых идейных, которые уже начали надоедать своим партийным боссам и тяготить их, и переманивают их на свою стороны предложением всякого рода должностей и благ, о которых те при другой констелляции не могли и мечтать. И тогда, создав мощное парламентское большинство в один голос, сподручно решать даже насущнейшие вопросы распределения постов в директоратах правительственных компаний, не говоря уже о мелочах типа войны и мира, жизни и смерти, бытия или небытия.

4
{"b":"44262","o":1}