ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Подписав состряпанный в Осло документ, Арафат тут же объяснил растерявшейся части своих слушателей, что он брал пример с пророка Мухаммада, который заключил договор с племенем курейшитов, но разорвал его сразу же, как только военная сила ранних мусульман возросла. Такова исламская традиция. Египет и Иордания не ввязываются в войну в настоящий момент не потому, что они заключили мирный договор с Израилем и "навеки признали его право на существование", но потому, что сейчас считают для себя эту войну невыгодной и опасной. Но завтра ситуация может измениться. И тогда...

Резюме: палестинская шобла и ее атаманы не только не готовы к миру с Израилем, но и ни одной секунды не собирались всерьез к этому миру готовиться. Все их, якобы, мирные намерения есть чистейшей воды обман, который вводит в заблуждение только две категории жителей нашей планеты: пребывающих в сладких грезах израильских левых и скандинавских домохозяек, обезумевших от сытной размеренной жизни, в которой не происходит ничего драматического.

Что же нам делать? Поскольку большие дяди не дают маленькому израильскому мальчику выбросить из его собственного дома бешеную собаку, тому следует, по крайней мере, обезопасить себя, надев на нее намордник и суровый ошейник. Это вполне реально и к этому-то и следует стремиться!

Декабрь 2000

ДИСКРИМИНАЦИЯ ПО-ЕВРЕЙСКИ

В свете последних событий много говорят о дискриминации арабского населения Израиля. Об этом, конечно, говорили и раньше, особенно перед выборами; мэры арабских городов и члены Кнессета отсиживали положенный срок в различных палатках протеста, получали требуемое, не получали требуемого, затем снова отправлялись в палатки протеста, так как, по их словам, недополучили обещанного; лидеры партии МЕРЕЦ клялись покончить с дискриминацией и держали свое слово: в годы владычества Алони-Сарида в министерстве просвещения арабским товариществам (амутот), культурным обществам и спорторганизациям были переведены миллиарды (не оговорка!) шекелей, а любимое детище МЕРЕЦа - Дом арабско-еврейской дружбы в Хайфе "Бейт агефен" не знал, каким еще немыслимым образом потратить отпускаемые ему деньги. Сегодня Дом пустует: деньги потрачены, а дружбы почему-то не получилось.

И я, простой маленький гражданин, незаметный обыватель, задаю себе по этому поводу один примитивный вопрос: "Где же она, та дискриминация? Почему никто из политических деятелей с цифрами в руках не развернул ее безоглядное полотно перед моими глазами? Почему простаивают журналисты, и их многословные статьи на протяжении многих лет не содержат ничего, кроме стенаний, покаянных биений в грудь и глубокого гражданского возмущения?"

Вот я иду по городу, всюду принадлежащие арабам магазины, киоски и ресторанчики. Если вы сядете в такси, то почти наверняка увидите рядом с собой водителя-араба. Процент арабских студентов в Хайфском университете значительно превышает их долю в населении страны. В списке врачей больничной кассы не меньше трети занимают арабские фамилии. Повсюду вывески арабских адвокатских и бухгалтерских контор. Никого не преследуют за то, что он говорит на арабском языке. А после того как они под водительством МЕРЕЦа выиграли Багац - апелляцию в Верховном суде, обязывающую правительственные учреждения и компании делать все надписи и на арабском языке, - нашим еврейским националистам просто некуда от него деваться. Если кто-то заговорит на русском языке, в него, как вам известно, за это могут воткнуть нож. По-арабски говорите сколько влезет, а ножом можно даже при этом себе помогать!

Вы скажете: "Но их эксплуатируют, они работают на Абрама за гроши!" Дорогие мои читатели, половина наемных работников в Израиле работает за минимальную заработную плату! И дело не в том, что плохие дяди с бичами в руках бьют без устали по их голым натруженным спинам. Причиной тому непростое устройство маленького, но многосоставного рынка труда в нашей стране, где огромное большинство трудоспособных людей либо не имеет никакого образования и ни малейшей склонности к его получению, либо, получив образование, оказывается не в состоянии пробиться через густую толпу родственников, облепивших сладкие места, и уезжает заграницу в поисках счастья.

Вы скажете: "Но арабы не получают средств от государства на развитие инфраструктуры; состояние дорог, канализации, водоснабжения в арабском секторе крайне неудовлетворительное, расходы на образование минимальны!" Я приглашаю скептиков проехаться по населенным пунктам близкой мне Галилеи. Повсеместно идет бурное строительство, в значительной своей части, понятно, незаконное, а, следовательно, и существенно более дешевое. Я снимаю квартиру в многоквартирном доме. Из окна своей квартиры я вижу арабскую деревню, сопоставимую по размерам с нашим еврейским поселком. Вы с легкостью мне поверите (потому что и ваши глаза никогда не видели ничего иного), что все жители этой деревни живут в отдельных домах, и я очень сомневаюсь, что кто-то там у них снимает домик у дяди Ибрагима. Целые деревни и городки нелегально подключены к водо- и электросетям, и государство не получает от них за это ни гроша, но попробуй, отключи! Дороги до въезда в арабский населенный пункт такие же, как и по всей стране, а внутри, и правда, разбиты как надо. Но не потому ли это, что чужого, колхозного, им не жалко, что не хотят они эти дороги эксплуатировать и вкладывать в них получаемые от МВД и министерства строительства средства, растаскиваемые местными хамулами?! Ведь, за вычетом обласканных "своих" мест, все населенные пункты получают от министерств средства, соответствующие численности населения.

Вы скажете: "Большие деньги в развитие еврейского сектора инвестируют Сохнут и богатые заграничные евреи! Арабы же этих денег не видят". Правильно, этих денег не видят, зато видят другие деньги и по различным намекам можно догадаться, что никак не меньшие. (Кстати сказать, могучий некогда Сохнут ныне сильно скукожился. Его годовой бюджет составит в будущем 2001 году 236 млн. долларов. Если учесть, что сам Сохнут потребляет не менее 40% этой суммы, то на всякие там насущные проектики, вроде создания в Израиле сети реформистских храмов или бараковой "светской" революции, остается сущая ерунда. (Явлением в общественной жизни Израиля делают Сохнут необыкновенные блага, получаемые его руководящими работниками при выходе на пенсию.)

Посланцы различных фондов израильских арабов кружат по всему миру, собирая средства. Средства находятся в арабских странах, но все больше и больше в Европе и, особенно, в США. Арабский сектор в США быстро растет, и вместе с ним растут его финансовые возможности и политическое влияние. Как и арабские члены Кнессета, фонды израильских арабов работают в тесном контакте с ООП, Хамасом, Исламским джихадом, Хизбаллой и другими крупными поборниками мира. Время от времени в СМИ появляется (и тут же исчезает) робкая информация о том, что, например, в Умм эль Фахм фонд, созданный для развития местного просвещения, помог местному отделу "Исламского движения" закупить толику вооружения и амуниции, очевидно, для сдачи местными детишками нормативов ГТО. А другой гуманитарный фонд поддерживал семьи отважных террористов-самоубийц, погибших, подрывая вражеские автобусы или стреляя по вражеским школам. Но наши опытные газетчики уже знают: на эту тему не очень-то распишешься; бдительные поборники прав "человека" немедленно разглядят в подобного рода сообщениях лютую дискриминацию и очевидное подстрекательство к насилию. Так и существуют - бесконтрольно и безнаказанно - фонды, финансирующие разнообразные виды антиеврейской деятельности.

Может быть, дискриминация существует в политическое жизни? Давайте, сопоставим! Вы помните, как член Кнессета Авигдор Либерман в частной беседе обозвал полицию. Так еле отвертелся! (Дело сошло ему с рук при "раннем" Бараке, осмелюсь предположить, что ныне, при "зрелом" Бараке, Либерман так легко не отделался бы.) А сколько пришлось стараться члену Кнессета Мохаммаду Бараке, чтобы привлечь внимание прокуратуры! И только после того, как он призвал израильских арабов проламывать головы (лексикончик-то, заметьте) полицейским, юридический советник правительства, скрепя сердце, дал указание провести по этому факту полицейское расследование. Но Бараке не сразу поверил своему счастью, и для верности выступил еще разок в исламском университете, где призвал израильских арабов присоединиться к интифаде. И этот самый мерзавец Бараке хорошо знает, что ничего, кроме политического пропагандистского выигрыша, ему за это не будет - не осмелится элита подорвать свои позиции среди братского арабского избирателя.

7
{"b":"44262","o":1}