ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В ту же минуту прибыл посыльный из Дворца и сказал делегации, что Али-Рыбак нанес оскорбление Его Величеству в присутствии первого советника и понес за это заслуженное наказание .

- Какое наказание? - спросил представитель партизан и города Врагов.

Но посыльный из Дворца лишь извинился, сказав, что ему велели больше ничего не говорить, впрочем, если бы Его Величество не испытывал уважение к делегации, представляющей все королевство, он вообще бы не стал их предупреждать.

Делегаты сели на коней, но прежде чем они отъехали, начальник поста стражи сказал, что он хотел бы переговорить наедине с представителем партизан.

- Ходят слухи, - сказал он, - что у Али-Рыбака есть очень серьезные противники во Дворце, которые боятся, что он их выдаст: вот почему они сделали все для того, чтобы помешать ему говорить. Мне донесли, что они, якобы сказали так: "Заткнем ему рот навсегда, чтобы больше не бояться его!"

- Неужели они вырвали ему язык? - спросил партизан.

- А как еще было помешать ему говорить? Вероятно, именно это они и имели в виду.

- Негодяи.

Но начальник стражи поглядел на него с упреком, словно давая понять, что в его присутствии никто не должен выказывать свое неуважение к Его Величеству.

- Принесите мне пять тысяч золотых монет, и я берусь провести его к Его Величеству.

- Но что он может сделать, представ перед Его Величеством, если у него больше нет ни рук, ни языка? Ему остается только смотреть на него своими невинными глазами.

- Подумайте над этим. Его Величество все поймет, едва лишь взглянув на него.

- Ты веришь, что Его Величество еще жив?

- Вы ставите меня в неловкое положение своими вопросами. Подумайте хорошенько! Всего пять тысяч.

В этой ситуации представитель партизан и города Врагов принял такое немедленное решение:

- Пусть каждый из вас отправляется в свой город и расскажет на главной площади обо всем, что здесь произошло, - приказал он делегатам.

Делегаты разъехались по своим городам, они рассказали людям, что именно враги ставят преграды между Дворцом и его подданными, именно они правят королевством. Ведь Али-Рыбак хотел лишь выразить свою радость и свою покорность Его Величеству по доброте души своей. Ему же не только помешали сделать это, но и наказали самым жестоким способом: отрубили руки по локоть, лишив возможности ловить рыбу, и вырвали язык, чтобы он не рассказывал ничего из того, что ему довелось увидеть.

37.

- Али-Рыбак, ты видел короля? - спросили его в городе Врагов после того, как оказали ему первую помощь, остановив кровотечение и усмирив боль.

Он отрицательно покачал головой.

- Кто тебя наказал?

Он приподнял брови и вытянул вперед нижнюю губу.

- Первый советник?

Он кивнул утвердительно.

Пророки, мудрецы и глава города Врагов обрадовались его ответу, полагая, что сейчас он им обо всем и сообщит.

- Он враг?

Али-Рыбак ничего не ответил, но в памяти его вновь возникли трагические события этого утра.

...С его глаз сняли повязку, и он увидел своего старшего брата Джабера. Так он и предполагал в душе и потому не смог сдержать улыбки, вспомнив об их общем прошлом, о кровном родстве, о материнском молоке" которое вспоило их обоих. "Как же не улыбнуться своему родному брату?" - думал он. Он вглядывался в ничего не выражающее лицо брата, который принял его с полным безразличием. Неизвестно отчего, Али-Рыбак почувствовал себя виноватым и снова улыбнулся Дааберу. Тот и глазом не моргнул. И все же это был его старший брат, почти отец.

- Ты все охотишься за нами, сукин сын, - процедил Джабер.

- Ни за кем я не охочусь. Ты только посмотри, что сделали со мной Месауд и Саад. Я не сделал ничего плохого, только дал обет по случаю спасения Его Величества.

- А что ты пришел делать сегодня в компании этих семерых, вырядившихся, как на свадьбу?

Али-Рыбак, которого Джабер резко оборвал своим вопросом, спокойно продолжил:

- Я всего лишь жертва, поскольку ничего не ведаю об этом деле. Все города призывают меня дойти до Его Величества, чтобы выразить ему свое восхищение и преданность...

- Значит, ты признаешь, что виноват. Только мы взяли власть в свои руки, как ты явился, будто птица, предвещающая беду, подталкивая народ к бунту. Вот уже и наш город забыл о сдержанности. Импотенты снова обретают мужскую силу, а мистики хватаются за оружие. Ты в сговоре с врагами.

- Я не собирался делать вам ничего плохого. Абсолютно ничего. Вы же мои братья, и это для меня превыше всего. Зачем мне вредить вам, тем более, что я уверен, что вы раскаялись в своих преступлениях.

- Ты говоришь, как глупец и простофиля. В политике нет места чувствам. Палач! Эй, палач! Заставь-ка его замолчать навсегда и скажи, чтоб его бросили к воротам города Врагов...

..." Это бандиты, не так ли? - спросил глава города Врагов у Али-Рыбака.

- "Да, бандиты, банда преступников", - кивнул Али-Рыбак в ответ.

38.

Рано утром Али-Рыбак поднялся и поспешно направился к воротам, чтобы выйти из города Врагов, его сопровождала огромная толпа, которая все спрашивала, куда он идет, и задавала десятки и десятки вопросов, которые оставались без ответа. Он только обернулся, посмотрел на них пристально, и слезы покатились у него из глаз.

Женщины, дети, некоторые молодые люди тоже плакали. Одни оплакивали его правую руку, другие - левую, а третьи -его язык. Четвертые же плакали, видя его слезы. Они умоляли его остаться еще на день, чтобы набраться сил перед тем, как семь городов примут какое-либо решение. Но он ничего не хотел слышать.

Глава города приказал, чтобы ему дали быстроногого коня, добавив при этом:

- Прими его от нас в подарок. Он твой.

Лицо Али-Рыбака озарилось благодарностью. "Именно этого я и ждал", подумал он про себя. Потом, с помощью одного из жителей города, он сел верхом на коня и направился ко Дворцу.

- Хочешь дадим тебе четыре тысячи золотых монет? У нас они еще есть.

Али-Рыбак ничего не ответил и не стал ждать. С высоко поднятой головой, прямо держась в седле, с обрубками рук, привязанными к поводьям, он удалился на своем коне, который ступал медленно, низко опустив голову, словно разделяя заботы своего хозяина.

30
{"b":"44268","o":1}