ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Практика радости. Как управлять гневом
В центре Вселенной
Восьмой навык. От эффективности к величию
Игра на жизнь, или Попаданка вне игры
Щенок Скаут, или Мохнатый ученик
По осколкам разбитого зеркала
Счастливый мозг. Как работает мозг и откуда берется счастье
Жесткий менеджмент. Заставьте людей работать на результат
Ангел-хранитель
A
A

Половину тиража мы постановили распространять в городе. На это ответственное дело выделили лучших связных и разведчиков: Максима и Анну Воронковых, Михаила и Василису Гуринович, братьев Сенько, Михаила Иванова, Галину Киричек и Феню Серпакову.

Всего до освобождения Минска было выпущено 25 номеров нашей газеты общим тиражом 10 тысяч экземпляров. Кроме того, горком наладил печатание листовок, освещавших злободневные проблемы борьбы в тылу врага, информировавших партизан и население о важных событиях в ходе войны, и заслал в город 15 выпусков, отпечатанных массовым тиражом.

Деятельность подпольного горкома проходила в соответствии с директивами ЦК Компартии Белоруссии и под руководством Минского обкома. Спецотряд выделил горкому запасную радиостанцию и опытных радистов для связи с руководящими партийными органами.

Главное внимание было сосредоточено на создании в Минске новых патриотических групп. 26 октября 1943 года горком записал в своем постановлении: "Организовать на всех предприятиях и в учреждениях города диверсионные и повстанческие боевые группы с задачей проведения диверсий и сохранения предприятий и учреждений города при отступлении немцев. Имеющимся в городе диверсионным и повстанческим группам, наряду с проведением диверсий, уничтожением складов и техники противника, в связи с приближением фронта поставить новые задачи по вопросу захвата и сохранения техники врага, сохранения оборудования заводов, зданий предприятий и учреждений города".

Постановление было разослано во все партизанские отряды и бригады Минской зоны. Партизаны с большим воодушевлением узнали о создании подпольного горкома и стали энергично выполнять его решения. В декабре горком дал задания нескольким бригадам по усилению подпольной работы в Минске. Бригаде "Беларусь" было, например, поручено организовать на 18 промышленных объектах подпольные группы для диверсий, наблюдения за минированием зданий и предотвращения взрывов вражеских мин. А в январе горком сообщал в докладной записке Минскому подпольному обкому, что в городе организовано 79 боевых групп, в которые вошли 326 подпольщиков. Подпольная сеть горкома распространилась на заводы "Большевик", имени Ворошилова, имени Кирова, имени Мясникова, радиозавод, на железнодорожный узел, фабрики "Октябрь", имени Крупской, табачную, на ТЭЦ-1, ТЭЦ-2 и многие другие предприятия.

Кроме больших количественных изменений, в подпольной сети с появлением горкома произошли качественные сдвиги в ее действиях. Теперь члены патриотических групп должны были не только уничтожать, но и оберегать от уничтожения. Горком развернул широкую работу по разъяснению партийных указаний, по усилению контактов с подпольщиками. Каждая крупная операция теперь проводилась с санкции горкома, удары по врагу усилились, но вместе с тем выросла бдительность патриотов по отношению к замыслам оккупантов, которые повсюду на нашей территории применяли при отступлении тактику "выжженной земли". Нашей задачей было сорвать коварные планы удирающих фашистов.

Вторая боевая осень

Партизанский подарок фюреру. - Структура спецотряда. - Диверсии на аэродроме. - Подпольщики из Марьиной Горки. - Бесславная акция гитлеровцев. Великолепное настроение

В сентябре 1943 года народные мстители Белоруссии привели в исполнение справедливый приговор ближайшему сподвижнику Гитлера, кровавому палачу Вильгельму Кубе. Наши радисты перехватили 22-го числа немецкое сообщение о его смерти. Но мы не поверили: мало ли на какую провокацию способны изощренные фашистские ищейки. Из Москвы пришла радиограмма: "По сообщению лондонского радио, в Минске убит генеральный комиссар Кубе. Проверьте, соответствует ли это действительности и кто исполнитель акта".

Братья Сенько, ездившие в Кайковский лес к тайнику, который связывал нас с Мурашко, вернулись на взмыленных лошадях и привезли ту же весть. Я потребовал от разведчиков подробностей. Они сообщили, что Кубе взорван ночью в собственной постели, от него мало что осталось.

- Кто исполнители?

- Подпольщица из отряда майора Федорова (Димы). Она работала у Кубе горничной,- взахлеб рассказывал Владимир.- Пронесла сквозь охрану магнитную мину и заложила в изголовье палачу! На его место назначен генерал-лейтенант Готтберг. Он начал с того, что приказал расстрелять несколько десятков эсэсовцев из охраны генерального комиссара.

Вскоре мы узнали имя отважной патриотки - это была комсомолка Елена Мазаник. В Москву тотчас полетела радиограмма. Конных разведчиков Николая Ларченко я разослал в окрестные села и соседние отряды, чтобы оповестить всех о казни гитлеровского наместника. Торжество наше было велико. Мы по-хорошему завидовали боевым друзьям, которым удалось столь блестяще исполнить приговор белорусского народа. Бойцы, подпольщики и разведчики нашего отряда тоже искали путей к уничтожению Кубе, этим же были заняты многие другие отряды, бригады и нелегальные организации. И вот наконец общие усилия патриотов увенчались успехом. Генеральному палачу Белоруссии не помогли ни засекреченность местонахождения, ни глубокая тайна поездок, ни частая смена машин и автомобильных номеров, ни многослойная охрана, ни сложная пропускная система. Разорванного на мелкие куски, его едва собрали в серебряный гроб и отправили на самолете в Берлин. Таков был подарок фюреру от белорусских патриотов.

Несколько позднее мы узнали остальные подробности операции. Мину с часовым заводом Елене Мазаник передала руководитель одной из городских подпольных групп Мария Осипова. Под видом торговки она доставила ее в Минск в корзине с творогом и брусникой. Участие в осуществлении смелого замысла приняли партизанка бригады П. Г. Лопатина (дяди Коли) Н. В. Троян и рабочий-подпольщик Н. П. Дрозд.

За высокое мужество, проявленное в борьбе с врагом, славным советским патриоткам Е. Г. Мазаник, М. Б. Осиповои и Н. В. Троян присвоено звание Героя Советского Союза.

Сменивший Кубе группенфюрер СС генерал-лейтенант полиции фон Готтберг не отличался в лучшую сторону от своего предшественника. Это был такой же кровавый, разнузданный палач. Репрессии против мирного населения и советских патриотов стали еще более ожесточенными.

Шла вторая осень пребывания нашего отряда в тылу врага. У нас было 700 бойцов, 400 разведчиков, связных и членов подпольных диверсионных групп; 500 женщин, детей и стариков находилось в семейном лагере. Мы имели штаб из 7 человек, оперативный взвод из 20, подчинявшийся начальнику разведки Меньшикову. В его же ведении числился взвод конных разведчиков Николая Ларченко из 30 всадников. Отделение радистов располагало четырьмя рациями, в нем было 6 радистов и столько же бойцов охраны. Санитарное отделение насчитывало 12 человек, в том числе 4 врачей. В хозяйственном взводе состояло 45 бойцов и 50 - в комендантском, его обязанности заключались в охране и обеспечении продовольствием семейного лагеря. Стрелки, автоматчики и пулеметчики делились на три линейные роты трехвзводного состава, которыми командовали Усольцев, Малев и Сидоров.

Сложившаяся таким образом структура отряда позволяла нам надежно обеспечивать и успешно выполнять все многообразные боевые задачи.

В отряде насчитывалось более 100 коммунистов. Партийные организации были созданы в каждой роте, в отдельных взводах имелись партгруппы. Во вновь избранное бюро отряда вошли Михайловский, Мацкевич, Сермяжко, Гром и я. Секретарем опять выбрали Константина Сермяжко. По тому же принципу строилась комсомольская организация, ее вожаком стал радист Яновский.

Нашей главной целью по-прежнему оставался оккупированный Минск. Секретари подпольного горкома Лещеня и Машков ушли в соседние партизанские бригады, чтобы наладить координацию по руководству подпольным движением в городе и обеспечить выполнение всеми отрядами последних указаний ЦК Компартии Белоруссии.

Только я попрощался с секретарями горкома и старым партизаном Юлианом Жардецким, прикрепленным к ним в качестве проводника, как связные доставили из тайника письмо от Мурашко с просьбой о срочной встрече в Кайков-ском лесу. Я взял нескольких конных разведчиков и поехал на явку.

109
{"b":"44270","o":1}