ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Увидев его, Оперенко и Капустик покинули аэродром.

К Зое пришла Александра Никитина.

- Все в порядке? - спросила она.

- Да. Уходим спокойно, будто гуляем.

Вместе с конными разведчиками я ждал исполнителей операции в Кайковском лесу, близ тайника. Ночью они пришли, и я впервые познакомился с Василевской, Никитиной, Циркун, Оперенко, Капустиком и Фолитаром. Их сопровождал Мурашко. Разведчик Чернов приготовил для всех ужин, но никто не стал есть, все ждали взрывов. Зоя Василевская нервничала, сомневалась, все ли сделала как надо. Мужчины были сдержанны, однако тоже переживали.

В первом часу ночи до нас долетели раскаты взрыва.

- Общежитие! - воскликнула Зоя.

На следующий день мы узнали, что ее заряд убил 20 и ранил 13 фашистских летчиков.

Настала очередь склада с горючим. Мы вышли на опушку леса. В нескольких километрах от нас в черное осеннее небо взметнулся язык багрового пламени и далеко вокруг осветил местность. Раздался второй взрыв, заполыхал долгий неистовый пожар.

- А много было бензина? - спросил Чернов.

- Пять цистерн по четыре тысячи литров,- ответил Оперенко.- Одна, правда, неполная.

- Славно, славно поработали,- похвалил я подпольщиков.- Теперь ужинать ив путь. Дома отоспимся. После ужина я отозвал в сторону Мурашко.

- Вы с нами, Костя?

- Рановато, Станислав Алексеевич,- сказал он.- Слежки за -мной пока нет, поработаю еще в городе.

- Ну смотрите. Удвойте осторожность. После таких диверсий контрразведчики озвереют. А жене вашей лучше уже сейчас уйти в лагерь, вам самому будет спокойней.

- Я тоже так считаю.

- Тогда прощайтесь. До скорой встречи, Костя!

- До скорой, Станислав Алексеевич!

Попрощавшись, Мурашко и Олег ушли обратно в Минск, а все остальные двинулись в Гресский. лес.

В октябре наш лагерь принял еще одну группу подпольщиков - из города Марьина Горка, с тамошнего льнозавода. Организовались они давно, еще до прихода нашего спецотряда в тыл врага, в ноябре 1941 года.

Вначале их было пятеро: Аркадий Емельянович Суходольский, Александр Иосифович Варивончик, Виктор Васильевич Гончарик, Николай Афанасьевич Позняков и Филипп Михайлович Слабинский. Они решили вредить захватчикам всеми доступными способами и стали саботировать: уничтожали запасные части и смазочные материалы, выводили из строя оборудование, портили электромоторы и проводку, в питательную воду для котла локомобиля наливали кислоту, отчего в водогрейных трубах образовывалась течь. Топлива на заводе не хватало, и оккупанты распорядились сжигать гнилую тресту. Но подпольщики бросали в топку качественное сырье, а гнилое подавали для переработки на волокно. В результате их усилий получилось, что действующее промышленное предприятие практически почти не давало продукции.

Другой заботой подпольной группы была борьба с фашистской ложью и дезинформацией. Александр Варивончик установил контакты с работником местного радиоузла Последовичем, который помогал принимать и записывать сводки Совинформбюро. Члены группы переписывали их от руки и распространяли среди населения Марьиной Горки.

Первое время подпольщики льнозавода работали на свой страх и риск, обособленно от других патриотических организаций. Это их не удовлетворяло, и они пытались войти в связь с партизанами, но им пока никак не удавалось. Слухи о партизанских налетах росли и ширились, да пойди сыщи лесных воинов - не так-то просто.

Однако по глубинной логике жизни подпольная группа сама себе помогла. Поскольку в результате ее саботажа завод функционировал день ото дня хуже, то оккупанты убрали директора и назначили нового - М. И. Жовнерчика. Он был из местных жителей, перед войной работал в минской строительной организации, с приходом захватчиков переехал к родителям в деревню Дайнову. Став директором, хорошо относился к рабочим, оказывал помощь нуждающимся, а о фашистах отзывался отрицательно. Подпольщики учли эти обстоятельства и вызвали его на откровенный разговор, во время которого выяснилось, что Михаил Иванович не только честный советский человек, но и активный патриот, желающий одного беспощадного сопротивления иноземным пришельцам. Он стал членом группы, а вскоре и возглавил ее. Содействие подпольщикам стала оказывать и его жена Ольга Алексеевна. Друзьям по организации Жовнерчик сообщил, что у него есть связи с местными партизанами.

Круг действий группы стал шире. Она оказывала партизанскому отряду материальную помощь, вела разведку в фашистском гарнизоне и учреждениях, сообщала в лес о карательных планах немцев. На встречи с лесными бойцами Михаил Иванович сначала ходил один, потом стал брать с собой Филиппа Слабинского, Николая Познякова и других подпольщиков. Первое время группа была связана с отрядом, который возглавлял командир Красной Армии И. И. Тищенко (дядя Ваня, Бородач), а в сентябре 1942 года наладила контакты с нашим спецотрядом и отрядом имени Суворова Второй Минской бригады. Мы порекомендовали группе не ограничиваться саботажем, а энергичнее взяться за разведку и диверсии.

Под руководством наших отрядов подпольщики Марьиной Горки стали вести более глубокую разведку, следить за дислокацией гарнизонов противника в своем городе и райцентре Пуховичах, за передвижением эшелонов, за местным аэродромом. Выполнению разведывательных заданий способствовало то, что вырабатываемая на льнозаводе электроэнергия подавалась в воинские части Марьиной Горки и на станцию Пуховичи. Под видом осмотра и ремонта электролиний и проводки члены группы могли бывать не только на территории частей, но и в помещениях и собирать там ценные сведения, которые затем со связными или через тайники передавались в отряды.

Группа Жовнерчика оказывала помощь подрывникам, выходившим на железную дорогу пускать под откос поезда. Подпольщики Позняков и Варивончик на станции Пуховичи минировали воинские составы. Аркадий Суходольский, Филипп Слабинский и другие товарищи взорвали мост через реку Цитовку, подожгли льнозавод, осуществили еще ряд диверсий. Виктор Гончарик, кроме участия в разведывательно-диверсионной деятельности, собирал и передавал партизанам оружие, боеприпасы. Михаил Жовнерчик, помимо руководства группой, снабжал отряды медикаментами, радиодеталями, солью. Все подпольщики доставляли в Марьину Горку и распространяли партизанские листовки, газеты, плакаты.

Нелегальная работа продолжалась до октября 1943 года, когда были внезапно арестованы Жовнерчик и Суходольский. Оставшиеся на свободе решили уйти в лес во избежание провала. Арестованным товарищам удалось бежать из-под стражи, и все члены группы пришли в наш лагерь, за исключением Познякова, примкнувшего к отряду имени Суворова, которым командовал Пивоваров. В боевых рядах лесных воинов вчерашние подпольщики продолжали храбро сражаться против оккупантов.

26-ю годовщину Великого Октября подпольный горком и спецотряд встречали боевыми успехами.

Лещеня и Машков побывали в нескольких партизанских бригадах, познакомились с их работой, дали указание координировать с горкомом все действия, особенно подпольных групп в Минске. Много внимания секретари уделили усилению агитации и пропаганды, порекомендовали значительно увеличить выпуск газет, листовок, воззваний, шире распространять их среди населения.

Командиров подпольных групп Мурашко и Краснитского, инструктора горкома Осадчего мы направили в Минск с заданием установить связи с подпольщиками других отрядов и создать новые группы. Они выполнили поручение и на заседании городского комитета доложили, что в числе вновь созданных нелегальных организаций появилась группа на дрожжевом заводе во главе с техноруком Борисом Чирко, на Второй минской электростанции рабочий-подпольщик Иосиф Буцевич вывел из строя 2 котла, железнодорожник Гературан взорвал 10 вагонов с боеприпасами, Олег Фолитар и Игнат Чирко заминировали 5 цистерн с горючим, братья Сенько при участии Фролова продолжают убивать немецких офицеров, Ульяна Козлова готовит взрыв в эсэсовской столовой.

111
{"b":"44270","o":1}