ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Замечательные вопросы, — звучный, резонирующий баритон Оглсби зазвучал прежде, чем Рено успел открыть рот. — Если позволите, я начну со второго.

Он одарил директора КМААФИ извиняющейся улыбкой, и, совершенно игнорируя гнев Рено на непрошеное вмешательство, еще более лучезарно улыбнулся Хауэллу.

— Как обыватель и полнейший невежда в области гиперпространственной физики я, разумеется, не в состоянии предложить вам компетентный ответ на первый вопрос, а вот по поводу второго могу с уверенностью сказать, что нынешний успех стал возможным благодаря счастливому стечению обстоятельств и, в равной степени, прозорливости. Хотя скользкие вопросы, препятствующие подписанию окончательного мирного договора, все еще остаются неурегулированными, обе стороны убеждены в том, что мирные переговоры, пусть затяжные и сложные, лучше непрекращающегося кровопролития. Но главное — наше правительство получило возможность заняться и другими неотложными проблемами. Заметьте, никто не вправе предъявлять обвинение предыдущим правительствам в чрезмерной увлеченности вопросами межзвездной безопасности и военным бюджетом. И, разумеется, пока мирный договор не подписан официально, нынешнее правительство также выдвигает в качестве основных приоритетов безопасность Звездного Королевства. Но современные политические реалии таковы, что мы получили возможность очнуться от кошмара войны и обратить свои мысли не только на поиски лучших способов убийства своих собратьев. Нынешнее правительство, полностью сознавая необходимость поддерживать стремление к мирному сосуществованию не только на международной арене, но и во внутренней политике, выступило в лице, в первую очередь, премьер-министра и министра финансов с целым пакетом инициатив, получивших название «Строим Мир». Этот пакет включал в себя программы восстановления наиболее пострадавших от войны систем, — например Василиска, — или секторов экономики, а также меры по обеспечению притока сокращаемого военного персонала в гражданские отрасли. Но создание Королевского Мантикорского Агентства астрофизических исследований во главе с адмиралом Рено занимало в этих планах особое место. Правительство сочло возможным и необходимым произвести по-настоящему долгосрочные инвестиции, инвестиции в будущее Звездного Королевства. Такой подход, по замыслу руководства, должен был способствовать наиболее полному раскрытию интеллектуального и творческого потенциала граждан, уставших от жертв и насилия растянувшейся на десятилетия войны. И я, как и все, связанные с работой правительства в целом и Агентства в частности, могу лишь искренне порадоваться тому, что эти усилия увенчались столь неожиданно стремительным успехом.

Глядя на сияющую перед голографическими камерами физиономию Оглсби, Рено мрачно напомнил себе, что, удушив одного самодовольного болтуна на глазах у стольких свидетелей, поступит несколько опрометчиво. В конце концов, вреда от этого болвана куда меньше, чем от Макрис. На миг адмирал подумал, не попросить ли ему Оглсби просветить репортеров относительно некоторых… нестыковок, выявленных сотрудниками Рено в одобренных Макрис формулировках бюджета Агентства, но, поразмыслив, воздержался. Вместо этого он дождался, когда Оглсби сойдет с подиума, и, глядя на Хауэлла, заговорил, полностью игнорируя пресс-секретаря премьер-министра:

— Поскольку сэр Кларенс дал столь… исчерпывающий ответ на второй из заданных вами вопросов, мистер Хауэлл, я ограничусь первым. Основная причина заключалась в том, что в большинстве общепринятых моделей нашей туннельной Сети содержалась погрешность, впервые выявленная возглавляемой доктором Каром группой сотрудников университета Валасакиса около шести стандартных лет назад. Собственно говоря, эта работа и стала основной причиной, по которой именно доктору Кару доверили научное руководство проектом. Замечу, что обнаруженная им погрешность не носила фундаментального характера, однако её было достаточно, чтобы перечеркнуть все наши прогнозы относительно вероятного местонахождения нового терминала. Узел Мантикорской туннельной Сети представляет собой сферический регион пространства диаметром примерно в одну световую секунду, что дает объем примерно в четырнадцать квадрильонов кубических километров, а каждый из терминалов Сети представляет собой сферу значительно меньшую, около трех тысяч километров в диаметре. Из чего следует, что объем терминала составляет менее одной семисотмиллионной процента полного объема узла. Таким образом, очевидно, что даже крохотная погрешность в построении математической модели оказывает огромное воздействие на конечный результат. Кроме того, «след» данного терминала очень слаб по сравнению со «следами» ранее обнаруженных терминалов. В теории мы допускали такую возможность, однако обнаружение столь слабого «следа» на практике требовало совершенствования компьютерного обеспечения и чувствительности аппаратуры.

Адмирал пожал плечами.

— По сравнению с трудностями, с которыми мы столкнулись при поисках данного терминала, пресловутый поиск иголки в стоге сена не составил бы проблемы. Справедливость вынуждает меня признать, что даже при той поддержке, которую получило Агентство со стороны государства, обнаружить терминал так быстро нам удалось во многом лишь благодаря старой доброй удаче. Вы удовлетворены моим ответом, мистер Хауэлл?

Репортер кивнул и сел, а Рено повернулся к следующему, выделенному голографическим значком.

* * *

— На мой взгляд, Кларенс справился совсем неплохо, — заметил барон Высокого Хребта, поднимая чашку.

Он взял с собой в официальную резиденцию премьер-министра собственного дворецкого, и сейчас этот превосходно вымуштрованный слуга, отреагировав на безмолвную команду, мгновенно наполнил чашку из кофейника. Высокий Хребет с удовольствием пригубил ароматный напиток. Разумеется, поблагодарить слугу или хотя бы обратить внимание на его присутствие он даже не подумал.

— Пожалуй, — согласилась Элен Декруа.

Она тоже сделала глоток кофе, промокнула губы старомодной льняной салфеткой и едва заметно поморщилась.

— Конечно, Кларенс сделал все возможное, чтобы воздать должное кому следует. Особенно мне понравилось, как ловко он ввернул в ответ наш лозунг «Строим Мир». Но этот Кар, и особенно Рено!.. — Декруа закатила глаза. — Смертельно тоскливая парочка!

— Элен, трудно ожидать проявлений политического чутья от ученых и военных бюрократов, — мягко укорил её Высокий Хребет.

— Трудно, — согласилась она. — Но я наблюдала за Рено, очень пристально наблюдала. Так вот: ему абсолютно наплевать на то, что Кларенс «украл у него славу», и это было видно. Боюсь, у нас с ним еще возникнут проблемы.

— Какие проблемы? — Высокий Хребет нахмурился.

— Майкл, зачем прикидываться? Он директор КМААФИ, и я, хоть и недолюбливаю его, не могу не признать, что мозги у него работают прекрасно. И с арифметикой, без всяких сомнений, он уж как-нибудь сладит. И даже Мелина не в силах изменить тот факт, что Рено имеет полный доступ к собственным бухгалтерским книгам.

Высокий Хребет поставил чашку и оглянулся через плечо на дворецкого. У Декруа была опасная привычка игнорировать присутствие слуг. Премьер-министр реагировал на это особенно остро, поскольку ему и самому постоянно приходилось бороться с похожей привычкой, но у него перед глазами прошло слишком много печальных примеров. Неблагодарные и обидчивые слуги могут причинить своим хозяевам уйму неприятностей, если эти хозяева распускают язык без оглядки. Этот урок он помнил твердо и, хотя дворецкий служил ему уже почти тридцать стандартных лет, рисковать не желал.

— Ты свободен, Говард, — сказал он слуге. — Оставь нам кофейник. Когда мы закончим, я позвоню.

— Слушаюсь, милорд, — тихо проговорил Говард и мгновенно исчез.

— Итак, Элен, — сказал Высокий Хребет, внимательно глядя на собеседницу, — на что ты, собственно, намекаешь?

— На то, что он имеет доступ к финансовой документации. Я признаю, что Мелина справилась с денежными делами даже лучше, чем я ожидала, но она просто не имеет права отказать человеку, юридически являющемуся её начальником, в ознакомлении со счетами собственного Агентства. А Рено, хоть и носит звание адмирала, сделал карьеру в Астроконтроле и обладает огромным опытом общения с бюрократией. Он может быть и не профессиональный бухгалтер, но я сильно сомневаюсь, что он не сумеет разобраться в… маленьких хитростях Мелины. А поскольку Рено относится к Кларенсу, а стало быть и к нам, с очевидной неприязнью, у него появляется шанс ощутить себя рыцарем на белом коне. Не исключено, что чуткая совесть побудит его раструбить про наши дела всему белому свету.

102
{"b":"44280","o":1}